Социально-политические настроения жителей Гомельщины в сентябре 1939 года

0
66
настроения жителей Гомельщины

Историческая память и опыт народа — важнейшие элементы общественной жизни. Лишь относительно недавно проблемы динамики общественных настроений советского народа оказались в центре внимания ученых. В полной мере это касается предвоенного периода, который изучен в основном с точки зрения политических и военных событий. Очень интересно, на наш взгляд, проследить общественно-политические настроения населения Гомельщины в связи с подготовкой в СССР к вступлению в Польшу в сен­тябре 1939 г.

Развитие международной обстановки в начале сентября 1939 г. привело к тому, что советское руководство решило провести частичную мобилизацию Красной Армии, и 6 сентября около 23-24 часов в семи военных округах (в том числе Белорусском Осо­бом военном округе) была получена директива наркома обороны о проведении «Боль­ших учебных сборов» (БУС). Название «БУС» являлось шифрованным обозначением скрытой мобилизации.

Проведение мобилизации не могло оставить равнодушным население региона. Более того, состояние значительной его части можно характеризовать такими словами: растерянность, тревога и даже паника. Так, например, в спецсводке наркома внутрен­них дел БССР Цанавы первому секретарю ЦК КП(б)Б Пономаренко от 10 сентября 1939 г. подчеркивалось, в частности, следующее: «В связи с проходящим набором в ла­геря приписного людского состава к воинским частям наблюдается паническое на­строение среди населения» [1, л. 6]. Это объяснялось, прежде всего, тем, что большин­ство жителей БССР полагало, что мобилизация в стране происходит неспроста: СССР неминуемо грозит крупномасштабная война с Германией и с другими капиталистиче­скими странами. В этой связи многие из них, вопреки советской пропаганде о непобе­димости Красной Армии, сомневались в способности последней противостоять Германии и ее союзникам. Начиная с 8 сентября 1939 г., органы НКВД БССР фиксируют многочисленные «пораженческие» высказывания среди различных слоев населения БССР. «Немец сильнее СССР, он уже забрал Австрию, добивает Польшу и скоро возь­мется за СССР», — заявил рабочий хлебозавода г. Мозыря. Колхозница колхоза «Память Ленина» Мозырского района в разговоре отметила: «Я была в Борсуковском сельском совете и слышала, что немецкие и польские самолеты должны перелететь границы СССР, они углубятся на нашу территорию, и скоро она отойдет Германии и Польше без боя». Некий житель Кормянского района среди односельчан: «Советский Союз рас­торгнул договор с Германией о ненападении. Германия направила свои войска к грани­це СССР, а поэтому в СССР и происходит мобилизация» [3, л. 1-15].

Отмечали органы НКВД и так называемые «победные» высказывания, однако та­ковых было сравнительно немного. Например, сотрудник Полесского управления сбер­касс заявил: «Ну что ж, будем готовы, чтобы дать отпор, придется повоевать, ибо нем­цы народ хитрый. Конечно, если полезут, то всыплем, как японцам на озере Хасан» [4, л. 245].

Свидетельством панических настроений среди населения в связи с предстоящей войной являются многочисленные случаи уклонения от явки военнообязанных на сборные пункты. Причем если пораженческие настроения фиксируются органами НКВД БССР в основном среди обывателей, то от мобилизации уклонялась и партно­менклатура.

Так, заместитель председателя колхоза «Коминтерн» Уваровичского района соби­рал подписи колхозников, чтобы его отозвали из армии, заявляя: «Партия неправильно делает, что берет коммунистов в армию». Помощник прокурора этого же района, буду­чи призванным в Красную Армию, на сборный пункт явился выпившим и начал пла­кать. Зав. оргинструкторского отдела Уваровичского РК КП(б)Б при получении повест­ки заявил: «Я же белобилетник и в армию призываться не должен» [2, л. 3-4]. В протоколе заседания Домановичской парторганизации от 26 сентября 1939 г. отмеча­лось следующее: «Наши некоторые товарищи (особенно учителя), когда их призвали в армию, то побросали работу и закрыли школы (даже члены и кандидаты партии)» [3, л. 50-51]. Подобного рода примеров можно привести десятки.

Непосредственно после начала частичной мобилизации значительная часть насе­ления БССР бросилась скупать хлеб, соль, сахар и другие продукты и промтовары, ко­торые практически сразу исчезли с прилавков магазинов. Перебои в снабжении горо­дов и деревень БССР продуктами питания и промтоварами обострили и без того панические настроения. Приведем в этой связи характерные высказывания жителей ре­гиона, которые фиксировали органы НКВД. Жительница Минска в очереди: «Война начнется, скоро не будет продуктов, придется голодать, поэтому сейчас необходимо за­купать как можно больше продуктов…» [4, л. 81-88].

В условиях приближающейся войны имели место случаи, когда люди, особенно это касалось сельской местности, отказывались выходить на работу по принципу «все равно война». Некоторые из них бросали нажитое и уезжали, как отмечалось в сводках НКВД, «в неизвестном направлении». Например, зам. наркома внутренних дел БССР Решетников сообщал Пономаренко, что «в ряде колхозов большинство трудоспособ­ных на работу не выходит» [5, л. 245]. В этой связи среди жителей БССР имели место настроения, как, например, у жителя Брагинского района, который во время копки кар­тофеля заявил: «Началась война и нам работать не нужно, а то немец порежет нас вме­сте с большевиками» [2, л. 7]. Такого рода примеров можно привести десятки.

Значительная часть населения БССР встретила мобилизацию в стране и слухи о возможной войне весьма позитивно. Это прежде всего единоличники, репрессирован­ные органами НКВД, их родственники, те, кто по другим причинам был недоволен со­ветской властью. Данная категория людей рассчитывала на то, что советская власть в результате войны в СССР будет уничтожена. Органы НКВД отмечали многочисленные высказывания по этому поводу. Гражданка г. Минска, муж которой арестован: «Война начнется… скоро вернутся наши мужья, и мы тогда больше не будем помогать совет­ской власти». Единоличница Кормянского района: «Теперь уже воюют, у нас всех за­берут на войну, а я останусь одна дома, вот тогда я расправлюсь с колхозниками, как они со мной до сего времени расправлялись» [2, л. 1-18].

Таким образом, подготовка в СССР к вступлению в Польшу в сентябре 1939 г. оказала очень существенное влияние на политическую ориентацию и социально­ психологическое состояние белорусского общества. Для значительной части населения БССР, поддерживающей советскую власть, данное мероприятие вызвало растерян­ность, тревогу, панику. Это объяснялось тем, что люди были уверены в неизбежности войны СССР с Германией. Часть оппозиционных слоев восприняли возможность втя­гивания СССР в войну позитивно, т. к. ждали от войны политических перемен в стране.

Литература

  1. Национальный архив Республики Беларусь (далее: НАРБ). — Фонд 4. — Оп. 37. — Д. 6.
  2. Там же. Оп. 21. — Д. 1716.
  3. Государственный архив общественных объединений Гомельской области. — Фонд 702. — Оп. 1. — Д. 64.
  4. НАРБ. — Фонд 4. — Оп. 21. — Д. 1713.
  5. Там же. Д. 1681.

Автор: Д.М. Толочко
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф., Гомель, 26-27 мая 2011 г. В 2 ч. Ч. 1 / М-во образования Респ. Беларусь [и др.]; под общ. ред. В. В. Кириенко. — Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2011. — 240 с. Ст. 129-131.