Становление Гомельского государственного университета

0
90
Гомельский государственный универсиет история

На протяжении 1960-х годов руководство БССР неоднократно обсуждало вопрос об открытии в Гомеле второго университета в республике. В этот период происходило интен­сивное промышленно-экономическое развитие Восточного Полесья и ощущался большой недостаток в высококвалифицированных кадрах для отраслей народного хозяйства и культу­ры. Почти сорок лет Гомельский педагогический институт осуществлял подготовку учителей естественно-гуманитарного профиля для системы образования республики. После долгих дискуссий в 1969 г. Гомельский государственный педагогический институт получил более высокий статус. Партийно-советское руководство приняло решение о преобразовании педа­гогического института в университет.

Несмотря на успехи в подготовке педагогических кадров, в деятельности педагогиче­ского института в 1930-1960-е гг. было немало трудностей, что во многом связано с неодно­значными событиями в истории страны. Руководство молодого университета стремилось ор­ганизовать работу так, чтобы университет стал ведущим учебно-методическим, научным и культурным центром Полесья. Однако в годы становления вуза педагогическому коллективу приходилось преодолевать трудности объективного и субъективного характера. В первые годы университет использовал материальную базу бывшего пединститута, состоявшую из двух учебных корпусов, трёх общежитий, спортивного комплекса, столовой и стадиона. Для организации учебного процесса и проведения научно-исследовательской работы универси­тетского уровня необходимы были новые лекционные аудитории, лаборатории, кабинеты и другие учебные помещения. Из-за нехватки площадей занятия проводились в три смены, а в лабораториях не устанавливалось новое оборудование. До официального открытия вуза, предвидя такую ситуацию, Госстрою БССР и Министерству высшего и среднего специаль­ного образования БССР было поручено в течение 1969-1970 гг. разработать план строитель­ства Гомельского государственного университета и рабочие чертежи главного учебного кор­пуса и общежития [1, с. 176]. Гомельским горисполкомом 30 мая 1969 г. было принято реше­ние об «отводе для строительства университета территории в районе расположения учебного корпуса бывшего пединститута». Министерством высшего и среднего специального образо­вания БССР в качестве готового проекта был предложен проект строящегося учебного кор­пуса Могилёвского пединститута, который по своим масштабам и архитектурному оформле­нию удовлетворял и университет, и город [2, л. 336]. Это решение предусматривало не толь­ко перспективное развитие университета, но и конкретное начало строительства нового учебного корпуса в начале 1970 года. Принятое горисполкомом решение учитывало также имеющиеся у Минвуза БССР фонды капитальных вложений для развития в ближайшие годы университета и рациональное использование уже сложившегося комплекса зданий. 23 июня 1969 г. решение Гомельского горисполкома было отвергнуто Госстроем БССР. Для строи­тельства университета была предложена площадка за пределами города в районе деревни Волотова, где в будущем предусматривалось начать размещение городского жилищного массива. Однако освоение данного района предполагало крупные дорогостоящие работы по намыву грунта для дорог, созданию многокилометровых транспортных, тепловых и других коммуникаций. Эти работы при существующих возможностях могли начаться не ранее 1974 года. В сложившейся спорной ситуации 30 октября 1970 г. Министр высшего и среднего специального образования БССР Н.М. Мешков вынужден был обратиться за помощью к сек­ретарю ЦК КПБ П.М. Машерову: «Имея в виду отдалённую перспективу, Минвуз БССР и ректорат ГГУ, уступая требованиям Госстроя БССР, соглашаются в принципе на отведённую площадку в районе д. Волотова. Совершенно очевидно, что на освоение района городу пона­добится продолжительное время, так как нельзя выходить на отведённую под застройку уни­верситета площадку, представляющую голое, пустое место. Минвуз БССР не может взять на себя расходы по производству этих крупных дорогостоящих работ, по предварительным рас­чётам понадобятся огромные капитальные вложения — несколько десятков миллионов руб­лей. Строительство такого комплекса надо осуществлять поочерёдно, начав реально где-то с 1974 года. Минвуз БССР на развитие ГГУ на ближайшие пять лет может выделить из своих капвложений 4 млн. рублей и уже в 1971 г. начать строительство одного учебного корпуса и одного общежития, а в 1974 г. заложить новый учебный корпус. Таким образом, за 1971-1972 гг. можно построить учебный корпус и общежитие. На строительство указанных объек­тов у Минвуза имеются необходимые средства (3 млн. рублей). Решатся многие проблемы. Мы выиграем время, крайне необходимое для развития университета, и создадим на многие годы более или менее нормальные условия для работы ГГУ. После того, как будут созданы необходимые условия для жизни и деятельности университета на новом месте (в районе д. Волотова), нынешний комплекс зданий университета, а также намечаемые к строительству в этом месте учебный корпус и общежитие могут быть использованы в будущем для развёр­тывания в г. Гомеле нового высшего учебного заведения» [2, л. 337-338].

