Сионистские молодёжные организации социалистического толка в Гомеле в 1920-е гг.

0
308
еврейская партия, история сионизма

В наши дни множество стран в контексте изучения своей истории делают большой упор на национально-возрожденческий аспект. Не исключением является и государство Израиль, чья «новая», достаточно короткая история уже успела воплотить в себе множество ярких фактов и событий. Становление этого государства до сих пор остается одной из наиболее дискутируемых тем в научно-исследовательских кругах. На историю развития государства Израиль, так или иначе, проецируются взгляды, формировавшиеся на протяжении долгого времени по отношению к еврейскому этносу. В связи с тем, что представители этой нации были рассеяны по всему миру, следы зарождения еврейской национально-сионистской мысли присутствуют в истории множества стран. Не исключением явилась и Беларусь.

Являясь частью т.н.»черты оседлости», эта территория послужила местом формирования специфического еврейского менталитета, не избалованного идеями «добровольно-принудительной» эмансипации, к которой так стремились евреи Западной Европы. Жестоко регулируемые законодательством отношения между еврейским населением и остальным миром, а также устоявшийся стереотип представителя этой нации не давали почвы для распространения характерных для Европы либеральных взглядов.

Предвестниками перемен стали события первой четверти ХХ в. в России, но уже вскоре после Октябрьской революции 1917 г. попытки национальной самореализации евреев натолкнулись на яростное сопротивление новой власти, направленное против любых проявлений «чужеродного национализма». В этих условиях основным средством поддержки национальной сионистской идеи стали сионистские организации и партии различных направлений, среди которых особой активностью выделялось молодежное социалистическое движение, основанное на идеях создания «идеального» национального государства.

1.

Объективное изучение темы сионистского движения в России и Беларуси было начато относительно недавно, и в связи с этим освещение такой сферы как молодежное социал-сионистское движение (а тем более, в Гомеле) представлено в историографии весьма небольшим количеством исследований. Это объясняется многими причинами: отсутствием материала (по большому счету, он разбросан по разным источникам), недоступность прочтения материала (делопроизводство этих организаций во многом велось на языках иврит или идиш), отсутствием доступа к информации (большинство архивных фондов все еще засекречено) и т.д.

Однако исследования в этой области все же проводятся. В сборнике «Российский сионизм: история и культура» опубликованы статьи В.И.Гусева «Сионистское движение в Советской Украине в первой половине 20-х гг. ХХ в.: архивы ОГПУ свидетельствуют» [1] и А.В.Симоновой «Сионистское движение в Советской России в 20-е годы» [2]. Эти работы содержат информацию и о развитии сионистско-социалистического движения в 20-е гг., во многих случаях являющуюся универсальной.

Выходят статьи, непосредственно посвященные истории этого движения в Беларуси и в частности в Гомеле: Я.З.Басин «Разгром сионистского движения в Советской Беларуси» [3], Э.Г.Иоффе «Деятельность организации «Хашомер-Хацоир» в Беларуси (1924-1926) и создание кибуца в Палестине» [4], Ю.Э.Глушаков «Деятельность еврейских социалистических организаций в Гомеле в первой четверти ХХ в.» [5].

В вышеперечисленной литературе и первоисточниках находятся и программные документы исследуемых движений и организаций. Ценной в информационном плане является работа Р.П.Платонова «Перед крутым поворотом: тенденции в политической и духовной жизни Беларуси (1925-1928 гг.): Отражение времени в архивных документах» [6]. В работу включены документы и материалы о тенденциях в развитии политической и духовной жизни БССР в 20-х гг. ХХ в. в виде протоколов заседаний бюро, пленумов ЦК КП(б)Б, докладных записок, информационных сообщений, писем и постановлений. В них содержится характеристика негативных с точки зрения официальной идеологии и политики проявлений в социальных, национальных, религиозных группах населения республики.

Перечисленные документы также содержат данные о программных требованиях сионистско-социалистических молодежных организаций; представлена динамика их численного роста, методы борьбы и агитации. При анализе документов можно проследить эволюцию взглядов Советской власти на данное движение.

Ценными источниками являются и воспоминания участников сионистского движения. В книге «Проблеск во мраке» [7] ее автор Н.Маккаби рассказывает о своем участии в Минской организации Ха-Шомер Ха-Цаир. Сохранились воспоминания одного из лидеров этого движения в Гомеле И.Ц.Мадорского, опубликованные в статье «Мы приехали в Палестину…» [8].

