Стрекопытов и стрекопытовцы: от Гомельского восстания до Северо-Западной армии

0
324
Стрекопытов и стрекопытовцы от Гомельского восстания до Северо-Западной армии

Наверное, нет ни одного исследователя, который бы в процессе изуче­ния материалов и документов по истории Северо-Западной армии не стол­кнулся бы с фактом участия в ее рядах весьма «интересного» и несколько загадочного формирования, которому в разных источниках давали разные наименования: то «Тульский отряд» или «1-й Тульский отряд», то «1-й Тульский полк» или «Тульский батальон», и даже «Тульская дивизия».

Что же это было за формирование? Почему оно носило такое наи­менование? И откуда оно появилось в Северо-Западной армии? На эти и другие вопросы пытаются найти ответы не только современные ис­следователи и историки белого движения на Северо-Западе России, но в свое время этими же вопросами задавались и современники тех событий. Стоит отметить, что, хотя корпус источников по данной теме далеко не исчерпан, но и то, что доступно позволяет восстановить ход тех событий достаточно полно. Однако из-за ограниченности во време­ни позволим себе лишь кратко рассказать об истории туляков.

А началась она с того, что в октябре 1918 года в городе Тула преи­мущественно из крестьян Тульской губернии были сформированы 67-й и 68-й стрелковые полки Рабоче-крестьянской Красной армии, которые после спешного формирования в середине января 1919 года, в связи с угрозой польского и петлюровского наступления были переброшены через Бобруйск в Гомель. Попав под Овручем под мощный артиллерий­ский обстрел петлюровцев, солдаты Тульской бригады поддались пани­ке, и, погрузившись обратно в эшелоны, отправились в Гомель, отказы­ваясь дальше воевать и требуя возвращения домой, в Тулу. В Гомеле собравшимися частями бригады был избран комитет, который обратился к местным советским властям с требованием выдачи продовольствия, керосина, угля и подвижного состава для дальнейшего следования бри­гады на Брянск, а затем на Тулу. Однако местные Советы ответили ка­тегорическим отказом и пригрозили за учиненный бунт и неповинове­ние расправой.

Именно в этот момент на сцену выходит фигура Стрекопытова, именем которого потом и окрестили этот мятеж в Гомеле (о самом Стрекопытове мы поговорим более подробно позже). Итак, 24 марта на стихийно со­бравшемся митинге Стрекопытов выступает с речью, в которой убеж­дает собравшихся в том, что на Брянск в данный момент ехать не имеет смысла, так как советская власть их не простит за оставление фронта. По мнению Стрекопытова, следовало захватить власть на месте, то есть в Гомеле, а затем начать борьбу за созыв Учредительного собрания. По воспоминаниям очевидцев тех событий, подавляющее большинство солдат Тульской бригады были абсолютно аполитичны, совершенно не разбираясь в политических тонкостях; общим же желанием большин­ства являлось стремление вернуться домой. Однако для возвращения до­мой необходимо было достать продовольствие и топливо для подвижно­го состава, а для этого требовалась хоть какая-то организация, которая полностью отсутствовала. В Стрекопытове собравшаяся толпа увидела, прежде всего, человека решительного и, что самое главное, имеющего какой-то четкий план действий, поэтому общим решением руководство повстанческим комитетом было поручено ему.

Тут же Стрекопытовым был организован штаб, созваны все команди­ры частей и отдан приказ о занятии города и выставлении сторожевого охранения. К вечеру весь город был занят за исключением гостиницы «Савой», где укрылись члены местных советов и ЧК, которые оказали упорное сопротивление. Однако после интенсивного артиллерийского обстрела прямой наводкой сдались и они.

В своем первом приказе Стрекопытов объявил о своем вступле­нии в должность «командующего 1-ой армией Российской Народной Республики». В последующих приказах было также объявлено о «стро­ительстве новой народной власти».