Летом 1971 г. началось строительство нового корпуса по ул. Советской. Учитывая значимость Гомельского государственного университета как нового научного центра, Мини­стерство высшего и среднего специального образования БССР продолжало настаивать на не­обходимости строительства не отдельного корпуса, а целого учебно-лабораторного комплек­са, включавшего общеуниверситетскую библиотеку на 1,5 млн. томов, факультеты со слож­ным инженерным и технологическим оборудованием и вычислительными центрами, обще­университетским аудиторным фондом, актовый зал на 1200 человек, большую столовую. В письме заместителя Министра Ф.Н. Капуцкого в Госстрой БССР отмечалось, что ревизион­ная бригада Белорусской республиканской конторы Стройбанка БССР изменила расчёт стои­мости технического проекта, ссылаясь, что это не комплекс здания, как было указано в раз­решительном письме Госстроя БССР, а главный учебный корпус. В документе была выска­зана просьба: «Ввиду архитектурной, градостроительной и научной значимости здания ГГУ дать указания Белорусской республиканской конторе Стройбанка» вернуться к ранее плани­руемой стоимости технического проекта Гомельского университета [3, л. 168].

Руководство Минвуза БССР, понимая трудности становления молодого университета, особенно его материальной базы, оказывая помощь, в то же время с первых месяцев его дея­тельности постоянно контролировало организацию учебно-методической работы. Так, уже в конце 1 семестра 1969/1970 учебного года в Гомельский государственный университет был направлен инспектор Управления вузов с целью проверки физического факультета. В отчете инспектора С.И. Лобова отмечалось, что «с момента преобразования педагогического инсти­тута в университет с точки зрения кадров физический факультет существенных изменений не претерпел. В настоящее время на физфаке работает 25 человек (3 доцента, 12 старших преподавателей и 10 ассистентов). Из них степень кандидата физико-математических и тех­нических наук имеют 6 человек. Среди части сотрудников наблюдается тенденция к уходу из ГГУ, главным образом тех, кто по роду своей работы больше был «пединститутским», а не «университетским» работником (специалисты по методике преподавания физики и матема­тики, по педагогике). Из БГУ прибыло 2 кандидата (Харитонов, Шпеньков), на 0,5 ст. рабо­тает Ушаков — сотрудник завода «Луч», кандидат технических наук. Нет ни одного доктора наук или профессора, нет профессоров-физиков, подавших заявления на работу в ГГУ. Рек­тором университета принимаются усилия для приглашения на работу специалистов высшей квалификации, но приглашаются при этом главным образом специалисты, работающие в той же области, что и ректор» [4, л. 2].

В соответствии с планом работы Коллегии Министерства и Управления вузов с 11 по 17 апреля 1971 г. была проведена проверка организации учебно-методической работы в Го­мельском государственном университете. Проверку осуществляли работники Управления вузов и Отдела преподавания общественных наук, а также группа опытных преподавателей (профессоров и доцентов) Белорусского государственного университета им. В.И. Ленина. За первые два года руководством ГГУ было сделано очень много для того, чтобы улучшить ма­териальную базу вуза, обеспечить его квалифицированными кадрами, поднять организацию учебного процесса на более высокий университетский уровень. В этот период в университете осуществлялась подготовка специалистов на 7 факультетах по 10 специальностям. Контин­гент студентов дневного обучения составлял 2 742 человека, заочного — 1 957. На 26 кафед­рах работало 297 преподавателей: 1 член-корреспондент АН БССР, 16 профессоров и докто­ров наук, 88 доцентов и кандидатов наук. На условиях штатного совместительства работали 1 доктор наук и 7 кандидатов наук. После преобразования пединститута в университет пре­подавательский состав увеличился на 125 человек, количество преподавателей, имевших учёное звание, увеличилось на 7%. Среди вновь принятых на работу было 14 докторов наук, профессоров, 36 кандидатов наук, доцентов. Общий процент преподавателей ГГУ, имевших учёное звание и степень, составлял 37% [5, л. 35-36].

