Современная свадебная обрядность Турово-Пинского региона как источник для реконструкции мифологических представлений

0
81
Современная свадебная обрядность Турово-Пинского региона

Сформировавшаяся на протяжении многих веков первобытности религиозно-мифологическая целостность древнеславянского язычест­ва в период христианизации была разрушена. Однако, по мнению бе­зымянного автора XII века, старшего современника талантливого интерпретатора нового вероучения Кирилла Туровского, старая ре­лигия — язычество — продолжала существовать, отодвинувшись на “украины” государства. Какая-то часть этого наследия, считает академик Б. А. Рыбаков, уцелела и дошла, несколько трансформиро­вавшись, до исследователей XIX-XX веков в виде аутентичного фо­льклора, а также через вторичные письменные, фольклорные и ве­щественные источники. К заповедным зонам языковой и духовной культуры современной Славик, сохранившей множество ценнейших па­мятников устной живой стаглны, известный ученый Н. И. Толстой от­носит и белорусское Полесье.

Изучение в период с 1980 по 1993 г. г. свадебной обрядности деревень Поречье, Табулки и Чемерин на Пинщине, Вересница, Бор ки, Озераны и Запесочье на Туровщине позволяет говорить о свое­образной консервации в народной свадьбе элементов древней мифо­поэтической системы, которая особенно ярко предстает в традици­онном полесском каравае.

Исследование сакральных и других знаковых характеристик ка­равая, маркировка его основных функциональных параметров дают возможность по-новому взглянуть на каравай как обязательный ат­рибут современной полесской свадьбы.

Отнесение каравая к универсальным символам позволяет счи­тать его то символом солнечного божества, небесного семейства, молодых, то богом-предком, богом брака, богом урожая и бо­гатства, то мифологическим персонажем, тождественным мировому дереву.

Каравай у полешуков соединяется с представлением о магии первого дня, т. е. с представлением об изоморфности первого дня целой жизни, всему ряду дней и лет. Невыросший, подгоревший хлеб сулит несчастье в будущей совместной жизни.

Рассмотрение этапов изготовления каравая приводит к выявле­нию и формулировке целого свода правил обращения с ритуальным хлебом. Большое влияние на него, по-видимому, оказала сакральная мотивированность таких представлений. как первое и последнее, часть и целое, верх и низ и т. п. в проекции на связь между хле­бом и долей.

Помимо самого каравая высшей сакральностыо наделяются дро­ва, вода, продукты, используемые при выпечке хлеба, произ­водственно-технические операции, нередко сопровождающиеся мантикой, атрибуты техники (дежа, лопата, печь), а также исполнители обряда.

Многообразие символики каравая тесно связано с многогран­ностью языческого мировоззрения, сложившегося в результате мно­говековых наслоений. Так, вместе с культом предков, растительным и солярным культом в каравайном обряде отчетливо просматривается культ воды и огня, медвежий и фаллический культы.

Эротика в каравае тесно связана с традициями смеховой на­родной культуры. Рожденный амбивалентным восприятием мира “риту­альный смех” каравайного обряда переплетается с зачинающим, про­изводящим низом; а значит, и с главной идеей брака, идеей плодо­родия.

В каравайном обряде хорошо видны и элементы праздника, и пережитки общинных дарений.

Акт раздела свадебного каравая подобен акту разрывания, предания земле или сжигания полесского Куста и купальского чучела.

Современный каравай пекут обычно в доме жениха и невесты, как правило, круглой формы. Изготовлением хлеба занимаются жен­щины-каравайницы, обязательно счастливые в браке, среди них вы­деляется старшая каравайница.

Реконструкция и интерпретация этих и многих других элемен­тов свадебной обрядности как отголосков прежних мифологических представлений облегчается наличием богатого песенного репертуа­ра, который является неотъемлемой частью всего свадебного обря­да.

Песенные тексты важны не только для восстановления утрачен­ного, но и для изучения новаций. Эго связано с появлением в песенном материале отдельных христианских элементов и отголосков реалий нового времени.

Автор: Л.П. Ермакова
Источник: Наследие Кирилла Туровского и современная общественно-культурная жизнь. Материалы научной конференции. Гомель. 1994. Общество Кирилла Туровского. Белорусский государственный университет транспорта. Гомельский областной общественно-культурный центр. С. 68-69.