У истоков православия на землях гомельского Поднепровья

0
118
у истоков православия на землях гомельского Поднепровья

Долгое время изучение процессов ранней христианизации Гомель­ского Поднепровья было ограничено недостатком источников, а по сути — их отсутствием. В последние десятилетия здесь проведены широкие раскопки основных категорий средневековых памятников (остатков го­родов, феодальных замков, сел, могильников), которые позволяют по-новому взглянуть на проблему первых успехов церкви в рассматривае­мом регионе. Белорусские археологи (Э.М. Загорульский, О.Н. Левко, П.Ф. Лысенко, Г.В. Штыхов, А.А. Башков, Л.В. Дучиц, Э. М.Зайковский, Н.И. Бруевич и др.) активно исследуют вопросы, связанные с ду­ховной жизнью средневековья. На протяжении многих лет материалы для исследования данной проблемы открывает археологическая экспе­диция ГГУ им. Ф. Скорины, работающая под руководством автора статьи (раскопки средневековых памятников в Гомеле, Нисимковичах Чечерского, Шарпиловке Гомельского, Абакумах и Мохове Лоевского р-нов и др.).

Распространение христианства на Руси было связано с запросами феодализируюшейся верхушки, ее окружения и благосклонным отно­шением к новой вере части горожан. Первые христиане на Руси появи­лись в 9 в., а для периода 945-988 гг. существование здесь христиан­ской общины очевидно. Факт принятия Ольгой греческой веры прямо указывает, что часть населения Руси исповедовала христианство до Владимирова крещения.

О первых успехах христианства в Гомельском Поднепровье можно судить по материалам памятников конца 10-11 вв. Важным источни­ком для изучения духовной культуры выступают материалы средневе­ковых погребений, преимущественно крестьянских (работы Б.А. Ры­бакова, П.Ф. Лысенко, В.В. Богомольникова и др.). В конце 10-12 вв. постепенно изживаются (хотя и не полностью) языческие черты обуст­ройства могил и околомогильного пространства. Сожжение сменяется положением, появляются ямные погребения, абсолютное большинство покойных направляют в мир иной в каноническом положении (головой на запад и со сложенными руками), постепенно население отказывает­ся от высоких курганов, сопровождающий умерших набор вещей ску­деет и пр. Важно отметить, что при покойных и на сельских поселени­ях появляются предметы христианского благочестия. Вместе с отмира­нием курганного обряда сельским населением были оставлены языче­ские святилища (в Гомельском Поднепровье наиболее известные — Золотомино, Столбун, Чечмерня).

Переход к новым воззрениям (в первую очередь, в крестьянской среде) был исторически продолжительным. Отчетливые «очаговые» проявления языческих традиций прослеживаются даже в могилах 12-13 вв. В некоторых местах подкурганный обряд доживает до конца 12 — начала 13 вв. Пример тому — крестьянские могильники Абакумы и Шарпиловка в устье Сожа, затерявшиеся в лесных урочищах. Возле захоронений здесь прослежены отчетливые следы старых огненных культов (остатки ритуальных кострищ, сгоревших деревянных конст­рукций в виде оград срубной и столбовой конструкций, перевернутые вверх дном и преднамеренно разбитые глиняные сосуды). Интересно, что посуда изобилует клеймами с явно дохристианской или христианско-языческой символикой: вписанными окружностями (в т. ч. с «точ­кой» по центру), свастиками, спиралями, крестами в квадратах и ок­ружностях и пр. В Шарпиловке встречено необычное «скорченное» погребение, вероятно, связанное с культом колдунов.

Духовная культура восточнославянского города предстает особым явлением. Она напрямую связана с культурой села и в то же время отли­чается от нее. Особенность города — многослойность культуры, соответст­вовавшая уровню постоянно возрастающего имущественного и общест­венного разделения. Раскопки городов и феодальных замков Гомельского Поднепровья в последние десятилетия дали немало источников для ис­следования проблемы христианизации горожан и близкого окружения феодалов. В культурных слоях 11-12 вв. отмечается появление нательных крестов, а также нагрудных иконок.