Комиссия Минвуза БССР проверила учебно-методическую работу университета, фа­культетов, кафедр, посещала заседания Совета ГГУ, кафедр, ознакомилась с работой кабине­тов и лабораторий, посетила занятия 66 преподавателей. Особое внимание уделила постановке практикумов, курсовым работам, введению специализаций. Как отмечалось в справке, состав­ленной заместителем начальника Управления вузов на основе отчётов проверяющих специа­листов, уровень преподавания в университете был вполне удовлетворительным. Однако «в ра­боте многих преподавателей сказывалось отсутствие опыта университетской работы. Циклы дисциплин, требующие большого количества лабораторных и практических занятий, оснаще­ны необходимым минимумом приборов и оборудования, позволяющим вести преподавание на уровне требований университетского образования. Университет приступил к решению вопро­са специализаций, коренного вопроса университетского образования. В университете созданы факультетские методические советы и методические комиссии по работе с первокурсниками. Учебный процесс ведётся по стабильным расписаниям. 1 и 2 курсы традиционных универси­тетских специальностей (математика, физика, биология, язык и литература) работают по университетским учебным планам, 3 и 4 — по переходным, 5 — по учебным планам пединститутов. Экономические специальности, гидрогеология, история, физическое воспитание переходных планов не имеют. Кафедры начали чтение спецкурсов, проведение спецсеминаров, спецпрактикумов, постановку курсовых работ в соответствии с требованиями университетского учеб­ного плана. Университет ввёл систему контроля за текущей успеваемостью студентов, состав­ляя графики сроков выполнения текущих работ и посещаемости, экраны хода выполнения планируемых работ. Эта весьма эффективная форма ведётся во всех деканатах и позволяет иметь представление о том, как каждый студент учится и посещает занятия» [5, л. 37-38].

Отмечая положительные моменты в работе университета, комиссия подчёркивала, что ГГУ находится только в стадии становления и многие вопросы, от которых зависит качество выпускаемых специалистов, ещё не решены. Прежде всего, это касалось вопросов материальной базы: «Контингент студентов ГГУ растёт, в будущем году предстоит защита диплом­ных работ (впервые в истории университета), будет увеличиваться количество специализа­ций и глубина их содержания. На материальной базе сегодняшнего дня все эти вопросы ре­шать будет крайне трудно».

Для улучшения учебного процесса, подчёркивали члены комиссии, необходимо уст­ранить ряд недостатков. В первую очередь требовалось решить кадровый вопрос: «На день проверки в университете насчитывалось 30 вакансий, а к новому учебному году вуз получит ещё 30-35 единиц. Замещение их представит большую трудность, тем более, что нужно под­бирать преподавателей на определённые курсы с учётом требований специализаций. Так, на сегодняшний день на мехмате не обеспечено чтение курсов по некоторым важным областям современной математики (геометрия, функциональный анализ и др.), на историческом фа­культете не обеспечено чтение курса истории СССР в объёме 352 часа. Абсолютное боль­шинство преподавателей ГГУ не имеет опыта работы в университете, более 1/3 всех препо­давателей (118 человек) имеют стаж вузовской работы менее 5 лет. При кафедрах универси­тета не созданы научные семинары. Методические советы факультетов не способствуют об­мену опытом работы кафедр, почти ничего не делают для повышения педагогического мас­терства молодых преподавателей. Весьма остро стоит вопрос о повышении квалификации преподавателей университета. Между тем университет не выполняет план направления сво­их работников на факультеты повышения квалификации (в 1970/1971 учебном году вместо 14 прошли переподготовку только 6 человек). В самом университете нет системы работы с молодыми преподавателями. Работа кафедр в этом направлении не обобщается и не направ­ляется ректором. Не использует университет и возможность приглашения опытных препода­вателей БГУ для оказания методической помощи и чтения части общих специальных курсов. Составленный на пятилетие (1971-1975 гг.) план повышения квалификации весьма примити­вен, неконкретен, не учитывает всего количества преподавателей и имеющихся форм повышения квалификации (индивидуальное соискательство, перевод на должности научных сотрудников, направление в целевую аспирантуру). Несмотря на то, что ГГУ работает уже два года, по конкурсу избрано лишь 122 преподавателя. Остальные 151 человек зачислены на работу приказом ректора. Такое положение порождает у этих преподавателей чувство неуве­ренности и весьма осложняет обстановку в университете» [5, л. 38-39].

