Старообрядчество советской эпохи: возрождение старообрядческих общин Стародубья и Ветки в послевоенный период и восстановление Клинцовско-Новозыбковской епархии Древлеправославной церкви

0
250
Старообрядчество советской эпохи возрождение старообрядческих общин Стародубья и Ветки в послевоенный период

Тема «Старообрядчество советской эпохи» в настоящее время разрабаты­вается как учеными-историками и этнографами (Е.С. Данилко), так и предста­вителями старообрядческих общин и их духовно-религиозных центров. В рабо­тах этих исследователей показан феномен русского старообрядчества и его сохранение на протяжении второй половины XX в.: активное участие старооб­рядцев в Великой Отечественной войне, восстановлении народного хозяйства и сохранение веры предков, даже в условиях последствий аварии на Чернобыль­ской АЭС [1, 2, 3, 10].

На основании изучения опубликованных архивных документов, экспеди­ций автора в районы компактного проживания русского старообрядчества на территории Брянской области, изучения личных и семейных архивов старооб­рядцев и духовенства, нами проведено исследование этого вопроса и введен в оборот ранее неопубликованный материал по истории старообрядчества Стародубья и Ветки в послевоенный период. Для написания статьи нами использо­ваны следующие методы исследования: сравнительно-исторический анализ, методы сравнения выявленных документов из архивов Российской Федерации и Республики Беларусь, региональных старообрядческих частных и церковных собраний, мемуаров старообрядцев. Использование историко-типологического метода позволило выявить особенности духовного служения священников в советский период, взаимоотношения с членами старообрядческих общин, вли­яние репрессивных мер советской власти на судьбы старообрядческих священ­ников.

Накануне войны, в 1920-1930 гг., старообрядческое население древних центров Стародубья и Ветки подвергалось репрессиям, сильному идеологиче­скому воздействию со стороны советской власти. Храмы старообрядцев подле­жали закрытию, имущество монастырей и церквей — изъятию. От репрессий страдало как старообрядческое священство, так и старообрядцы-миряне. В го­ды войны на оккупированной территории были открыты храмы, что способ­ствовало сплочению старообрядческого населения, возрождению молитвенного общения. Старообрядческое священство не покидало свою паству, выступало с призывами стать на защиту Родины от врага. Это свидетельствовало о сплоче­нии всего населения страны, представителей разных религиозных конфессий перед угрозой внешней опасности.

За годы Великой Отечественной войны органы советской власти измени­ли свое отношение к религии. [11, с. 199]. Храмы, открытые в годы оккупации, не были закрыты. Происходила регистрация старообрядческих религиозных общин. После освобождения основной части европейской территории СССР от немецко-фашистских оккупантов 19 ноября 1944 г. вышло постановление Со­вета Народных Комиссаров СССР «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов», которое определяло порядок открытия молитвенных зданий различных религиозных конфессий в том числе и старообрядческого вероисповедования. При этом указывалось, что ходатайство об открытии мо­литвенного здания «подписывается не менее 20 совершеннолетними граждана­ми из числа местных жителей, не лишенными по суду избирательных прав и должно направляться в областные органы исполнительной власти». Произво­дилась проверка лиц, подписавших ходатайство, анализ технического состоя­ния здания, причины закрытия здания в предшествующий период, наличие функционирующих в районе и городе зданий того же религиозного культа. Местные органы исполнительной власти должны были предоставить в Совет по делам религиозных культов при СНК СССР свое предварительное решение. Только получив одобрение Правительством верующим можно было рассчиты­вать на открытие молитвенного здания [7, с. 97-98].

На территории Стародубья старообрядческие общины сторонников Белокриницкого согласия были зарегистрированы в Клинцах, Новозыбкове, Святске, Злынке после их освобождения от оккупации. Старообрядческий календарь 1948 г., освещая деятельность приходов Древлеправославной церкви (Белокриницкого согласия), писал, что после освобождения г. Клинцы Брянской области старообрядцы стали ходатайствовать перед местной властью о восстановлении храма Преображения Господня и регистрации общины. Верующие провели добровольный сбор денег и начали ремонт и восстановление храма. При этом особенно большую работу проявили старообрядцы Смирнов А. П., Кондратьев Ф. Г., Бондарев И. С. В 1943 г. была избрана и зарегистрирована двадцатка и учреждена община. В храме стали совершаться богослужения, но священника не было. В 1944 г. был создан новый иконостас храма. Члены общины обрати­лись с просьбой прислать священника в Архиепископию. 22 января 1945 г. М.Г. Малеванкин был рукоположен архиепископом Иринархом в священники и определен в храм во имя Преображения Господня и Введения Пресвятыя Бого­родицы в г. Клинцы [5].

