Средневековый Гомель: состояние проблемы и перспективы изучения

0
541
Средневековй Гомель и гомельский замок

Рассмотрены основные этапы научного изучения средневекового периода истории Гомеля, охарактеризован вклад ученых ХIХ-начала XXI вв. и наиболее значительные работы по этой проблематике. Определены актуальные вопросы и проблемы истории Гомеля, требующие дальнейшего исследования, прежде всего проблема происхождения города, уточнение времени его появления; поиск изображения средневекового герба Гомеля и новых письменных документов по истории города.

Вплоть до середины прошлого столетия ученый мир уделял явно незначительное внимание ранней истории Гомеля. И это было объективно. В силу своего геополитического положения Гомель постоянно оказывался в эпицентре военных и социально­-конфессиональных противостояний. Бесценные письменные документы горели вместе с городом и гибнущими жителями, уходили в небытие целые библиотеки… А то, что удавалось спасти современникам тех событий, зачастую оседало в неизвестных частных собраниях и государственных архивах далеко за пределами Беларуси. В результате объективных и субъективных факторов Гомель, как феномен средневековой славянской и белорусской истории, оставался малозаметным.

Первым, кто обратил достойное внимание на раннюю историю Гомеля, был наш земляк, выросший на улице, которая ныне носит имя Песина, Лев Алексеевич Виноградов. Мы знаем об этом замечательном человеке слишком мало. Некоторые фрагменты его биографии более трех десятилетий назад собрал гомельский краевед Р.Н. Музыченко. Не будучи профессиональным историком, Л.В. Виноградов написал и издал в 1900 г. в Москве при финансовой поддержке семьи князей Паскевичей небольшую книгу, по сути своей, брошюру «Гомель. 1142-1900 гг.». Но сколько она значила для заинтересованных гомельской историей и тогда и впоследствии… Книга никогда не была «под запретом», но подержать в гипсах чуть ли не единственный ее, изрядно потрепанный экземпляр, было счастьем краеведа. В Гомеле ее можно было найти только в малодоступной библиотеке Областного краеведческого музея и, пожалуй, у одного — двух букинистов. В книге Виноградова впервые в единое целое были собраны по крупицам свидетельства средневековой истории города. Кроме известных летописных памятников, актовых и прочих письменных документов, известных тогдашней науке, Виноградов нашел редкие памятники в архивах и прочих собраниях. Многие из них не сохранились. При всех предполагаемых упреках в адрес Виноградова в «непрофессионализме», «тенденциозности», «шовинизме», которые может в сердцах бросит наш современник, мы не в праве отказать ему в звании «Первопроходца гомельской истории». Действительно, почти сто лет после выхода книги Льва Алексеевича не было написано ни одного обобщающего труда по ранней истории Гомеля,

Археологическому наследию средневекового Гомеля повезло еще меньше, чем документально-историческому. Гигантские перепланировки исторического центра Гомеля, проведенные при Румянцевых с благими намерениями создать «Новый Гомель» европейскою культурного и экономического уровня, снесли навсегда остатки Гомеля средневекового. Ведь, как известно, «благими намерениями вымощена дорога в ад». Впрочем, Румянцевы были выдающимися детьми своей эпохи, и потому История их не судит.

Впервые глазами археолога на древнейшую историю Гомеля посмотрел в начале прошлого века наш знаменитый земляк, ученый-энциклопедист (краевед, филолог, этнограф, фольклорист, археолог, публицист, общественный деятель…) Евдоким Романович Романов. Он безошибочно определил, где в «сердце» города скрываются остатки «доисторического городка», а где был Гомель «исторического времени». В 1926 г. еще один наш земляк, краевед и археолог Иван Харитонович Ющенко заложением небольшого шурфа у башни дворца Паскевичей открывает культурный слой с материалами железного иска и эпохи средневековья. Краткая заметка в академическом издании не привлекла особого интереса ученого мира. Тогда было много более «громких» открытий…