Особое внимание в отчётах всех, проверявших учебный процесс, уделялось организа­ции таких специфически университетских форм учебной работы, как спецкурсы, спецсеминары, общие и специальные практикумы, курсовые и дипломные работы. В документах от­мечалось, что количество спецкурсов и спецсеминаров было различным на кафедрах и фа­культетах. Если математические кафедры организовали для студентов 22 спецкурса и спец­семинара, то на двух литературоведческих кафедрах — всего два спецкурса, тематика кото­рых носит вспомогательный характер и не решает вопросов углубленной специализации. Вопросы актуальности тематики специализаций пока не решены на большинстве факульте­тов, исключая физический, где в качестве специализаций определились такие направления, как физика твёрдого тела и радиофизика.

При всей успешности работы, проделанной университетом по оснащению лаборато­рий, нехватка оборудования негативно влияла на учебный процесс. Так, из-за отсутствия со­ответствующей учебной лаборатории на физфаке не проводились лабораторные работы по курсу ядерной физики. Механико-математический факультет не имел учебно-лабораторной базы для проведения практических и лабораторных занятий по методам вычислений, вычис­лительным машинам и программированию, для организации вычислительной практики. В справке комиссии Минвуза отмечалось, что этот вопрос требовал скорейшего решения, так как «на будущий год эти курсы и практику должны будут пройти в обязательном порядке все студенты факультета». Рекомендовалось также увеличить лаборантский состав.

Университетское образование требовало от студентов значительное внимание уделять самообразованию, работе в библиотеках, кабинетах и лабораториях. Комиссия указала руко­водству университета на то, что в вузе не ведётся на научной основе изучение бюджета вре­мени студентов. Например, совершенно неоправданно были перенесены факультативные за­нятия по физвоспитанию на 3-4 курсах в разряд обязательных на всех факультетах [5, л. 42-43]. Результаты проверки были обсуждены на расширенном заседании Совета университета с участием представителей Гомельского обкома и горкома КПБ.

Важным источником по истории высшего образования в Гомеле являются воспоми­нания преподавателей, чья судьба тесно связана с нашим вузом. В годы становления универ­ситета одни из них были уже известными учёными, другие — только начинали свою препода­вательскую и научную деятельность.

Решение кадрового вопроса, как отмечалось в приведённых выше документах, было одним из важнейших в первые годы работы университета. Во все крупные учебные заведе­ния и научные организации руководство ГГУ направило письма с приглашением учёных для замещения вакантных должностей по необходимым специальностям. Среди тех, кто ответил на приглашение, был Александр Петрович Мещерский. В марте 1970 г. он был переведён в Гомельский государственный университет на должность доцента кафедры истории КПСС и научного коммунизма, а в августе 1971 г. был назначен её заведующим. Александр Петрович вспоминает, что родился он в 1931 г. в Курской области в семье военнослужащего, а школу закончил в Пинске, где после войны служил отец и остались жить его родители. Узнав, что в Гомеле открывается университет, Александр Петрович решил связать свою судьбу с Бело­руссией. К этому времени он защитил кандидатскую диссертацию, получил учёное звание доцента и приобрёл значительный научный и педагогический опыт. Закончив с отличием ис­торический факультет университета в г. Черновцы, работал в Государственном архиве Ир­кутской области в должности старшего научного сотрудника, а затем — директора архива. С 1962 г. преподавал в Иркутском педагогическом институте и в течение четырёх лет занимал должность декана исторического факультета. Возглавив кафедру в Гомельском госуниверситете, А.П. Мещерский «получил задание от ректора В.А. Белого, проявляя творчество и ини­циативу, сформировать кафедры исторического профиля». Александр Петрович отмечает, что в первые годы работы университета для обеспечения педагогическими кадрами учебного процесса по историческим дисциплинам были выбраны 4 основных направления: избрание на основе всесоюзного конкурса на замещение вакантных должностей; приглашение препо­давателей, используя личные контакты с руководителями ведущих университетов страны (МГУ, БГУ); чтение отдельных курсов и спецкурсов преподавателями БГУ по совместитель­ству; привлечение работников культурно-просветительских учреждений Гомеля (областного краеведческого музея и областной библиотеки) для проведения практических занятий.