Нательный крест выступает важнейшим символом личного хри­стианского благочестия. Почти все находки ранних крестов (и кресто­видных подвесок) в Гомельском Поднепровье датируются концом 10-12 вв., что совпадает со временем начала массовой христианизации Руси и начала серьезных «культурных деформаций». Нередко кресты и, особенно, крестовидные подвески обнаруживаются в курганах. Один из самых ранних крестиков (начало 11 в.) — изделие с «грубым» изо­бражением Христа — найден университетской экспедицией в женской ингумации Моховского могильника. В Гомеле, Чечерске, Вищине и на иных памятниках рассматриваемого региона неоднократно выявлялись нательные кресты из металла, камня и кости, которые обнаруживают аналогии по всей территории Руси и, отчасти, за ее пределами. Большая часть тельников имеет византийские прототипы, но некоторые их ран­ние образцы могли прийти на земли Беларуси с севера вместе с про­никновением сюда христианизированного населения, в т. ч. сканди­навского происхождения.

Весьма интересна и вторая группа предметов христианского благо­честия — металлические кресты-складни (энколпионы, мощевики). Складни с момента своего распространения в Гомельском Поднепровье (находок, датированных ранее 11 в., нет), вероятно, являлись спутни­ком духовенства и паломников. Первые их образцы вели происхожде­ние из Византии и стран, где утвердилось греко-византийское христи­анство. Складни распространялись как в городах, так и в сельской местности (в крестьянской среде они, правда, встречаются нечасто). К числу ранних энколпионов (11-12 вв.) относятся складни, обнару­женные В.В. Богомольниковым в сельских могильниках Денисковичи и Курганье под Жлобином. Такого рода находки на обычных кладби­щах земледельцев и скотоводов могут свидетельствовать о пребывании семей священников в глубинных языческих (еще христианизируемых) районах, где проповедники исполняли свои миссионерские функции. Исследованиями автора складень обнаружен на селище у д. Новоселки Ветковского р-на. В 2009 г. членом студенческого общества ТАмГА, действующего при историческом факультете ГГУ им. Ф. Скорины, А.А. Гусевым был открыт для исследователей крест-энколпион 12-13 вв. Он случайно найден крестьянами в окрестностях д. Борщёвка Речицкого р-на и относится к достаточно редкой разновидности изделий такого рода.

В Гомеле при раскопках и сборах найдено несколько древнерус­ских энколпионов. Один из них может являться неудачной отливкой местной ювелирно-литейной мастерской первой половины 13 вв. В этом же комплексе присутствовал престижный наконечник ножен меча с отчетливыми признаками литейного брака (по техническим и эстетическим соображениям он в таком исполнении не мог одеваться на ножны). Значит, в древнерусском Гомеле могло быть налажено производство предметов культа, что было вызвано запросами расту­щих христианских общин.

В Речицком краеведческом музее хранится круглая иконка 12-13 вв., случайно найденная или в городе, или в окрестностях. На ней изобра­жен Св. Феодор. На детинце Чечерска открыта бронзовая иконка того же времени. С одной ее стороны — изображение Богородицы-Знамение, на оборотной — клубок змей. Такие предметы, имеющие на Руси византийское происхождение, вошли в научную литературу как «змеевики».

В изучаемом регионе выявлен типичный для монументального строи­тельства 11-13 вв. материал — плинфа. Он указывает на наличие каменного храмового зодчества в Гомеле (надо полагать, что следы ранних церквей будут выявляться и в иных местах) и на производство плинфы в мастер­ских Моховского поселения. В слоях 12-13 вв. ряда памятников открыты остатки церковной утвари. Так, из Гомеля происходят обломки коло­колов, части церковных лампадок-хоросов. В Збаровском замке под Рогачёвом найдены остатки уникального блюда западноевропейской ра­боты, предназначенного для использования в церковной службе.

На Гомельском детинце в слое 12-13 вв. выявлен развал крупного бронзового сосуда, который является остатками водолея — редкого предмета церковной утвари. Фрагменты изделия оплавлены и смяты при сильном пожаре. Общая масса остатков — более 2 кг. Бронзовые водолеи — произведения западноевропейских мастеров, распространен­ные в 12-14 веках. Только изредка они попадали на Русь. Гомельский водолей представлял собой изображение конного рыцаря. Место его изготовления, скорее всего, Германия или Венгрия.

Вместе с тем, некоторые археологические материалы указывают на длительное сохранение пережитков язычества и в среде горожан. Показательными являются находки амулетов в виде сверленых клы­ков, подвесок с солярной символикой, оберегов-топориков, глиняных яиц-писанок и др. В домах гомельчан 13 в. прослеживаются отчетли­вые следы очень ранних «охранительных» обрядов с использованием замков, заложенных под основания фундаментов и дверей, и древних шлифованных каменных орудий (символов Перуна-громовержца).

