Светское образование в Гомеле в первой четверти XIX в.

0
2439
Образование Гомель и светское образование при Румянцеве в Гомеле

В 1802 было создано первое в истории Российской импе­рии Министерство народного просвещения. Согласно реформе образования, школьная система строилась по принципу преем­ственности и включала в себя четыре ступени: приходские учи­лища с годовым сроком обучения (начальная школа), двух­классные уездные училища, четырехклассные гимназии, уни­верситеты. Положительным моментом реформирования обра­зования являлся рост светских школ, увеличение количества высших учебных заведений. Наряду с университетами, в Рос­сийской империи были созданы специальные высшие школы (Московское коммерческое училище, Институт путей сообщения), а также ряд учебных заведений исключительно для дворян (Царско­сельский и Демидовский лицеи).

Являясь сторонником развития образования, Н.П. Румян­цев поддерживал положительные изменения, которые происхо­дили в Российской империи в этой области в начале XIX в. Он считал, что многие мерзости современной ему жизни — от дикости и непро­свещенности народа [1, с. 223], поэтому среди многочисленных начинаний графа не последнее место занимали образователь­ные проекты.

Одним из таких проектов стала попытка создания в Го­меле дворянского училища или лицея. Первоначально планиро­валось открыть в Белице, уездном центре, расположенном в трех километрах от Гомеля, обыкновенное уездное училище.

Разговоры о его устройстве велись еще в 1788 г. Однако из-за от­сутствия денежных средств училище открыто не было [2, с. 27]. К этому вопросу вернулись в 1813 г., а через год у гомельского дворянства созрела идея открыть не обыкновенное уездное училище, а дворянское, по образцу Царскосельского лицея [3, л. 1]. В лице Н.П. Румянцева жители Гомеля нашли не только сторонника идеи, но и активную финансовую поддержку. Ни­колай Петрович обязался выстроить на свои средства каменное здание, отпустить материал для строительства учительского дома и ежегодно выделять на содержание лицея 4 тысячи руб­лей [3, л. 12].

Под руководством архитектора И. Дьячкова в 1818 г. бы­ло перестроено здание, располагавшееся в живописном месте, на берегу реки Сож. Начались отделочные работы.

На ежегодное содержание лицея требовалось не менее 12 тысяч рублей. Кроме суммы в 4 тысячи рублей, вносимой Ни­колаем Петровичем, 1 тысячу рублей ежегодно обязался жерт­вовать католический митрополит С.И. Богуш-Сестренцевич (одно время он был настоятелем Гомельского костела), 3850 рублей – помещики Белицкого уезда, остальное – поступления из казны, в том числе и проценты от суммы, начисляемой на открытие Белицкого обыкновенного училища [3, л. 20]. «На обучение благородного юношества» завещала также 6 тысяч рублей помещица Халецкая [3, л. 13]. Планировалось ежегодно собирать 12 226 рублей. Как свидетельствуют документы, «хо­тя сия сумма и полагалась быть в сборе ежегодно», точно ис­полнить это не удалось. Деньги из казны выделены не были, и к 1821 г. энтузиазм гомельских дворян иссяк. Здание, предназна­чавшееся для лицея, одно время планировалось передать духовному училищу [3, л. 19], в начале 30-х гг. оно было приспо­соблено под жилье офицеров, а при И.Ф. Паскевиче перестроено под помещение для сахарного завода.

Более успешным оказался другой проект Н.П. Румянцева, претворенный в жизнь в Гомеле и распространившийся отсюда по всей России. В начале XIX в. в Англии и Америке широкое распространение получили ланкастерские школы, названные так по имени Иосифа Ланкастера, впервые внедрившего метод взаимного обучения. Суть этого метода заключалась в том, что более подготовленные ученики под руководством учителя обучали слабых товарищей. Заинтересовавшись этой образова­тельной системой, Н.П. Румянцев обратился к секретарю рус­ского посольства в Англии барону Штрандмдану с просьбой найти молодого педагога для основания подобной школы в Го­меле.