Несколько другая ситуация была на тех факультетах, которые существовали ещё в пе­дагогическом институте (физико-математический, химико-биологический, физического вос­питания, филологический). Одним из направлений решения кадрового вопроса была реко­мендация кафедрами наиболее талантливых выпускников для работы в вузе. В год открытия университета окончил с отличием механико-математический факультет и получил рекомен­дацию для поступления в аспирантуру Селькин Михаил Васильевич, в настоящее время док­тор физико-математических наук, профессор нашего вуза. Как вспоминает Михаил Василье­вич, любовь к математике у него проявилась ещё в школе, во многом благодаря замечатель­ному учителю математики Льву Захаровичу Черноглазу. Будучи студентом, он проявлял ин­терес к научной работе и с удовольствием посещал занятия математического кружка, создан­ного на факультете. Однако о карьере учёного тогда не задумывался. Большую роль в выборе жизненного пути, по словам Михаила Васильевича, сыграл известный математик, создатель и руководитель математической школы, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор физико-математических наук, профессор Леонид Александрович Шеметков. В годы обучения в аспи­рантуре и работы над кандидатской диссертацией, как было принято в то время, по воспоми­наниям Михаила Васильевича, он представлял результаты своих исследований на научных конференциях, семинарах всесоюзного уровня в Москве, Киеве, Новосибирске, Свердловске, Сухуми, Красноярске. При этом, заинтересованный в решении кадрового вопроса универси­тет выделял молодым учёным необходимые для таких командировок средства.

История Гомельского государственного университета имени Франциска Скорины не­разрывно связана с историей и культурой страны, деятельностью преподавателей, сотрудни­ков, выпускников и студентов нашего вуза. При изучении данной темы большое значение имеют не только архивные документы, но и воспоминания тех, чья жизнь тесно связана с университетом.

Литература

  1. Старовойтов, М.И. Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины: исторический очерк / М.И. Старовойтов, А.И. Зеленкова, М.П. Савинская. — Гомель: УО «ГГУ им. Ф. Скорины», 2005. — 359 с.
  2. Докладная записка Министра высшего и среднего специального образования БССР И.М. Мешкова Секретарю ЦК КПБ П.М. Машерову. 30 октября 1970 года // Национальный архив Республики Беларусь. — Фонд 1220. — Опись 1. — Дело 1667.
  3. Письмо Зам. Министра высшего и среднего специального образования БССР Ф.Н. Капуцкого Зам. Председателю Госстроя БССР т. Ю.В. Шпиту. 20 декабря 1973 года // Национальный архив Республики Беларусь. — Фонд 1220. — Опись 2. — Дело 311.
  4. Отчёт инспектора Управления вузов С.И. Лобова о командировке в Гомельский го­сударственный университет. Январь 1970 года // Национальный архив Республики Беларусь. – Фонд 1220. — Опись 1. — Дело 1714.
  5. Справка о проверке организации учебно-методической работы в Гомельском госу­дарственном университете. 1971 год // Национальный архив Республики Беларусь. — Фонд 1220. — Опись 1. — Дело 53.

Авторы: А.И. Зеленкова, М.П. Савинская
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины, №4(73), 2012 г. Ст. 38-43.

The article enlightens basie stages of formation of Gomel State University that was opened on the basis of the Pedagogical Institute in May 1969. It also analyzes the problems of formation of fmancial and technical base of the university, the difficulties of the staff employment, the organization of educational and methodical, research and pedagogical work in the higher education establishment during the first years of its functioning. The sources of this article are both the archive documents (The National Archive of the Republic of Belarus) and the lecturers’ memories whose fates were closely connected to the university.

For the first time some documents describing the early years of Gomel State University are open for carrying out research.