В г. Новозыбкове богослужения в старообрядческом Рождественско-Ни­кольском храме также проходили в годы оккупации. Запись, сделанная на ко­локольне храма 29 августа 1942 г., свидетельствует, что в храме производился ремонт. Уставщиком храма в это время был Федор Никитович Щербаков (1887­1958). В 1945 г. Федор Щербаков был рукоположен во священники архиепи­скопом Иринархом. В храме Спаса-Преображения (другого старообрядческого согласия) этого города богослужения возобновились после Великой Отече­ственной войны.

Злынковская старообрядческая община старообрядцев Белокриницкого согласия была зарегистрирована после войны. Однако молитвенное общение не прекращалось в период оккупации города. В 1948 г. их молитвенный дом рас­полагался на ул. Ленина, 22.

В военный и послевоенный период в Стародубье насчитывалось большое количество старообрядцев-беспоповцев разных толков. Так, старообрядческая община беспоповцев -поморцев-федосеевцев — Покровская моленная — нахо­дилась на том же месте, что и до революции. Община насчитывала свыше 150 человек. Молитвенный дом старообрядцев-беспоповцев в г. Злынка Брянской области функционировал в довоенный период, а также в период оккупации г. Злынка. В довоенный период уставщиком был Ефремов Степан Данилович. Ранее советскими органами никогда не закрывался и являлся единственным молитвенным домом поморцев-федосевцев. Уставщиком являлся М.М. Чер­нышов. Этот духовный наставник был также и иконописцем.

По словам информанта, Смирновой Евдокии Фроловны, 1922 г.р., старо­обрядческая община беспоповцев федосеевского толка (рабская) сохранялась в селе Ардонь под Клинцами в 1940-х гг. Население продолжало заниматься исконными промыслами и ремеслами. Здесь были свои бондари, каретники. Несмотря на то, что Е.Ф. Смирнова работала учителем в школе, она смогла сохранить прекрасную коллекцию медной художественной пластики, достав­шейся ей от предков.

За время немецко-фашистской оккупации г. Новозыбкова все предприя­тия были уничтожены. Поскольку в гг. Клинцы и Новозыбков существовали немецкие тыловые госпитали, то умерших хоронили на площадях и улицах этих городов. Массовые захоронения немецких и итальянских солдат были сделаны возле православной церкви Чуда Архангела Михаила в Новозыбкове. Большое количество захоронений оккупантов было сделано на центральных улицах г. Клинцы. Аналогичных захоронений у старообрядческих храмов сде­лано не было, хотя довоенные кладбища возле храмов сохранялись.

В послевоенный период в первую очередь восстанавливалась промыш­ленность города. Сразу же после войны началось активное вовлечение старооб­рядцев в общественную жизнь, в созидательную деятельность по восстановле­нию разрушенного хозяйства. Эго сопровождалось восстановлением духовно­религиозной деятельности в старообрядческих общинах, проведением бого­служений в храмах. С именами архиепископа Иринарха и епископа Г еронтия в первые послевоенные годы связано восстановление духовно-религиозной дея­тельности в Западном крае, куда совершались их пастырские поездки. 16 авгу­ста 1946 г. Клинцы посетил архиепископ Древлеправославной церкви (Русской православной старообрядческой церкви) Иринарх (Парфенов) в сопровождении диакона Сергея Кленова. 18 августа им был освещен антиминс во имя Преоб­ражения Господня, а 19 августа 1946 г. совершены соборная литургия и моле­бен с участием священников о. Федора Щербакова и о. Кира Беспаликова. О. Максим Малеванкин был определен благочинным по Новозыбковской епар­хии. 7 мая 1947 г. он был возведен в сан протоиерея.

Епископ этой же церкви Геронтий (Лакомкин), совершивший в августе 1948 г. поездку в гг. Клинцы, Новозыбков, Мильчи, Гомель, докладывал архи­епископу Иринарху, что 14-15 августа 1948 г. состоялось богослужение в Рождественско-Никольском храме г. Новозыбкова, которое было проведено им в сослужении настоятеля храма о. Федора Щербакова и священника о. Игнатия Абрамова. «Литургия совершена соборне, а после литургии сказано слово о молитве, о почитании святых храмов, об исполнении святых обетов, данных нами при святом крещении, с призывом ко всем к честному труду, что быть лучшими гражданами своей родины». Епископ Г еронтий отмечает в новозыбковском храме наличие церковного совета, хорошее пение, ремонт, образцовую чистоту, убранство храма. Он призывал «преобразиться из грешников в угод­ников Божиих, в лучших и истинных христиан и преданных сынов и дочерей отечества». Это еще раз подтверждает, что старообрядчество всегда отличал патриотизм, любовь к своей Родине, твердость духа и воли, высокая нравствен­ность.