Однако эти лозунги так и остались на бумаге, так как к 29 марта обстановка изменилась, и к Гомелю начали подходить части Красной Армии, противостоять которым восставшие ввиду немногочисленно­сти да и нежелания не могли. Поэтому Стрекопытовым было принято решение отступать на Василевичи, где путь был свободен, т. к. гарнизон Речицы примкнул к повстанцам. У Василевичей эшелоны туляков были обстреляны подошедшим бронепоездом красных, и в результате пани­ки солдаты и офицеры стали разбегаться. Более-менее организованная часть мятежников во главе с Стрекопытовым походным порядком стали отходить в направлении на станцию Овруч, а затем прибыли в Ровно, где между Стрекопытовым и петлюровским атаманом Оскилко был за­ключен договор, по которому были выработаны условия формирования из восставших Русско-тульского отряда, который в оперативном отно­шении был бы подчинен Украинскому командованию, в административ­ном же оставался бы самостоятельным.

В боевых действиях против Красной армии туляки смогли поуча­ствовать только под Новгород-Волынским, но после нажима красных вынуждены были отступить к Луцку, где были интернированы поляками и переведены в Брест-Литовскую крепость. После пребывания в Брест-Литовске около двух месяцев и безрезультатных попыток прийти хоть к какому-нибудь соглашению с поляками и англичанами Стрекопытов в конце концов смог договориться с представителем отряда светлейшего князя Ливена о переправке Русско-тульского отряда в Митаву.

В середине июля началась отправка частей князя Ливена на Нарвский фронт Северо-Западной армии. Вместе с ними отправились и туляки под командованием Стрекопытова. 23 июля туляки прибыли на рейд в Гунгербург и оттуда на баржах буксиром в Нарву. Общее число при­бывших туляков в разных источниках варьируется. Так, Стрекопытов указывал число в 3000 солдат и офицеров, в газетном сообщении сооб­щалось, что прибывших туляков было 1900, историк А. В. Смолин же приводит данные на 1580 человек, что кажется более вероятным.

Внешний вид и повадки туляков вызвали у встречавшего их генера­ла Родзянко самое отталкивающее впечатление, и он решил направить их в Гдов на присоединение к запасным частям, находившимся под коман­дой генерала фон Неффа. Однако формально туляки числились в распо­ряжении командующего Северо-Западным фронтом генерала Юденича, поэтому он распорядился послать туляков для защиты Ямбурга. Как мы знаем, именно в это время между Юденичем и Родзянко шли упорные споры по поводу выбора стратегии наступления Северо-Западной армии. Юденич отстаивал свой план, согласно которому самым эффективным и правильным направлением следовало считать наступление армии че­рез Ямбург на Петроград. Родзянко же отстаивал свой план «псковско­го направления», по которому основные силы следовало сосредоточить в Пскове для дальнейшего направления в Новгородскую губернию с за­нятием Новгорода и дальнейшим продвижением на станцию Чудово вдоль Волхова на Ладожское озеро.

Таким образом, Тульский отряд оказался, так сказать, между двух ог­ней: Родзянко пытался прибрать туляков себе, перебрасывая их на псков­ское направление, Юденич же требовал их отправки под Ямбург. В ре­зультате Родзянко уступил Юденичу отряд в 600 человек, получившего название 1 -й Тульский полк, который под командованием штабс-капита­на Йозефа Пшибыша, был отправлен под Ямбург, но 4 августа при вы­садке с эшелонов попал под пулеметный обстрел броневиков красных и отступил к Франкфуртской колонии. При отступлении был тяжело ра­нен штабс-капитан Пшибыш и отряд фактически остался без команди­ра. Вместе с 11-й ротой 4-го эстонского полка Тульский полк удерживал оборону до 7 августа, когда в результате прорыва красных на участке 4-й роты 4-го эстонского полка туляки отказались подчиняться приказаниям командира 1-го батальона 4-го эстонского полка и вышли из сражения. С этого момента окончилось существование 1-го Тульского полка, так как в дальнейшем он был расформирован и перераспределен по другим полкам и частям Северо-Западной армии. Больше всего туляков слу­жило в 5-й Ливенской дивизии, где, например, почти весь Стрелковый дивизион был укомплектован из солдат и офицеров Тульского отряда. Многие из туляков, действительно, самоотверженно сражались в рядах армии и гибли на полях сражений. Так, например, старший унтер-офицер Петр Позняков был убит в бою при разведке под Темницкими хуторами. Стрелок Сергей Начаткин при отступлении Стрелкового дивизиона по­пал в плен к красным у деревни Горелово, и тут же ими был расстрелян.

