Тихий вечер над свежим садиком с сиренью как атрибут контрреволюционного кулачества

0
255
сад с сиренью

В Национальном архиве Республики Беларусь рядом с документами, повествующими о величайших героизме и самоотверженности, лежат свидетельства человеческой низости и нравственного падения, а рядом с результатами творческого полета духа — доказательства глупости и чиновничьей некомпетентности.

Перед нами материалы рассмотрения личного дела учителя пения из провинциального Мозыря, обучавшего, как выяснилось, детей песням «кулацкого» содержания и обвиненного за это в контрреволюционных действиях. В эпоху насильственной коллективизации даже невинная детская песенка могла стать поводом для репрессий. И в самом деле, если уж просить тихий вечер слететь на мирные поля, так и указывать при этом надо, что поля — колхозные. А петь «мой садик» в дни, когда «моего» и быть не могло, а могло быть только «наше»,— это уж и в самом деле преступление, проявление «контррэвалюцыйнага дэмакратызма», после которого надо проходить «перековку» в советском концлагере.

Хочется думать, что для незадачливого учителя пения, который, видимо, никак не мог привыкнуть к мысли, что не только булыжник, но и лирическая песня — тоже оружие пролетариата и колхозного крестьянства, все кончилось хорошо, и его восстановили в должности и разрешили работать в «советских политехнических школах». Во-первых, на дворе стояло только начало 1934 года, и до вакханалии государственного терроризма было еще три года. Во-вторых, еще не все в стране были репрессированы из числа тех, кто мог себе позволить тупость назвать тупостью, а травлю — травлей. И наконец, еще не начал свой крестовый поход против «врагов народа» будущий глава Комитета по делам искусств при СНК СССР («Комитет поделом искусству») Платон Керженцев, на чьей совести лежит разгром советской кинематографии.

Документ 1

ВЫПIСКА з пратаколу паседжаньня Прэзiдыуму Мазырскага РВК

15.01.1934 г.

СЛУХАЛI: Аб настаўнiке Беляўскiм

ПАСТАНАВIЛI: Настаўнiк Беляўскi 5-й ФЗС (у мiнулым чарнасоценец, састаяў у славянскiм едiненьнi), працягваў контррэвалюцыйны дэмакратызм у выкладаннi — «Беларусь, ты яшчэ не ўся з намi», спевы кулацкiх песен «Зляцi к нам цiхi вечар на мiрныя паля», карыстаньне забароненымi падручнiкамi у пэд. працэсе: «ГАРБАЦЭВIЧ», рабочая кнiга, кнiга па бiялогii, ужыванне старых мэтадаў выкладаньня i выхаваньня дзяцей, за што з работы ЗНЯЦЬ i забаранiць работаць у савецкiх палiтэхнiчных школах. Даручыць т.ЛЯХАВУ на школьным калектыве дакласцi аб прынятай пастанове.

Згодна: Сакратар РВК Раеўскi

Документ 2

Копия

Народному Комиссару Связи т.Рыкову

Учителя 5-ой Мозырской ФЗС Белявского Александра Сергеевича, проживающего в БССР, гор. Мозырь, Слуцкая ул. N25

Заявление

Месяца полтора тому назад по радио из Москвы (кажется, через станцию Коминтерн) была передана хоровая школьная песенка «Как мой садик свеж и зелен, распустилась в нем сирень» и т.д. (передавалась вечером). Эта песенка мне понравилась, и я как учитель пения стал изучать с учениками таковую, надеясь, что раз эта песенка передается из Москвы по радио, то в ней нет ничего предосудительного, а тем более контрреволюционного.

Но наши мозырские власти, в частности, РайОНО, взглянули на это иначе. В словах «мой садик» они увидели проповедь индивидуализма, а не коллективизма (мол, петь следует «колхозный садик» и пр.). Я сослался на то, что эту песенку слышал по радио из Москвы и что таковая, значит, не запрещена. Несмотря на это меня, учителя с 26-летним стажем, обвинили в контрреволюции. Чтобы оправдать себя, я недели три тому назад послал письмо на имя завед. Сектором радиовещания (Москва, ул. Горького 17) с просьбой сообщить, что эта песня не запрещена и потому, действительно, была передана по радио, приложив на ответ на 20 к. марок почтовых. Но ответа до сего времени не получил.

Между тем, против меня возбуждено дело о внедрении индивидуализма среди учеников и чуть ли не контрреволюции, а на всех собраниях бичуют эту песню. Положение тяжелое и грозит снятием с работы, а оправдать себя я не могу, так как радиостанция не дает ответа.

Прошу Вас, воздействуйте на кого следует, чтобы мне немедленно был дан ответ о том, что указанная песня действительно передавалась через радио из Москвы и что она не запрещена к исполнению, а то я благодаря этому невинно страдаю.

16.01.1934 г. А. Белявский

Документ 3

В ЦК КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БЕЛОРУССИИ

Нами получено письмо от учителя 5-й Мозырской ФЗС Александра Сергеевича Белявского (г.Мозырь, БССР) о том, что на уроке пения он стал изучать с учениками хоровую школьную песенку «Как мой садик свеж и зелен, распустилась в нем сирень», передававшуюся из Москвы по радио. Мозырское ОНО обвинило гр.Белявского в проповеди индивидуализма (слова «мой садик»), и против него возбуждено дело.

Считая подобную травлю возмутительной, особенно в связи с последним Постановлением партии и правительства о развитии индивидуального огородничества, прошу принять надлежащие меры для реабилитации А.С.Белявского.

Инкриминируемая гр. Белявскому песенка передавалась московским центральным вещанием по радио.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВСЕСОЮЗНОГО КОМИТЕТА ПО РАДИОФИКАЦИИ И РАДИОВЕЩАНИЮ ПРИ СНК СССР Керженцев.

НАРБ. Ф.4, оп.21, д.654, лл.109,114-115

 

Р.S. Любопытно, встал бы тов. Керженцев на защиту несчастного учителя пения в том случае, если бы не было принято «Постановления партии и правительства о развитии индивидуального огородничества»?

 

Крыніца: зборнік навуковых прац «Pепрессивная политика советской власти
в Беларуси», № 3 (2007)

Спасылка: http://www.homoliber.org/ru/rp/rp030502.html