Старообрядческие монастыри восточной Гомельщины в первой половине 19 в.

0
1387
Старообрядческий монастырь и история старообрядчество

В среде старообрядцев Гомельщины начала 19 в. глубоко сохранялась народная религиозность, характерная для Древней Руси. Это приводило, в отсутствие монастырей официальной церкви, к появлению значительного ко­личества монастырей, скитов, обителей и пустынь, куда стекалось старообряд­ческое население в поисках нравственной опоры, «духовного врачевания» [6].

В начале 19 в. на Гомельщине имелось двенадцать мужских старооб­рядческих монастырей: Лаврентьевский, Макарьевский, Чонский, Варлаамовский, Анфимовский, Филатовский, Пахомьевский, Абрамовский, Иоасафовский, Ветковский Покровский (заново возрожденный), Пыханьский и Николь­ский (Белицкий уезд) [7, с. 148]. В Ветке и Спасовой слободе были женские монастыри Покровский и Спасский, а так же скиты около деревень ОгородняГомельская и Чистые Лужи [3, с. 102].

Монастыри и скиты занимались земледелием, скотоводством, торговлей, вырубкой лесов, ставили мельницы, имели иконописные мастерские. Поми­мо этого они являлись центрами старообрядческого просвещения и грамотности. Покровский Ветковский и Спасский Гомельский сохраняли традиции религиозного шитья и вышивки [6]. Все духовные центры продолжали следо­вать музыкальным традициям Древней Руси. В оформлении певческих книг по­повских согласий, на Гомельщине существовал свой, местный тип рукописей ветковский, растительный (по-старинному травный, т.к. рукописи украшались узорами виде цветов и листьев) [1]. В монастырях сохранялись иконописные и рукописные традиции. Библиотеки старообрядческих монастырей и скитов становились крупными хранилищами старопечатных книг и рукописей. При этом монастырские насельники не только занимались переписыванием и пере­плетением книг, но и создавали собственные оригинальные сочинения, в том числе полемические, отстаивающие основные догматы староверия и взгляды приверженцев «ветковского» согласия от их многочисленных оппонентов [2].

Ветковские старообрядческие монастыри отличались тем, что в них с мо­мента основания священство существовало непрерывно. Положение ветковских монастырей было легальным, открытым в период первой четверти 19 в. все эти причины обусловили факты притока сюда многочисленного старооб­рядческого населения [6].

Положение старообрядцев резко ухудшилось при Николае I (1825-1855). Царь считал себя защитником «истинного православия» и делал все, чтобы уничтожить церковный раскол, искоренив старообрядчество. Использовались любые методы: от направления в наиболее «зараженные расколом» местнос­ти православных миссионеров до прямого административного нажима [5, с. 26].

Для борьбы с «расколом», и его искоренением правительством Николая I были созданы секретные «раскольничье» комитеты [3, с. 102]. Борьба с «рас­колом» являлась одной из задач Министерства внутренних дел и третьего от­деления. В губернии, особенно «подверженные расколу», назначались спе­циальные комиссии, наделенные чрезвычайными полномочиями «для обра­щения раскольников в лоно православия». С помощью воинских отрядов по­лиция закрывала старообрядческие скиты и храмы, экспроприировалось их имущество, насельников выдворяли на прежние места жительства или брали их под стражу [5, с. 26]. В конце 1838 г. настоятель Лаврентьевского монастыря (с 1832 г.) Аркадий (в миру Андрей Шапошников), сообщал в письме иноку Павлу «Здесь описываю обстоятельства Чернигово Могилевской губернии старообрядцев, или бегающей Церкви: … Белица часовня запечатана, по­том в доме молились, и дом запечатали. Лаврентьевский новое здание за­печатано и в трапезе внутренний упокой. Иеромонаха лишились от 26 октяб­ря. Спасова Слобода колокола сняты, кладбище вокруг церкви разрывают… Крупец пещера запечатана, кости (мощи почитаемого старообрядцами пре­подобного Викентия) в Могилеве, старец, живший в ней, в остроге. Ветка колокола сняты, запрещен звон, как здесь, так и Спасовой…» [8].

