Староверы на Гомельщине

0
106
Староверы на Гомельщине

Староверство возникло в России в середине XVII в. в результате церков­ного раскола, причиной которого послужила реформа, проведенная патри­архом Никоном с целью унификации обрядов и исправления богослужеб­ных книг.

В 1666 году московский патриарх Никон решил провести реформы. «За­падник» Никон захотел приблизить древнюю православную обрядность времен Киевской Руси к современным ему греческим образцам, что вызвало в народе мощное движение протеста. Приверженцы старой веры получили тогда имя «старообрядцев». Впрочем, патриарх и царская власть предпочи­тали именовать их «раскольниками» и начали подвергать жестоким пресле­дованиям. При этом разногласия были чисто обрядовыми — существенных догматических различий между старообрядцами и «никонианами» не было. Протест, религиозный по форме, был скорее социальным по содержанию — против усиления самодержавного государства, закрепощения крестьян и угнетения горожан. Да еще против иноземных купцов — «немчинов», ды­шавших не только смрадным табачным зельем, но и разорительной для рус­ских купцов конкуренцией. Как бы там ни было, но от гонений «никониан» часть старообрядцев подалась в бега. Многие осели в приграничных землях Великого княжества Литовского.

Необходимость церковной реформы назревала давно и была вызвана многими причинами. Ещё со времен феодальной раздробленности в различ­ных местностях России существовали отличия в обрядах. С созданием еди­ного централизованного государства необходимо было сделать обряд еди­ным. Кроме того, при переписывании богослужебных текстов в них за дол­гое время накопилось много ошибок и расхождений. И когда в XVII в. в России начало распространяться книгопечатание, возникла потребность в едином образце, с которого бы печатались книги.

Реформа Никона вызвала сопротивление части духовенства и верующих. Причиной сопротивления явилось своеобразие религиозного мировоззрения в русском православии. Тут оставались ещё сильным языческие элементы, большое внимание уделялось культовой практике. Поэтому когда началась реформа в обрядах, это было воспринято как изменение веры. Кроме того, значительная часть православного духовенства в России была малограмот­на, училась читать «с голоса» и не могла прочитать православные книги. Сразу после своего возникновения староверство разделилось на два направ­ления: поповцы и беспоповцы. Первые имели священников и занимали от­носительно снисходительные позиции: молились за царя и признавали офи­циальную церковь. Беспоповцы не имели священников, называли царя Ан­тихристом, а официальную церковь — заведением Сатаны.

Старые обряды и их приверженцы были прокляты на Московском собо­ре в 1666-1667 гг., и начались преследования староверов властями. Старо­веров сажали в тюрьмы, сжигали.

На территории Беларуси староверы появились около 1685 г. на острове, выкупленном у воеводы пана Халецкого. Напротив старинного поместья Хальч был основан крупный на Гомельщине центр староверов — Ветка. Её и прилегающие местности освоили последователи одной из «раскольничьих» течений — поповцы. Селились они компактно и изолированно от местного белорусского населения. В Ветке была построена церковь, вокруг местечка появилось 14 слобод, в которых во второй четверти XVIII в. было 30-40 тыс. жителей. Особенно сильным был приток беглецов во времена правле­ния Петра I. Ни паны, ни государственные власти Речи Посполитой, кото­рую представляли гомельские старосты Красинские, не только не препят­ствовали переселению староверов, но и всячески поощряли их. Ветка стала столицей всего русского старообрядчества «беглопоповского» толка.

Власти Речи Посполитой создали специальную комиссию, которая рас­сматривала вероучение ветковских староверов, и пришли к выводу, что они «не принадлежат к числу опасных для государства и церкви сектантов». Король Ян Собесский издал грамоту о вольном жительстве раскольников в польских границах, при полной независимости от католического духовенства.

Большинство из переселенцев владело каким-нибудь ремеслом, умело вести дела купеческие. Это нравилось панам Халецким, которые отдали староверам землю на выгодных для себя условиях. Также переселенцы бы­ли платежеспособные, что обеспечивало им заступничество со стороны крупных гомельских землевладельцев и чиновников. Со временем гомель­ские слободы превратились в небольшие торгово-ремесленные центры.

Деятельность ветковских староверов притягивала внимание царского правительства. Императрица Анна Иоановна была недовольна тем, что её подданные, которых она по-прежнему считала своими, приумножают не царскую казну, а богатство Польши и Литвы. Полковник Сытин получил приказ разрушить поселения русских староверов, а самих их вывести на Родину. 1 апреля 1735 г. российская армия нарушила границы Речи Поспо — литой, начала окружать Ветку. Царские солдаты ловили староверов, в ре­зультате чего 13 тыс. жителей гомельских слобод были массово возвращены в Россию.