В 1943 г. были возобновлены богослужения в новозыбковской общине Древлеправославной церкви. «Открытию храма в значительной мере содей­ствовал прихожанин Семен Акимович Дунаев. Он вдохновил верующих со­вершать богослужения в недействующим до того времени храме (многие годы затем был уставщиком в храме). Верующие возвратили в храм те иконы и кни­ги, которые им удалось сохранить. Недостающие были восполнены прихожа­нами. Они принесли их из своих домов. После возрождения богослужебной деятельности в Спасо-Преображенском храме его первым настоятелем был священник Феодор Архангельский, во второй половине1940-х годов здесь слу­жил Исакий Лестев, а затем священник Григорий. 2 июля 1948 г. в Москве, в Николо-Рогожском храме в сан епископа на новоучрежденную кафедру был рукоположен священноинок Макарий (Кузнецов). Хиротонию совершил Архи­епископ Московский Иоанн (Калинин) в сослужении епископа Вольского Паисия (Феоктистова). Таким образом, Спасо-Преображенский собор стал кафед­ральным» Архиепископия Русской Древлеправославной церкви будет разме­щена в г. Новозыбкове Брянской области позже, в 1963 г. [4, c. 125-129].

В 1954г. была воссоздана Клинцовско-Новозыбковская Епархия Древлеп­равославной церкви (Русской православной старообрядческой церкви) в г. Клинцы Брянской области. С 1988 г. Древлеправославная церковь примет наименование Русской православной старообрядческой церкви.

В Протоколе Совещания Совета Архиепископии Московской и всея Руси от 23 февраля 1954 г. отмечено, что Архиепископ Флавиан объявил постанов­ление Совета Архиепископии о восстановлении и учреждении епископской кафедры Клинцовской и Новозыбковской, с резиденцией епископа в г. Клинцы Брянской области. Совет Архиепископии рекомендовал на замещение данной епархии епископа Вениамина, который выразил свое желание служить церкви Христовой и согласие вступить на епархию Клинцовскую и Новозыбковскую. Благочинный о. М. Малеванный сообщил о желании прихожан иметь епархи­ального епископа в г. Клинцы, что подтвердил протоколом заседания благочи­ния от 1 октября 1953 г. Священник Щербаков выразил также свое желание иметь епархиальным епископом вл[адыку] Вениамина.В ведение епископа Клинцовского и Новозыбковского Вениамина были переданы следующие при­ходы: г. Клинцы, г. Новозыбков и с. Святск Брянской области, г. Добрянка Черниговской области, г. Гомель БСССР и приход деревни Малая Липка Смо­ленской области [8]. Епископ Вениамин (в миру Василий Федорович Агальцов, 1882-1962) руководил епархией до момента своей смерти в 1962 г. Духовным отцом владыки был священник довоенного рукоположения храма Покрова Пресвятой Богородицы и Св. Пророка Илии в г. Гомеле — о. Федор Богатырев, трижды репрессированный в 1930-1950 гг. за свою духовную деятельность. Прихожане тепло встретили своего епископа, о чем свидетельствуют докумен­ты Клинцовско-Новозыбковской епархии, многочисленные фотографии с ми­рянами во время посещения приходов.

Из автобиографии священника о. Федора Никитовича Щербакова, напи­санной 10 апреля 1945 г, мы узнаем, что он родился в 1887 г., происходил из мещан посада Митьковки Новозыбковского уезда Черниговской губернии. Отец его был колесником, с раннего возраста приучал сына к этому ремеслу. Будущий о. Федор обучался в церковно-приходской школе и школе церковного чтения, а в 1906-1908 гг. обучался церковной службе в Клинцовском Красно­борском Предтечиевом монастыре. После революции работал колесником в лесотовариществе им. Сталина в г. Новозыбкове. В годы войны, когда был от­крыт Рождественско-Никольский храм г. Новозыбкова, стал его уставщиком. [2, с.162]. Для прихода Рождественско-Никольского храма, куда был рукопо­ложен о. Федор Щербаков, было характерно тщательное соблюдение Устава, древних музыкальных традиций церковного пения. В марте 1959 г. в его храме произошел пожар. Священник о. Федор Щербаков не выходил из храма, стара­ясь не прерывать службу. Прибывшие сотрудники милиции насильно вынесли священника из храма. Пожар в храме, возрождению которого было отдано столько его душевных и физических сил, потряс его. Случившийся вскоре с ним сердечный приступ привел к его смерти.