В середине прошлого столетия ситуация вокруг «раннего Гомеля» начинает медленно изменяться. Краткие сообщения-фрагменты о первых страницах его истории появляются в газетах, в энциклопедиях и географическо-статистических очерках. К сожалению, большая часть публикаций оставалась построенной «на воде».  Причины отсутствие заинтересованных в гомельской истории специалистов-профессионалов и незнание заинтересованными краеведами письменных и археологических источников. Некоторые экскурсы в историю Гомеля, опубликованные в начале второй половины прошлого века, могут вызвать скорбную улыбку. Они настолько заидеологизированы, что теряют свою и научную, и познавательную значимость. А в 1950-х гг. ведется очередная глобальная реконструкция исторического центра Гомеля, сильно пострадавшего в годы Великой Отечественной войны. Мало тогда было дела до ископаемых памятников: нужно было восстановить городскую инфраструктуру, дать людям жилье. И сносили остовы кирпичных зданий по ул. Замковой (проспекту Ленина), копали глубокие фундаменты в районе хлебозавода и на месте драмтеатра. Мало кто смотрел тогда «под лопату». Но те, кто все-таки смотрел — отметили… Под фундаментом строящегося здания драмтеатра — наконечники средневековых копий, а на стройплощадке хлебозавода — залежи костей животных ледникового периода… В Гомель срочно выезжал один из светил белорусской академической археологии Константин Михайлович Поликарпович. Но до больших полевых исследований дело не дошло.

В 1975 г. в Гомеле состоялись первые археологические раскопки. Их провела экспедиция Института истории АН БССР под руководством ведущего специалиста по вопросам средневековой военной истории Михаила Александровича Ткачева. Тогда было установлено место нахождения средневековой крепости и городских посадов. Автору этих строк довелось участвовать в тех раскопках.

С 1986 г. археологическое изучение остатков Гомеля проводится под руководством автора настоящего сообщения. Изучено свыше семи тысяч квадратных метров площади средневековых наслоений. Раскопки ведутся н тех местах, где предполагается деятельность строителей. Надо отметить, что областные и городские структуры стараются поддерживать выполнение таких исследований или не мешать их проведению. Получен колоссальный материал, который освещает ранние этапы развития и становления Гомеля и который, по сути, позволяет заново написать ранние страницы его истории.

Начиная с 1980-х-1990-х гг. ранней истории нашего города уделяется псе большее и большее внимание. Заметки о ней появляются на страницах энциклопедий, материалов краеведческих конференций, издается книга «Память». Наш коллега, доктор филологических наук Александр Федорович Рогалев посвящает истории Гомеля цикл публикаций, среди которых внимание заинтересованных читателей привлекает, прежде всего, его книга «От Гомеюка до Гомеля». На рубеже веков автор настоящего сообщения подводит итоги историко-археологичеких исследований в I ‘омеле на страницах десятков публикаций, в том числе трех книгах.

Какие вопросы и проблемы истории, связанные с Гомелем, по- прежнему заслуживаю внимания? Их очень много. Остановлюсь на актуальных.

До конца не изучена проблема происхождения города, которая может решаться только на базе археологических раскопок. К сожалению, места в историческом центре города, перспективные с точки зрения решения этой задачи, находятся в парковой зоне, «вторжение» в которую не поощряется ни властями, ни землепользователями. Но опыт показывает, что работа археологов не наносит существенного вреда современному историко-культурному пейзажу. Значит, при наличии понимания со стороны властных структур и заинтересованных организаций, проблему раскопок с целью «добраться до истоков Гомеля» решить можно. Во всяком случае, приблизиться к ее решению на достойное сегодняшних дней расстояние.

Крайняя скудость базы письменных документов по средневековой истории Гомеля должна подвигнуть историков к поиску таковых, особенно, затерявшихся в иноземных архивах, а также на страницах малоизвестных даже ученому миру изданий. Если уповать на открытие «новых» древнерусских летописей едва ли приходится, то на обнаружение документов периода Великого княжества Литовского и Речи Посполитой – можно надеяться. Нами до сих пор глубоко не изучены инвентари Гомеля, его волости и Гомельского староства 17-18 веков. Они содержат богатейший материал о многих сторонах жизни города и его окрестностей. Мы с трудом представляем себе судьбу архива последнего гомельского старосты князя Михаила Фредерика Чарторыйского, который, разочаровавшись в благих намерениях Екатерины Великой по отношению к Польше и Великому княжеству Литовскому, оставил свое Гомельское имение и, накануне первого раздела Речи Посполитой, уехал в Краков. Вместе с огромным Гомельским архивом. По-видимому, никто из современных гомельских исследователей еще с ним не работал. Именно в Кракове могут оказаться совершенно уникальные документы, касающиеся гомельской истории. Наш ученый мир плохо знает научные архивы Вильнюса и Санкт-Петербурга, не вычитаны «до дыр» архивный материалы Литовской Метрики, касающиеся гомельской истории. Конечно, такая работа требует не только рвения специалистов, но й финансовой поддержки их начинаний. А затраты окупятся сторицей, ведь любое новое знание только украсит и укрепит фундамент многовековой истории нашего города.