Летом 1817 г. в гомельское поместье графа прибыл Джеймс Герд. Как любое новое дело, создание ланкастерской школы на первоначальном этапе не обошлось без трудностей. Два года длился подготовительный период. Джеймс Герд изу­чал русский язык и готовил прописи для будущих учеников. Управляющий гомельским имением А. Дерябин на его жалобы откровенно отвечал, что не может собрать и четверти детей, необ­ходимых для открытия школы. «Как вы знаете, — сказал он, — Го­мель населен почти одними евреями, и не для них граф хочет завести школу, а для своих крестьян, которые живут на таком расстоянии в различных деревнях, что их детей решительно нельзя собрать в одно место».

«Однажды, — рассказывает Герд, — мне пришла в голову блестящая мысль: я сидел пред своим домом и читал, когда ко мне пришли двое детей. Я спросил у них, отчего они просят милостыню, и они ответили, что были сиротами и не имели возможности добывать себе иначе кусок хлеба. Это навело ме­ня на мысль, что было бы хорошо уговорить графа устроить для брошенных детей убежище, в котором учили бы их читать и писать, а также необходимым ремеслам. Я знал по рассказам, что граф был очень расчетлив на мелочи, но выказывал велико­душие в крупных патриотических делах. Генерал Дерябин пе­редал графу мой проект, и, к величайшему моему удовольст­вию, он одобрил мой план» [4, с. 321].

Пока по специально созданному Джоном Кларком проек­ту строилось здание ланкастерской школы, ученики размести­лись во флигеле пустующего графского дома. В одной полови­не флигеля «при большом доме» — 50 учеников, в другой — учи­теля. В ноябре 1819 г. состоялось открытие школы. В письме Николаю Петровичу А. Дерябин уверял, что «мальчики принимаются за учение с величайшею охотою» [5, л. 9].

Учебный день в ланкастерской школе начинался в поло­вине шестого с утренней молитвы, затем — завтрак и учебные занятия, длившиеся до 11 часов. В 12 часов — обед. С 11 до 12 и с 12 до 13 часов — время для игры. С 13 до 16 часов — занятие выбранным по желанию ремеслом. Ученики школы осваивали плотницкое, столярное, кузнечное, слесарное, портняжное, са­пожное ремесла, валяние войлоков и витье канатов. Послепо­луденное время было отведено для чтения. Уже обученные грамоте мальчики читали вслух Катехизис и «особенно нравст­венные изречения из священного писания» [5, л. 10].

Школа просуществовала недолго и была закрьгта после смерти Н.П. Румянцева. Вступивший во владение имением брат канцлера Сергей Петрович Румянцев пытался организовать в выстроенном для ланкастерской школы здании ткацкую фабри­ку. В 30-е гг. XIX в. здесь расположился военный госпиталь, затем военные казармы инженерного ведомства.

Таким образом, с именем Николая Петровича Румянцева связана первая попытка создания светской школы в Гомеле. Судьба образовательных проектов оказалась менее успешной. После смерти Николая Петровича не оказалось человека, кото­рый смог бы продолжить начатое им дело. Не получили они и государственной поддержки. К 20-м гг. XIX в. ход реформиро­вания системы образования был приостановлен. В 1817 г. Ми­нистерство просвещения было преобразовано в Министерство народного просвещения и духовных дел, т.е. в ведомство, за­нимавшееся делами всех религиозных вероисповеданий на тер­ритории России и образованием. Императорский манифест оп­ределял цель этого объединения: «…дабы христианское благо­честие было всегда основанием истинного просвещения».

Литература

  1. Морозов В.Ф. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архи­тектура. – Мн., 1997.
  2. Виноградов Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142 – 1900 г. М.. 1900.
  3. Национальный исторический архив Беларуси. Ф. 3014, оп. 1, д. 39.
  4. Исторический вестник. Октябрь 1903 г.
  5. НИАБ. Ф. 3014, оп. 1,д. 43.
  6. История СССР. – М. 1987.

Автор: А.В. Кузьмич
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры: материалы Международной научно-практической конференции (Гомель. 12–13 мая 2004 г.). / ГГУ им. Ф. Скорины. – Гомель, 2004. – 216 с.