Православие привнесло новые религиозные и морально-философские ценности, передовую для своего времени культуру и письменность. Археологических находок, связанных с распространением духовной культуры и «книжности» мало, но они более чем показательны. Со­кращенные греческие и кириллические надписи находим на свинцовых актовых печатях-буллах. Они принадлежат киевским, черниговским и смоленским князьям 11-12 вв. (Гомель, Вищин, Рогачев, д. Золотуха Калинковичского р-на). Та же картина наблюдается на крестах тель­ных и энколпионах, нагрудных иконках. Латинская надпись имеется на блюде из Збарова. Важно отметить, что грамотность вошла в жизнь самых широких слоев населения, в первую очередь, жителей городов и замков. Это находится в полном соответствии с материалами Новгорода Великого, где берестяные грамоты впервые показали науке образованность горожан разных сословий. Очень важны находки металлических инструментов для письма по бересте и церам — стилей (писал). Они найдены в Гомеле, Рогачеве и Вищинском замке. Из Ви­щина происходит уникальное пряслице из розового овручского сланца с буквами кириллического алфавита, выстроенными в виде начала азбуки. В Гомеле найден серп с выбитой на нем буквой N или И, в оружейной мастерской первой половины 13 в. открыт сгоревший деревянный сосуд с остатками благопожелательной надписи, которую можно прочитать как «Господи, помоги рабу своему Феодору». В коллекциях краеведов Гоме­ля, Жлобина, Рогачева имеются случайные находки бронзовых книжных застежек древнерусского времени (собраны на разных памятниках).

«Генеральная» линия распространения христианства на радимичские и пограничные радимичско-дреговичские земли шла из Киева, других крупных центров христианства — Чернигова и Турова. Точное время учреждения Черниговской и Туровской епархий остается спор­ным. Церковно-историческая традиция более склонна к ранней хроно­логии — 992 г., хотя в ходе дискуссий указываются и более поздние да­ты: начало (для Туровской епархии) или первая половина (для епархии Черниговской) 11 в. Спорные вопросы по данной теме рассмотрены, в частности, П. Ф. Лысенко и В. П. Коваленко. Окрестности Гомеля и Чечерска вошли в Черниговскую епархию, что вытекает из географи­ческой близости земель Нижнего и Среднего Посожья к Чернигову и свидетельств поздних письменных источников. Земли правобережья Днепра с Рогачевом и Речицей могли относиться как к Черниговской, так и Туровской епархиям. Скорее всего, правы те исследователи, ко­торые считают, что первые епископии, вероятно, территориально сов­падали с границами первых раннефеодальных княжеств, обозначив­шихся еще при раздаче столов Владимиром Святым и ставших реаль­ностью при политическом распаде Киевской Руси в 12 в.

Для изучения церковной истории Гомельского Поднепровья приме­чательна фигура черниговского князя Святослава Ярославича (1026-1076 гг.). Он выступил родоначальником черниговской ветви князей Рюриковичей, правил в Чернигове в 1054-1073 гг. и в стольном Киеве в 107-1076 гг. Опираясь на уставы Владимира Святого и Ярослава Мудрого, он с епископами черниговскими закладывает правовые осно­вы церковной организации епархии. Границы ее соответствуют обшир­ным пределам княжества, включающими не только земли нынешних Черниговщины и восточной Гомельщины, но и орловские, курские, брянские и пр. Святослав выступает зачинателем невиданного ранее строительства каменных храмов на местах, завершает возведение Спасо-Преображенского собора в Чернигове, закладывает в своей столице Елецкий монастырь, куда приглашает известного монаха-изгнанника Антония. В крещении Святослава Ярославина нарекли Николаем, надо полатать, во имя покровительствовавшего этому князю святого Николая Мирликийского. Его христианское имя записано в Любечском синодике. Среди широко известных древнерусских князей 11 в. крестильное имя Николая носил, пожалуй, только Святослав. На Руси был распро­странен обычай давать вновь возведенному храму патрональное (кре­стильное) имя его основателя. Древнейшая гомельская церковь, являв­шаяся «на памяти истории» (высказывание Л. А. Виноградова) собор­ной и известная по документам конца 15 — начала 19 веков, называлась Никольской (Николаевской). Источники показывают расположение храма на средневековом замчище. Согласно письменным источникам, его строения существовали до начала 19 в. и были разобраны в связи с возведением дворца Румянцевых. Собор был деревянным, но был ли он таковым изначально? В ходе раскопок 1980-х-2000-х гг. в районе предполагаемого расположения собора встречались обломки плинфы и керамических плиток от полов здания. Начало Никольскому храму могло быть положено еще во второй половине 11 в. при князе Свято­славе — Николае Ярославиче. Возможно, первоначальный храм был возведен в дереве. Найденная плинфа датируется не ранее середины 12 в. В 1097-1123 гг. в Чернигове княжил Давид Святославич, сын Святослава Ярославича. Время его жизни — это период бурного хозяйственного и территориально-демографического роста летопис­ного Гомия. Именно при Давиде в Гомии мог появиться первый ка­менный храм, который сохранил имя прежней церкви, возведенной при его отце.