Но, несмотря на активное сопротивление царских властей, приток новых беглецов в Ветку не ослаб. Это привело к быстрому возрождению и Ветки, и гомельских слобод. В 1764 г. Екатерина II изгнала староверов из Ветки, а сама Ветка была разрушена так сильно, что утратила роль организационно­го центра поповщины.

После присоединения в 1772 году Гомеля к Российской империи старо­обрядцы опять подпадали под власть «никониан». Однако новый владелец Гомеля, государственный канцлер России, граф Николай Румянцев был большой любитель старины и всякой экзотики. К старообрядцам он отно­сился с нескрываемой симпатией, считал их «лучшим и трудолюбивейшим элементом населения». Граф контролировал монастырскую жизнь всесто­ронне, так как старообрядцы считались его крепостными.

Не смотря на хорошее отношение со стороны графа Румянцева-Задунайского, от царского правительства гомельские староверы ничего хо­рошего не видели. Их храмы и иконы, теперь уже не сжигали, и их самих не депортировали — как это было во времена Анны Иоанновны в XVIII в. Но и строить новые «раскольничьи» церкви тоже не разрешали. А старые — по­степенно закрывали. Так, в Ново-Белице в 1850 г. был ликвидирован старо­обрядческий Пахомьев скит, а его церковь — передана официальным цер­ковным властям. В том же году по высочайшему повелению Николая I была закрыта Ильинская церковь и женский Спасов монастырь. Поэтому часть гомельских старообрядцев в 1852 г., при проезде царя через Гомель, подала ему челобитную о принятии так называемого «единоверия» с государствен­ной церковью. Единоверческими стали и «пугачевская» Ильинская церковь, и монастырь в Ченках, выросший на месте глухого лесного скита. Но исто­вые старообрядцы в гомельских слободах с красноречивыми названиями «Монастырек» и «Спасова слобода» продолжали справлять свои службы в деревянных молельнях и частных домах.

В ходе революция 1905-1907 гг. Николай II даровал подданным свободу совести. В 1905 г. была построена старообрядческая Преображенская цер­ковь. При этом значительная часть староверов, отличавшихся жестким кон­серватизмом, революцию не только не поддержала, но и рьяно выступала против нее. В то же время молодежь из староверческих семей поддержала революцию и боролась с царской властью.

Только в 1971 г. со староверов было снято проклятье и тем самым созда­ны канонические условия для преодоления раскола.

В настоящее время в Беларуси большинство староверов составляют бес­поповцы, основное количество которых живет в Витебской области. Поповцы, которые проживают на территории Беларуси, принадлежат к двум орга­низационным структурам, центры которых находятся в России: Русской православной староверской церкви во главе с Митрополитом Московским и всея Руси (г. Москва) и Русской Староправославной церкви во главе с архи­епископом Новозыбковским, Московским и всея Руси (г. Новозыбков Брян­ской обл.).

Сегодня в Гомеле действует два старообрядческих храма — Ильинская церковь на улице Комиссарова и Преображенская церковь на улице Проле­тарской. Храмы принадлежат разным старообрядческим толкам. В Ильин­ской церкви собираются приверженцы Белокриницкого австрийского протвоокружнического согласия, в Преображенской — «древлеправославные христиане» австрийского окружнического согласия.

Список литературы

  1. Адзіночанка, В. В. Рэлігазнаўства: вучэб. дапам. / В. А. Адзіночанка. — Минск: Уннверсітэцкае, 2001. — 240 с.
  2. Канфесіі на Беларусі (кан. XVIII-XX стст.) / В. В. Грыгор’ева [і інш.]. — Мінск: ВП «Экаперспектыва», 1998. — 340 с.
  3. Рябцева, Н. А. Белорусоведение: пособие для студентов вузов / Н. А. Рябцева. — Гомель, 2002. — 257с.
  4. Рябцева, Н. А. Староверы на территории Беларуси // Религия и общество — 5: актуальные проблемы свободы совести: сб. науч. Ст. междунар. науч.-практ. конф. 6 мая 2010 года г. Могилев / под общ. ред. В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко. — Мо­гилев: МГУ им. А. А. Кулешова, 2010. — 264 с.: ил. С. 67-68.

Автор: Н.А. Рябцева
Источник: Гомельщина. Вехи истории: материалы регион. науч.-ист. се­минара / М-во трансп. и коммуникаций Респ. Беларусь, Белорус. гос. ун-т трансп.; Гомельская епархия Белорусской православной церкви. — Гомель: БелГУТ, 2019. — С. 83-86.