«Вид Тифлиса» или история одной картины

0
305
Картина «Вид Тифлиса». Автор Никанор Чернецов
Картина «Вид Тифлиса» Никанора Чернецова

Картина «Вид Тифлиса» Никанора Чернецова представленная в одном из залов экспозиции «Владельцы Гомельского имения Румянцевы и Паскевичи» изображает панораму города Тбилиси, раскинувшегося у подножия горы святого Давида. Художник со скрупулезной точностью воспроизводит архитектуру городских зданий, окружающую природу, фигуры погонщиков верблюдов на берегу Куры. Ему удалось передать и наполненный зноем воздух и переваливающиеся через огромные камни воды Куры. Талант и мастерство автора бесспорны. Не случайно его называют одним из лучших русских пейзажистов I половины XIX века. Кто же он Никанор Чернецов, и как его работа оказалась в собрании «Гомельского дворцово-паркового ансамбля»?

Небольшой городок Лух, что находится на территории Ивановской области, а ранее входивший в состав Костромской губернии, относится к тем местам, которые называют «русской глубинкой». Более 200 лет тому назад, а точнее в 1805 г. здесь в небогатой семье иконописца родился третий сын, которого назвали Никанором. Первые уроки грамоты и рисования он получил от старшего брата Евграфа. А дорога в «большой мир» была проторена братом Григорием, который в 1819 г. семнадцатилетним юношей отправился в Петербург поступать в Академию художеств. Северная столица встретила Григория достаточно прохладно. На первых порах пришлось влачить полуголодное существование, посещая занятия живописи в Академии художеств на правах вольного слушателя. Природный талант и трудолюбие позволили ему побороть жизненные невзгоды, и в 1822 г. за свои рисунки он получил малую серебряную медаль и стал полноправным студентом, покровительство над которым приняло созданное в 1820 г. Общество поощрения художеств. Через год к нему присоединился Никанор, также ставший стипендиатом Общества. Оба брата в 1827 г. окончили Академию с малыми золотыми медалями, а в 1829 г. Никанор отправляется в длительное путешествие по югу России, которое начинается с Кавказа.

Он проехал все побережье Черного моря, от Поти до Анапы, жил в Тбилиси, побывал на границе с Турцией, живо интересуясь при этом природой, архитектурой, нравами и обычаями местного населения. Результатом путешествия стало несколько сот рисунков, легших в основу живописных полотен: «Вид Суринамской крепости в Грузии», несколько вариантов «Дарьяльского ущелья», один из которых был подарен автором А.С. Пушкину и украшал кабинет поэта в Петербурге, «Крепость Гагры в Абхазии», «Развалины церкви в Кутаиси», пейзажи, посвященные Тбилиси. За один из них, созданный автором в 1832 г. и хранящийся в фондах Русского музея Никанор Чернецов получил звание академика.

К кавказской серии относится и «Вид Тифлиса» из Гомельского дворца. Судьба этой картины необычна и символична. В 1969 г. она была приобретена музеем у гомельчанина, который обнаружил ее на чердаке своего дома. Под слоем пыли узнавалась рука настоящего мастера, однако у сотрудников музея не было уверенности в том, что она принадлежит кисти известного живописца. Предстояла большая работа по реставрации и установлению авторства, в чем помогали специалисты из Минска и Петербурга.

В 2003 г. накануне открытия экспозиции было установлено еще одно обстоятельство. Эта картина в свое время украшала одну из комнат в гомельском дворце. В Национальном историческом архиве Беларуси хранится документ, свидетельствующий о том, что в 1837 г. по желанию владельца Гомельского имения князя И.Ф. Паскевича из Тбилиси в Гомель был привезен ряд живописных работ. Большинство из них — копии известных произведений Рафаэля, Леонардо да Винчи, Клода Лоррена и других именитых художников, выполненные Сажиным, Львовым, Шелутковым. В этом списке значится также: «Вид Тифлиса», оригинал Чернецова». Когда и при каких обстоятельствах картина попала в собрание Ивана Федоровича доподлинно не известно. Возможно, что работа была приобретена фельдмаршалом у автора, или преподнесена ему в качестве подарка заинтересованным лицом, а может быть и самим Никанором Чернецовым. Ведь во время его путешествия по Кавказу И.Ф. Паскевич исполнял обязанности наместника императора и главнокомандующего русскими войсками на Кавказе.

В 1829 г. завершилась русско-турецкая война. По условиям Адрианопольского мира, подписанного в сентябре, России отходили острова в дельте Дуная, Черноморское побережье Кавказа, от Анапы до Поти, часть армянских территорий Турции, открывались Черноморские проливы для коммерческой навигации. Не последнюю роль в победе над турками сыграли успешные действия русских войск на Кавказе, которые возглавлял И.Ф. Паскевич. Под его руководством были взяты важные населенные пункты Карс, Поти, Ахалкалаки, Ахалцих, что подготовило овладение главным оплотом турок крепостью Эрзерум, которая покорилась И.Ф. Паскевичу практически без боя.

А начало военных событий русско-турецкой войны связано с Тифлисом. Весной 1828 г. здесь располагался штаб И.Ф. Паскевича, отсюда он готовил поход на крепость Карс. Известно, что турецкий сераскир (главнокомандующий турецкими войсками) был обеспокоен тем, что русские, начав военные действия на Дунае, медлят с началом военной кампании на Кавказе. Для прояснения обстановки к И.Ф. Паскевичу турки заслали под видом посланника сановника, который должен был выведать обстановку. Иван Федорович дал разрешение на проход через границу турецкого посланника, но направил через те места, где было сконцентрировано наибольшее число наших войск. А для большего впечатления граф Эриванский на его глазах совершил маневр и взял штурмом древнюю Тифлисскую цитадель, лежащую почти на неприступной скале. Изумленный быстротой наших войск, посланник невольно выразился: «Так они возьмут и Карскую крепость!».

После успешного завершения русско-турецкой войны И.Ф. Паскевич в июне 1831 г. получает от императора новое назначение и отправляется в Варшаву. И хотя картина Никанора Чернецова изображает мирный пейзаж, для И.Ф. Паскевича она была напоминанием о тех военных страницах его биографии, которые принесли славу русскому оружию.

А для нас история одной картины стала еще и фрагментом мозаики, из которой складывается история нашего дворца и музея. Нам не известно, при каких обстоятельствах она покинула стены дворца: во время революционных событий 1917 г. или военного лихолетья 1941-45 гг. Отрадно думать, что она возвратилась, и хочется надеяться, что список этот будет пополняться.

Автор: Анна Кузьмич