Плинфа обнаружена и при раскопках в северной части Гомия, на его околоградье — там, где сейчас находится усадьба Петропавловского собора, возведенного в первой половине 19 в. Письменные источники (ранние восходят к 16 в.) упоминают здесь церковь Рождества Пресвя­той Богородицы (Пречистенскую). Она показана на плане Гомеля 1799 г. Возможно, этой деревянной церкви также предшествовал храм, возве­денный в 12 в. Учитывая иные находки в Гомеле, в первую очередь, остатки церковной утвари, складывается представление о том, что го­род имеет достаточно раннюю, хотя и малопознанную по известным причинам церковную историю. Надо полагать, что уже в 12 в. в Гомии сложилась развитая церковная организация. Храмы, как и по всей Руси, выступали средоточием духовно-культурной жизни города. Хри­стианские воззрения постепенно усваивались горожанами, и решительный перелом в борьбе с язычеством в основном был достигнут. Вместе с христианством в Гомельское Поднепровье пришла грамотность и письменность.

Итак, первые успехи христианизации на юго-востоке Беларуси бы­ли скорее связаны с верхними слоями общества и их окружениями, со­средоточенными в стольном Киеве, иных крупных городах Руси и больших поселениях с разноэтничным и многоконфессиональным на­селением. Поначалу эти процессы мало затрагивали «глухие» районы, к которым с известными оговорками относится и Гомельское Поднеп­ровье. Рядовое население региона начало активно приобщаться к цен­ностям новой веры только после акта государственного крещения Руси в конце 10 в. Оснований для утверждений о более раннем появлении здесь христиан пока нет. Организационное оформление русской церкви, всеобъемлюще поддержанное государством (десятиной, дарениями и законодательно), и было тем решающим действом, которое положило начало приобщению к христианству населения Гомельского Поднеп­ровья. Активное идейное воздействие церкви на местных жителей в 11-12 вв. в процессе миссионерской работы, создания церковных приходов, ускоренной христианизации населения городов и др. приве­ло к разрушению язычества как религиозного и общественного инсти­тута. Государство, обустроенное мощным военно-бюрократическим ап­паратом, присваивает верховную собственность на землю и, тем самым, подрывает хозяйственные основы существования язычества. Однако, осколки старого мировоззрения, еще долго сохраняются в сознании людей. Они способствуют появлению такого явления как «двоеверие» — сочетания христианских и языческих воззрений. На 12-13 века даже приходится «всплеск» активности язычников, последний раз высту­павших хорошо сплоченной идейно-политической силой. Это, равно как и народные восстания 11-12 веков, поддержанные жрецами-волхвами, было ответом тружеников на введение феодальных налогов. Островки «чистого» язычества, вступившего в противостояние с но­вой верой и государством, долго сохранялись в разных уголках Руси, в т. ч. и Гомельском Поднепровье. Их отражением являются известные археологии святилища и пр.

Ввиду почти полного отсутствия письменных источников история духовной культуры Гомельского Поднепровья древнерусского периода должна и далее рассматриваться на базе новых поколений источников археологических. К ним относятся остатки культовых мест, признаки существования храмов, специфика погребального обряда, особенности инвентаря могил, амулеты, предметы христианского благочестия, остат­ки церковной утвари и пр.

Автор: О.А. Макушников
Источник: Православие на Гомелыцине: историко-культурное наследие и современность [Текст]: сборник научных статей / Г. А. Алексейченко (ответств. ред.) [и др.]; М-во образования РБ, Гомельский госуниверситет им. Ф. Скорины. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2010. — 212 с. Ст. 46-52.