В 1845 г. специально созданный Николаем I для борьбы со старообрядче­ством секретный комитет, с помощью архиепископа Могилевского Антония, перевел в единоверие Макарьевский монастырь. Ченский и Лаврентьевский монастыри были разорены, а вся их богатая церковная утварь и иконы были переданы в Макарьевский монастырь [3, с. 183].

В 1850 г. по ходатайству фельдмаршала князя И.Ф. Паскевича, в Гомеле на Фельдмаршельской (Пролетарской) улице прошла шоссейная дорога Петербург Киев, в связи, с чем был закрыт последний из оставшихся на Гомельщине старообрядческих монастырей Спасов скит [9, с. 177].

В 1876 г. Макарьевский монастырь был приписан к восстановленному Чонскому Успенскому монастырю, а в 1899 г. два этих монастыря были пере­даны в юрисдикцию официальной церкви [4, с. 428].

Закрытие старообрядческих духовных центров имело целый ряд негатив­ных последствий: запустение разработанных ранее и возделанных земель, разрушение архитектурно-художественных комплексов старообрядческих по­селений, отрицательное воздействие на образовательное и духовно-нравствен­ное состояние населения, утрата и рассеивание уникального культурного на­следия Древней Руси [6].

Таким образом, деятельность старообрядческих монастырей на Гомельщине оказала значительное влияние на духовное и культурное развитие ста­рообрядчества, как в региональном, так и в общероссийском масштабе. Одна­ко царское правительство не желало мириться с экономическим и духовным процветанием старообрядческих центров, и, в итоге оно прибегло к силовому решению этого вопроса. После ряда репрессивных мер, старообрядческие монастыри на Гомельщине прекратили свое существование. Часть из них была переведена в единоверие с последующим переходом в господствующую цер­ковь.

Литература

  1. Владышевская, Т.Ф. Древнерусская певческая культура [Текст] // «Искусство» [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/art/36103.php. Дата доступа: 1.3.2010.
  2. Воронцова, А.В. О полемике «ветковцев» с дьяконовцами: малоизученные ран­ние полемические сочинения представителей «ветковского» согласия // «Са­марское староверие» [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://samstarbiblio.ucoz.ru/publ/141-1-0-1416. Дата доступа: 1.3.2010.
  3. Гарбацкі, А.А. Стараабрадніцтва на Беларусі у канцы 17 пачатку 20 ст. [Текст]. Брэст: Брэстскі дзяржаўны ўніверсітэт, 1999. 202 с.
  4. Живописная Россия: Отечество наше в его зем., ист., плем., экон. и быт. значе­нии: Литов, и Белорус. Полесье: Репринт, воспроизведение изд. 1882 г. 2 изд. Мн„ 1994. -550 с.
  5. История России в 3 т. Т. 2. От дворцовых переворотов до эпохи Великих ре­форм [Текст]. М.: Аванта +, 1997. 704 с.
  6. Кочергина, М.В. Духовные связи старообрядцев Стародубья и Ветки и подмос­ковных Гуслиц (втор. пол. 18 нач. 20 вв.) // «Самарское староверие» [Элект­ронный ресурс]. Режим доступа: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/110-1-0-464 Дата доступа: 7.04.2009.
  7. Макушников, О.А. Гомель с древнейших времен до конца 18 века. Историко­краеведческий очерк [Текст]. Гомель: РУП «Центр научно-технической и дело­вой информации», 2002. 244 с.
  8. Мельников, Ф.Е. Краткая история древлеправославной старообрядческой церк­ви. Барнаул // «Семейские староверы Прибайкалья» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://semeyskie.narod.ru/bibl_meln_kiss.htm Дата доступа: 16.09.2008.
  9. Рогалев, А.Ф. От Гомиюка до Гомеля: Городская старина в фактах, именах, лицах [Текст] / А.Ф. Рогалев 2 изд. перераб. и доп. Гомель: ОДО «Барк», 2006. 220 с.

Автор: Р.М. Рогинский
Источник: Религия и общество 6: сб. науч. статей / под общ. ред. В.В. Старостенко, О.В. Дьяченко. Могилев: УО «МГУ им. А.А. Кулешова», 2011. — 240 с.