Возрождение Клинцовско-Новозыбковской епархии в 1954 г. привело к расширению числа священников и причта, имеющих незапятнанную репута­цию в годы Великой Отечественной войны; большинство священников в дан­ный период подверглось репрессиям со стороны органов советской власти и конфискации имущества; многие священники в период 1930-1940 гг. потеряли членов своих семей — родных и близких, погибших на фронтах Великой Отече­ственной войны. Однако, несмотря на личное горе, все священники не оставля­ли свою паству, духовно окормляли членов общин, совершали в период тяже­лых испытаний службы, требы, помогая старообрядцам выстоять в этот нелег­кий период жизни страны.

После своей смерти в 1962 г. епископ Вениамин был похоронен в г. Клинцы на городском кладбище.

Как же происходило возрождение старообрядческих общин в Ветке? По­сле освобождения этих территорий от немецко-фашистских захватчиков старо­обрядческие общины были зарегистрированы и на территории Ветки, в селах Марьина, Огородня-Гомельская, Леонтьева, Попсуевка, Романова, Косицкая, Новый Крупец. 25 июня 1945 г. уполномоченным по делам религиозных куль­тов при СНК СССР по Гомельской области А.А Боголюбским были предостав­лены «Сведения о наличии действующих молитвенных зданий религиозных культов (кроме Русской православной церкви) на территории Гомельской обла­сти». Они были отражены в таблице 1. Сразу же после войны на территории Ветки насчитывалось 4 старообрядческих церкви, три прихода их которых окормлял священник Иван Дмитриевич Мурыгин. Однако его репутация ло­яльности к органам советской власти была испорчена в годы войны, что позже привело к запрещению его служения архиепископом Иринархом.

Таблица 1. Сведения о наличии действующих молитвенных зданий религиозных культов (кроме русской православной церкви) на территории Гомельской области [9, с. 108]

  Наименование действующих молитвенных зда­ний Расположение ФИО и сан служителя куль­та С какого времени функци­онирует Количество верующих
1 Старообрядческая Ильинская церковь Гомель, ул Комиссарова, 39 Священник Мурыгин Иван Дмитриевич 1942 300 чел.
2 Старообрядческий молитвенный дом Гомельский р-н, г. Ново-Белица Священник Мурыгин Иван Дмитриевич 1942 120 чел.
3 Старообрядческая Никольская церковь Добрушский р-н, сл. Огородня Священник Кир Беспаликов 1941 50 хозяйств
4 Старообрядческая церковь Добрушский р-н, д.Жгунь-Буда Священник Мурыгин Иван Дмитриевич 1941 170 чел.

 

В документе «Из отчета уполномоченного Совета по делам религии при СНК СССР по Гомельской области А.А. Боголюбского о религиозной обста­новке в области во втором квартале 1945 г. Он отмечал: «За период войны и немецкой оккупации много уничтожено церковных зданий и молитвенных домов в области, и это обстоятельство является самым трудным вопросом как при организации общин и их регистрации, и …создает условия, когда верую­щие проводят отправления религиозных обрядов в частных домах, землянках, используя жилые помещения. Уполномоченный А.А. Боголюбский отмечал наличие «сект старообрядцев-беспоповцев, беглопоповцев». По-видимому, это были незарегистрированные старообрядческие общины беспоповцев, но име­ющие свои молитвенные здания в с. Марьина, Огородня-Гомельская, Леонтье­ва, Попсуевка, Романова, Косицкая, Новый Крупец.

В Новом Крупце молитвенный дом использовался до войны под склад зерна, во время оккупации был открыт с разрешения оккупационных частей как молитвенный дом. Община насчитывала 110-115 дворов. Автор отчета свиде­тельствует, что «служба справляется по церковно-служебным книгам право­славной церкви. Церковный совет и религиозная комиссия не существуют, молитвенными делами ведает староста (ключник). Сбор средств на содержание молитвенного дома и оплату натурой уставщика производит доверенное лицо. А.А. Боголюбский также зафиксировал «секту поморцев» и отметил, что «большой помехой в оформлении общин остается неразрешенный вопрос в пострадавших зонах от оккупации состояния молитвенных зданий и домов.Провокаций и антисоветских выступлений за отчетный период не было [6, с. 90-91].