Интересным вопросом остается проблема раннего гомельского герба. Как известно, современный герб города («рысь») — это модифицированный в середине позапрошлого века герб упраздненного города Белицы. Герб Гомеля (как и белицкий) искусственно надуманный в кабинетах стольных российских канцелярий. Долго размышлял чиновник, вероятно не видевший никогда ни Гомеля, ни Белицы, и придумал, мол, возле «сего места в изобилии водились рыси». Да, водились. Но они водились в оном изобилии (когда-то) по всей территории лесной полосы Восточной Европы. Но отчего-то они не попали в изображения гербов прочих российских городов. Там мы можем найти птиц летающих и водоплавающих, медведей, волков, быков, овец, рыб и прочих представителей фауны. Рысь, скорее всего, «надумали» из-за отсутствия мест для почетной твари в российском гербовнике для вновь испеченного города Белицы — Гомеля. Между тем, стараниями известного белорусского историка Михаила Федоровича Спиридонова был обнаружен привилей (грамота) короля польского и великого князя литовского Жигимонта Августа от 1560 г., в которой говорится о том, что городу Гомелю он жалует герб с изображением креста и латинской надписью. Это случилось гораздо раньше истории с «белицко-гомельской» рысью. К сожалению, попытки отыскать изображения этого герба были тщетными. А предложенная историками графическая и цветовая реконструкция этого герба неубедительна, ввиду отсутствия подлинного его описания. Какой был крест этого герба? Мальтийский, рыцарский, кавалерийский, равноконечный, греческий, латинский… Вопросов больше, нежели ответов. И был ли этот крест на самом деле белым (серебристым) в красном поле? Нашим исследователям все-таки остается уповать на архивы Европы, в первую очередь, Польши и Литвы. Поиск может привести к открытию для нынешних поколений более раннего и исторически обоснованного герба Гомеля.

Вопросов остается много, как, впрочем, и заблуждений. Обратимся к вопросу о «дате рождения» Гомеля. Автор настоящего сообщения уже более двух десятилетий призывал думающих и ответственных прочитать ту знаковую запись Ипатьевской летописи, которая впервые познакомила ее современников и потомков с тогда малоизвестным «Гомием». Что же мы празднуем, чей день рождения? В летописи читаем о разорении войсками смоленского князя Ростислава Мстиславича окрестностей нашего города. Интересный «день рождения» получается. К радости образованной общественности, в последние годы все более утверждается понимание того, что городской юбилей — это дань традиции, это дань — первому летописному упоминанию города. Но и сейчас, к сожалению, можно на больших рекламных щитах и передвигающейся рекламе прочитать: «С днем рождения, любимый город…». А ведь день рождения был гораздо раньше. 1142 год в истории Гомеля — это, скорее, день его ангела.

Систематическая в изложении, подкрепленная разноплановыми источниками средневековая история нашего города, которая могла бы претендовать на объективность, еще не написана. А время требует решения этого вопроса. Жадный интерес гомельчан к познанию своего прошлого более чего заметен — краеведческая и научная литература, связанная с гомельской историей (в отличие от рекламной литературы), исчезает с книжных полок магазинов достаточно быстро.

Задача историков, археологов и краеведов — искать, искать, еще раз искать. Задача властных структур — всячески содействовать этому поиску. А наша студенческая молодежь всегда готова поддержать здоровую, научно обоснованную инициативу в проблеме разрешения спорных вопросов гомельской истории и заполнения ее «белых пятен».
Автор: О.А. Макушников
Источник: Гомель: старонкі гісторыі (да 870-годдзя першай згадкі ў летапісе) [Тэкст] : зб. навук. арт. / рэдкал.: В. А. Міхедзька (адказны рэд.) [і інш.], М-ва адукацыі РБ, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель : ГДУ імя Ф. Скарыны, 2012. — 188 с. Ст. 5-10.