Традиции русского религиозного шитья и вышивки в старообрядческих монастырях и скитах Стародубья и Ветки в XIX веке

0
74
Традиции шитья религиозного и ветковская икона

Традиции русского религиозного шитья и вышивки бережно сохранялись в женских (девичьих) старообрядческих монастырях и скитах Стародубья и Ветки в XIX в.1 Их сохранение прослеживается до 60-70 гг. XX в.2

Особое место в истории старообрядчества принадлежит Стародубью и Ветке, бывшими в XVIII — начале XX вв. крупными духовными центрами старообряд- цев-поповцев и беспоповцев на юго-западе России3. Тайные старообрядческие поселения возникли здесь во второй половине XVII в.4 Их основывали выходцы из северных и центральных районов тогдашней России. К середине XIX в. здесь насчитывалось пять старообрядческих монастырей, три крупных скита, свыше пятисот различных пустынь.5 Здесь существовали и открытые старообрядческие гражданские поселения. По архивным источникам удалось выявить свыше деся­ти старообрядческих монастырей и скитов Стародубья. Монастыри и скиты были источниками духовной жизни.6 Как правило, при них возникали иконописные мастерские и скриптории. Вместе с тем, они были и в старообрядческих монасты­рях и на посадах,7 т.е. существовал “иконный промысел”, удовлетворяющий до­вольно большой спрос заказчика на предмет культа. Как известно, церковный рас­кол способствовал активизации духовной жизни, которая нашла отражение в ста­рообрядческих полемических рукописях, книгах и, конечно же, в иконах. Трепет­ное отношение к моленному образу говорило еще о личном благочестии. П.Мура- тов писал, что “была только одна среда, хранившая крепкую любовь к подлинно древней иконе. Эта среда — русская старообрядчество: здесь непрерывно протяну­лась от поколения к поколению нить традиционного почитания и понимания”8.

Древняя техника шитья “в прикреп” бережно сохранялась монастырскими и скитскими мастерицами. Рукотворные шедевры создавались женскими руками в тиши монастырских келий, где были “рукодельные светлицы”. Как ни драгоцен­но их наследие, время их не пощадило. И лишь архивные документы, да немного­численные сохранившиеся памятники, донесли до нас прекрасные образцы уди­вительного искусства, которое сегодня по праву называют “живописью иглой”. Это был исключительно “женский промысел”. Более того, религиозное шитье считалось делом “богоугодным”. Архивные источники подтверждают вышеска­занное. Старообрядческий девичий Казанский монастырь, находившийся на тер­ритории посада Климов, был одним из значительных. Насельницы (а их было более 600) происходили из жительниц близлежащих посадов и из Орловской, Курской, Смоленской, Черкасской, Елизаветградской, Санкт-Петербургской, Тих­винской, Калужской губерний России. Согласно переписям, среди насельниц были дворянки, купчихи, солдатки, мешанки, государственные крестьянки, “фабрич­ные девки”, “казачьи дочери”, вдовы9.

Монастырь имел очень своеобразное устройство, напоминающее лабиринт. В избах сохранялась чистота и опрятность. Земский исправник доносил о ни: “Расскольницы этого монастыря получают содержание частично от пожертвова­ний, высылаемых в монастырь из Москвы, Дону, Калуги и других мест, частично от занятия рукоделием”10.

В описи церковной утвари этого монастыря отмечается, что в иконостасе Ильинской церкви было 64 иконы, из которых особо ценные “икона Казанской Божьей Матери, унизанная жемчугом и каменьями; икона Тихвинской Божьей Матери в киоте под красное дерево в серебряном окладе с жемчужном убрусом; за левым клиросом икона Казанской Божьей Матери, унизанная бусом; за правым клиросом находилось 53 иконы, многие из которых унизаны жемчугом и камень­ями: большая икона Положение во гроб в серебряном окладе, а также 20 больших и 19 малых церковных книг и другая утварь”.

В каменной церкви во имя Казанской Божьей Матери находилась 81 икона, причем большая часть из них имела ризы, “шитые жемчугом и каменьями”11. Про­цитированные архивные источники подтверждают высказанное раннее мнение о существовании в монастыре своих мастериц религиозного шитья и вышивки.

В тесной духовной связи с Казанским девичьем монастырем находился По­кровский Климовский мужской монастырь, главный старообрядческий духовный центр поповщины в Стародубье. Согласно архивным документам, монастырь об­ладал богатой ризницей и церковной утварью и имел свыше двухсот десятин зем­ли. Он являлся своеобразным продолжателем дела Покровской Ветковской церкви по распространению старообрядчества. На рубеже XVIII — первый трети ХIХ вв. он пробрел значение всероссийского старообрядческого центра12. По описи его имущества, в алтаре церкви Покрова Пресвятой Богородицы, находилось 18 икон в золотых и серебряных окладах, ризы на которых были вышиты жемчугом: “ико­на Воскресение Христово, икона Спасителя в киоте красного дерева, а риза вы­шита жемчугом, икона Божьей Матери Утоли болезни в серебряном окладе с жем­чугом и многие другие”13. Эти архивные документы свидетельствуют о том, что сохранение древнерусских традиций проявлялось в оформление икон, что ризы и оклады составляли с живописью единое целое. Такие иконные “уборы” известны из глубокой древности и существовали на Руси еще с домонгольских времен. В богатых домах XVII в. окладные иконы составляли основу комнатного убранства. К концу XVIII в. большое количество домашних икон сосредоточилось в монас­тырях, они использовались в обрядовой практике, их выносили во время “крест­ных ходов”14.