Пастырская поездка епископа Геронтия состоялась также в августе 1948 г. в г. Гомель, где он посетил храм, служил литургию в сослужении со священни­ком Игнатием Абрамовым и о. М. Малеванкиным. Поездка епископа Геронтия и богослужения совершались под жестким присмотром горсовета Гомеля. Епи­скоп Геронтий настоятельно требовал ускорить избрание церковного совета и передать ему ведение хозяйственных дел, зарегистрировать старообрядческую общину в г. Мильчи. Это было связано с тем, что духовная жизнь старообряд­ческих приходов в Ветке возрождалась не такими быстрыми темпами, как в Стародубье. Из-за отсутствия регистрации общин были закрыты храмы в г. Мильче и селе Огородня.

Итак, в годы Великой Отечественной войны произошло возрождение ду­ховно-религиозной жизни старообрядческих общин Стародубья и Ветки раз­ных согласий. Воссоздание Клинцовско-Новозыбковской епархии в 1954 г. привело к расширению числа священников и причта, имеющих незапятнанную репутацию в годы Великой Отечественной войны. Несмотря на личное горе, репрессии против них советской власти священники и наставники разных со­гласий не оставляли свою паству, духовно окормляли членов общин, восста­навливали вместе с мирянами свои храмы, моленные, совершали службы, тре­бы, помогая старообрядцам выстоять в этот нелегкий период жизни страны. Для старообрядцев был характерен патриотизм, любовь к своей Родине, твер­дость духа и воли, высокая нравственность.

Библиография

Боченков В.В. Епископы Старообрядчество советской эпохи. Епископы Русской Право­славной старообрядческой Церкви (1918-1991 гг.). М: Вече, 2019. 320 с.: ил.

Во время оно… История старообрядчества в свидетельствах и документах [альманах]: приложение к журналу Церковь. 2019. № 9.

Данилко Е.С. Старообрядческие общины в Чернобыльской зоне: история села Святск// Социокультурные последствия Чернобыльской аварии /Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М: ИЭА рАн, 2012. Вып. 230/231.107 с.

Древлеправославная община города Новозыбкова Брянской области. (К столетию Спасо-Преображенского собора) // Древлеправославный календарь. 2011. С.125-129.

Кочергина М.В. Судьбы священников Русской православной старообрядческой церкви древних центров Стародубья и Ветки (1920-1960-е гг.) // Вестник Костромского государ­ственного университета. 2019. Т.25. №3. С. 38-43.

Из отчета уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Гомельской области А.А. Боголюбского о религиозной обстановке в области во втором квартале 1945 г.// Старообрядцы на Гомельщине (1918-1991): док. и материалы /сост. З.А. Александрович [и др.; под ред. В.П. Пичукова; редкол.: А. Д. Лебедев [и др.]. Минск: А.Н. Янушкевич, 2017. 412 с.: ил. Документ №90. С 90-91.

Постановление СНК СССР «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных куль­тов от 19 ноября 1944 г.// Старообрядцы на Гомельщине (1918-1991): док. и материалы /сост. З.А. Александрович [и др.]; под ред. В.П. Пичукова; редкол.: А. Д. Лебедев [и др.].. Документ №82 С. 97-99.

Протокол Совещания Совета Архиепископии Московской и всея Руси от 23 февраля 1954. Копия. Архив автора.

Сведения о наличии действующих молитвенных зданий религиозных культов (кроме русской православной церкви) на территории Гомельской области // Старообрядцы на Гомельщине (1918-1991): док. и материалы /сост. З.А. Александрович [и др.; под ред. В.П. Пичукова; редкол.: А. Д. Лебедев [и др.]…Документ №89. С.108.

Старообрядцы в Великой Отечественной войне: сб. материалов. — М.: Информационно­издательский отдел Московской Митрополии РПСЦ, 2018. 304 с.

Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве (Государствен­ные отношения в СССР в 1939-1964 гг. — М.: Изд-во Крутицкого подворья, 2005. 423 с; с.199.

Автор: М.В. Кочергина
Источник: Studia internationalia: Материалы VIII международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях X-XX вв.» (2-3 июля 2020 г.). — Брянск: РИО Брянского государствен­ного университета, 2020. – С. 159-166.