После отступления Северо-Западной армии на территорию Эстонии и последовавшей затем ликвидации армии многие туляки решили вер­нуться в Россию. Многие из оставшихся все же решили продолжить борьбу с большевиками, и в июле 1920 года свыше 400 туляков отпра­вились в Польшу в ряды Русской Народной армии Булак-Балаховича. Оставшиеся в Эстонии туляки сразу же после расформирования армии были собраны их бывшим предводителем Стрекопытовым и организова­ли Тульскую рабочую артель, которая тремя группами работала на лес­ных участках в Тартуском, Вирумааском и Пярнуского уездах. В общей сложности в артели работало до 600-700 человек.

Условия труда, гигиены и питания на многих заготовительных участ­ках в большинстве случаев были весьма плачевными, не говоря уже о том, что для многих северо-западников, перенесших до этого заболе­вание тифом, тяжелый физический труд был не под силу, а некоторые из них вообще не были к нему приучены. Рабочим зачастую приходи­лось жить в землянках, одежда очень быстро приходила в негодность, а приобрести новую из-за дороговизны не представлялось возможным; заработанных денег хватало в основном только на питание, да и то толь­ко в объеме очень скромного рациона.

После прекращения работ на лесных заготовках Стрекопытов стал об­учаться скорняжному делу и устроился учеником в мастерскую к своему бывшему подчиненному по Тульскому отряду Ивану Колодину. Только через десять лет он смог получить лицензию и открыть свою мастерскую.

В середине 1930-х годов принимал активное участие в деятельно­сти таллинского отдела Союза взаимопомощи чинов бывшей Северо­Западной армии и русских эмигрантов в Эстонии. Состоял также в совете старшин таллинского Русского клуба. После ввода в Эстонию советских частей и последовавших за этим арестов, сжег все свои дневники. 17 ок­тября 1940 года Стрекопытов был арестован органами НКВД и решени­ем трибунала от 10 февраля 1941 года приговорен к расстрелу. 5 апреля 1941 года приговор в отношении Владимира Васильевича Стрекопытова был приведен в исполнение.

С подачи историка Голинкова утвердилось написание «М. А. Стреко­пытов»; некоторые называли и называют Стрекопытова то прапорщиком, то капитаном, то полковником.

На самом деле Стрекопытова звали Владимиром Васильевичем. Образование получил в Тульском городском начальном училище, после окончания которого уехал на заработки в Москву. С началом Мировой войны был призван по мобилизации из ополчения по Московской губер­нии, затем направлен в Ораниенбаумскую школу прапорщиков, и после окончания курса определен в распоряжение начальника 20-й запасной бригады. В 1918 году в Туле после сдачи аттестационной комиссии нуж­ного экзамена он поступил в 68-й стрелковый полк 2-й Тульской брига­ды 8-й стрелковой дивизии Красной Армии, на должность помощника командира роты, через 5 дней он получил роту на законном основании, через месяц получил батальон, но в конце ноября был арестован, про­был под арестом в ЧК до конца декабря и был освобожден с взятием подписки о невыезде из Тулы. По выходе из-под ареста был назначен заведующим хозяйственной частью полка. Как я уже говорил, после ликвидации армии Стрекопытов организовал Тульскую рабочую артель, а потом жил в Таллинне и зарабатывал на хлеб выделкой кожи. В сере­дине 1930-х годов принимал активное участие в деятельности таллин­ского отдела Союза взаимопомощи чинов бывшей Северо-Западной армии и русских эмигрантов в Эстонии. Состоял также в совете старшин таллинского Русского клуба. После ввода в Эстонию советских частей и последовавших за этим арестов, сжег все свои дневники. 17 октября 1940 года Стрекопытов был арестован органами НКВД и решением трибунала от 10 февраля 1941 года приговорен к расстрелу. 5 апреля 1941 года приговор в отношении Владимира Васильевича Стрекопытова был приведен в исполнение.

Автор: Р.А. Абисогомян
Источник: Материалы конференций СПб ГБУ ДМ «ФОРПОСТ» за 2019 год: «Гражданская война на Северо-Западе»; «Военная история: люди, факты, осбтоятельства»/Под ред. В. А. Носова, С. А. Пищулина — СПб.: ГБУ ДМ «ФОРПОСТ», 2019. — С. 19-24.