Древняя техника шитья “в прикреп” сохранялась в жемчужных и бисерных окладах. На иконах Ветки и Стародубья риза постепенно “эволюционировала” и превращалась в оклад, полностью закрывавший иконную доску. Это наглядно подтверждают памятники старообрядческой живописи конца XVIII-XIX вв. в собрании Ветковского музея народного творчества, храмовые иконы гг. Злынки, Клинцов, р.п. Климово. Создавая ризы на иконы, ветковские и стародубческие вышивальщицы использовали традиционные русские орнаменты в виде веток с фантастическими цветами, а также ажурные сетки геометрических узоров, тонко сочетающиеся с формой вещи. Особенно излюбленным орнаментальным моти­вом был библейский первоцвет — крин, который наиболее часто применялся на ризах богородичных икон15. Шили либо накладывали низки с бусами близко друг к другу, что создавало плотную, выпуклую поверхность, либо нашивали ажур­ным узором, сквозь которой просвечивали фольга, шелк, блестки16. Как показывают архивные материалы, приведенные выше ризы выполнялись в XVIII — первой половине XIX вв. из речного жемчуга, перламутра, цветного стекла. Позже, во второй половине XIX в., речной жемчуг был вытеснен более дешевым бисером и стеклярусом (шитье жемчугом, перламутром, бисером близки друг другу по при­емам работы).

Монастырские и скитские вышивальщицы работали не только над создани­ем риз и окладов на иконы, но и над выполнением облачений, пелен, воздухов, сударей, покровов17. Опросы местного населения подтверждают, что, наряду с иконописцами, в Стародубье и Ветке было много вышивальщиц18. В своих тво­рениях монастырские и скитские вышивальщицы умели отразить ху­дожественные вкусы и высокую культуру своего времени, тонко передать мно­гообразие и звучность красок окружающего мира. Но этот исключительно “жен­ский промысел” давал возможность материального существования. Вышиваль­щицы были не только на Ветке, но и в Стародубье. В г. Клинцы религиозное шитьё сохранилось до 60-70 гг. XX в. (иконы церкви Спаса Преображения имеют ризы и иконы из бисера, жемчуга).

/Сотрудники Ветковского музея народного творчества выявили имена вет-ков- ских вышивальщиц Мальцевой Т.А. (XVIII в.), Поляковой М.В. (XIX-XX вв.), сестер Марфы и Матрены Петровых (конец ХIК — начало XX в.)19 Нами выявлено имя вышивальщицы из Стародубья, жившей в первой половине XX в. Это искус­ство, так же как и искусство иконописания было традиционно анонимным, ибj “грехом считалось свою подпись ставить под ликом святого”.

Экспедиционные поездки, тщательное изучение архивных и мемуарных ис­точников, опрос местного населения, осмотр домовых иконописных собраний городов Злынки, Клинцов, Новозыбкова позволяют сделать вывод о сохранении традиций русского религиозного шитья и вышивки на протяжении XX в. В насто­ящее время собран большой материал о целом комплексе памятников старообрядческого культа, происходящего из этих мест, позволяющий говорить о его высоком художественном значении.

Примечания

  1. У старообрядцев женские монастыри назывались девичьими, имея в виду один из иноческих обетов — обет девства (См.: Верховский Н. Согласные и несогласные в Чер­ниговских посадах в конце XVIII столетия. — Б.м. Б.г. -С.1).
  2. Кочергина М.В. Воскресшие образа. Старообрядческие иконы в собрании Брянского областного художественного музея //Мир и музей. -1999. -№4.
  3. Ныне это юго-западные районы Брянской области Российской Федерации и северо- восточные районы Гомельской области Республики Беларусь.
  4. Историко-статистическое описание Черниговской епархии. Общий обзор. — Черни­гов, 1861.-С.109.
  5. Варадинов Н. История Министерства внутренних дел. Кн.8. История распоряжений по расколу. — СПб., 1863. — С.564.
  6. История старообрядческой церкви. Краткий очерк. — М., 1991. — С.21.
  7. Кочергина М.В. Воскресшие образа. Старообрядческие иконы в собрании Брянского областного художественного музея… — С.94.
  8. Муратов П. Открытие древнего русского искусства//Русская провинция, 1996.-№3. -С.73.
  9. РГИА. — Ф. 1284, оп.200, д. 104, л. 171.
  10. Там же.
  11. Там же. — Л.223-224.
  12. Лилеев М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье XXVII — XVIII вв. — Киев, 1895. — С.393.
  13. РГИА.-Ф.1284, оп.200, л.201-201 об.
  14. Шитова А. А. Драгоценные уборы русских икон конца XVII — начала XX вв. Выставка из фондов музея. — Сергиев Посад, 1998. — С.4-5.
  15. В церкви Покрова Пресвятой Богородицы был ряд икон “в коих образ унизан жемчу­гом, а крин бусом” //РГИА. — Ф.1284, оп.200, д. 104, л.204-205 об.
  16. Коллекция Ветковского музея народного творчества. Круг памятников, происходящих из Клинцов, Климова, Злынки, Новозыбкова (данные экспедиции БОХМ 1996 -1998 гг.).
  17. Покров. Ветковское религиозное шитье. Бархат, золотная нить. Коллекция археогра­фической лаборатории МГУ им. М.В.Ломоносова.
  18. Данные экспедиции БОХМ 1996-1998 гг.
  19. Нечаева Г.Г., Леонтьева С.И., Шкляров Ф.Г. Ветковский музей народного творчества. -Минск, 1994. -С.53.

Автор: М.В. Кочергина
Источник: Сборник научных трудов, посвященный 25-летию исторического факультета Брянского государственного университета имени академика И.Г.Петровского. Брянск, 2002.