Участие военнопленных в послевоенном строительстве Гомеля

0
793
Участие военнопленных в послевоенном строительстве Гомеля
Снимок носит иллюстрационный характер

О пленных, которые остались после окончания Великой Отечественной войны в разных городах Советского Союза, продолжительное время гово­рить было не принято. Все знали, что они были, что они даже принимали участие в советских стройках, в т. ч. строили здания и сооружения в нашем городе, но поднимать тему пленных считалось моветоном. Это очень непро­стая тема, сложно представить духовную силу наших сограждан, степень их понимания, объем благородства и милосердия, которые после такой разру­шительной войны, погубившей столько родного и близкого, каждый день видели работающих на улицах своих городов тех, кто совсем недавно уни­чтожал их родных. Но это остается неопровержимым фактом истории — пленные внесли свой вклад в восстановление обликов наших городов. Толь­ко насколько этот вклад был значимым? Строительная деятельность плен­ных со временем стала восприниматься более масштабно, чем на самом де­ле. Чуть ли не все многоквартирные жилые дома, малоэтажные постройки, возведенные в нашем городе впервые годы после войны, стали называться в народе «немецкими».

Плен, без сомнения, — далеко не самая приятная вещь, но относительно содержания немецких военнопленных до сих пор существует мнение, что в те годы их условия жизни были даже чересчур мягкими. Несмотря на то, что Женевскую конвенцию по обращению с военнопленными 1864 года Сталин не признал, в СССР существовал приказ сохранять жизни немецких солдат. Не подлежит сомнению тот факт, что с ними обращались гораздо более гуманно, чем с советскими людьми, попавшими в Германию. Мы не будем особо заострять внимание на жизни немецких пленных — жили, пита­лись (в то время как страна голодала), даже получали за свою работу деньги и многие благополучно вернулись домой.

За 27 месяцев своего присутствия захватчики разрушили, взорвали и со­жгли все промышленные, коммунальные, бытовые предприятия, сооруже­ния (водонапорные башни, железнодорожные и шоссейные мосты, линии электропередач), практически на половину был уничтожен жилой фонд г. Гомеля [1, л. 144]. После освобождения Гомеля 26 ноября 1943 года город представлял собой сплошные руины. На крупнейших магистралях города, которыми являлись улицы Советская, Кирова и проспект Ленина, уцелело всего несколько строений. В результате бомбежек и пожаров уже к 19 августа 1941 года в центре Гомеля практически не осталось неповрежденных капи­тальных зданий. Кварталы деревянных жилых домов вокруг Конного рынка (сегодня — рынок «Центральный») сгорели полностью.

Восстановление жилья являлось главной задачей городских властей с пер­вых дней освобождения. Весь основной груз по восстановлению города лёг на плечи гомельчан, но были привлечены и немецкие военнопленные, из кото­рых отбирались те, кто до войны имел профессии столяров, плотников, шту­катуров, маляров, сантехников, электриков, каменщиков. Многие дома по проспекту Ленина были возведены при помощи немецких и венгерских воен­нопленных. Работа на строительстве предполагала значительное облегчение режима содержания военнопленных, выдачу денежного содержания и воз­можность для немцев подкормиться, поэтому многие военнопленные сразу стали говорить, что они или каменщики, или штукатуры, или кровельщики, и т. д., хотя большинство из них до войны ни разу не работало по таким про­фессиям. К восстановительным работам в Гомеле было привлечено 700 немец­ких и венгерских военнопленных [2, л. 9]. По отношению к гражданским рабо­чим и военным строителям доля участия военнопленных в нашем городе была невелика. Капитальные жилые дома, строившиеся в 1940-50-е гг. и по сей день считающиеся элитными, возводились, как правило, силами отобран­ных советских рабочих, чья квалификация не вызывала сомнений. Подне­вольный же труд военнопленных использовался для возведения массового дешёвого жилья и для расчистки завалов. В первую очередь необходимы были просто рабочие руки для разбора общих завалов, обрушенной армату­ры, разрушенных стен служебных зданий и производственных цехов.

Вся послевоенная жилая застройка велась по типовым проектам, состав­ленным советскими архитекторами. Немцы привлекались только как рабо­чая сила. Проектирование планировки города Гомеля разрабатывалось в Москве профессором Лангбардом, однако осталось незавершенным (т. е. в схемах). В связи с этим восстановительные работы велись по старым схе­мам и планам. Имеющимися силами разбивка улиц проводилась вначале только в центре города, где решено было строить двухэтажные дома.

Объективно оценивая пребывание немецких военнопленных и интерни­рованных на территории Беларуси, надо признать, что ими было сделано немало по восстановлению народного хозяйства республики. И в Гомеле с их участием восстановлены многие здания, но в этом, видимо, было хоть какое-то искупление за те жертвы и разрушения, которые понес наш народ во время войны.

Мы обязаны знать историю нашего города, это касается и участия воен­нопленных в восстановлении зданий и сооружений, но мы не должны при­нижать роль наших предков, внесших главный и решающий вклад в строи­тельство нашего любимого города.

Список литературы

  1. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Ф. 1174. — Оп. 5. — Д. 27.
  2. ГАГО. — Ф. 296. — Оп. 1. — Д. 465.
  3. Шарков, А. В. Участие военнопленных и интернированных в послевоенном восстановлении Минска / А. В. Шарков // Мінск і мінчане: дзесяць стагоддзяў гісторыі: (да 940-годдзя горада): матэрыялы Міжнарод. навук.-практ. канф., Мінск, 7-9 верасня 2007 г. / рэдкалегія: А. А. Каваленя (адказны рэдактар) [і інш.]. — Мінск, 2008. — С. 343-347.

Авторы: М.В. Беспалова, В.Н. Коваленко
Источник: Векапомныя дні вызвалення: материалы Респ. науч.-практ. конф., посвященной 75-летию осовобождения Беларуси от немецко-фа­шистских захватчиков (Гомель, 2 мая 2019 г.) / под общ. ред. Е. Г. Кири­ченко; М-во трансп. и коммуникаций Респ. Беларусь, Белорус, гос. ун-т трансп. — Гомель: БелГУТ, 2019. С. 98-100.