Важнейшими архивными источниками при освещении деятельности социал-сионистских молодежных организаций в Гомеле послужили дела ГАООГО (Государственного архива общественных объединений Гомельской области), а также следственные дела архива Управления КГБ по Гомельской области.

2.

Специфическая ситуация с литературой и источниками по изучаемой проблеме в некоторой степени объясняет суженную характеристику деятельности сионистско-социалистических организаций в Гомеле, в то же время оставляя поле для будущих исследований.

Истоки зарождения социал-сионистских организаций и движений следует искать еще в первом десятилетии ХХ в., однако организационное оформление они получили в 20-х гг. Филиалы этих организаций имелись по всему миру, и, имея одно и то же название, они порой стремились к своей цели разными методами. Единым у них было одно: твердая убежденность, что их дело подхватят десятки тысяч евреев всего мира.

Именно это заявляли переселившиеся в Эрец-Исраэль участники гомельского сопротивления, заложившие основы Второй алии (1904-1906): они были «твердо убеждены, что являются всего лишь авангардом огромного массового движения и что вскоре за ними последуют многие сотни — если не тысячи —друзей-сионистов» [9].

Характерным в этом плане является пример Советской России, где сионистские организации, ранее стоявшие на более умеренных позициях, все чаще приобретали радикальный оттенок. С одной стороны, это было обусловлено их желанием легализоваться в условиях Советской власти, с другой —влиянием советской идеологии. Процесс образования левых (но в большинстве случаев нелегальных) фракций затронул практически все упомянутые движения и партии.

К примеру, правый (легальный) Хе-Халуц [10] в своей деятельности старался оставаться надпартийным объединением, принимая в свои ряды представителей разных (в СССР — в основном, левых) течений в сионизме. Этой «надпартийностью» частично и можно было объяснить живучесть организации в условиях Советской власти. Тем не менее, несмотря на свой легальный характер, она тесно сотрудничала с представителями запрещенных сионистских организаций и партий. В Гомеле находился районный комитет этой организации. Известно, что ее нелегальная деятельность была направлена, в основном, на эмиграцию людей на Запад, а оттуда — в Эрец-Исраэль. Гомельский филиал примыкал к левому движению Хе-Халуц.

Молодежная социалистическая организация Ха-Шомер Ха-Цаир [11], образовавшаяся в союзе с Маккаби [12], также имела левое и правое направление. Ни одно из них не отрицало в своей идеологии сионистские принципы. Правая фракция движения опиралась на воззрения А.Д.Гордона [13] и И.Трумпельдора [14], левая же ставила перед собой «общепролетарские» (но в то же время и национальные) задачи. Отличительной чертой движения Ха-Шомер Ха-Цаир (не путать с движением Ха-Шомер [15] являлась активная работа с молодежью. Им было позаимствовано многое от скаутских движений разных стран (здесь ощущалось прямое влияние Маккаби).

Левая фракция организации не являлась молодежным филиалом какой либо сионистско-социалистической партии, но в целом ориентировалась на идеологию социал-сионизма. В источниках присутствуют сведения о существовании в Гомеле левого крыла этой организации, которая активно вела свою деятельность в городе в середине 20-х гг.

И наконец, движение «Сионистско-социалистический югендфербанд» (ССЮФ) было молодежным филиалом Сионистско-социалистической рабочей партии (ССРП), легально действовавшей в России в 1905-1917 гг. Это движение являлось ярким представителем социалистического сионизма, опирающегося на широкую социальную базу для строительства «трудового центра» в Эрец-Исраэль. Естественно, оно не было легализовано в СССР, и позже рассматривалась властями как одно из наиболее сильных. Как и все вышеперечисленные организации, в годы советской власти члены ССЮФ (в том числе и в Гомеле) подвергались неоднократным арестам и высылкам, однако руководство движения делало все возможное для восстановления деятельности филиала в городе.

Несмотря на всё сходство, все эти организации имели несколько разные взгляды на будущее еврейского государства. Более «романтизированный» и радикально-левый (в идеологическом смысле) Ха-Шомер Ха-Цаир делал основную ставку на киббуцное движение, рассматривая сельскохозяйственное поселение как основную ячейку общества и производства в Эрец-Исраэль. ССРП (а с ней и ССЮФ) была более терпима в экономическом смысле, и считала приток капиталов в строящееся государство необходимым.

3.

Начало 20-х гг. ХХ в. стало для Гомеля временем расцвета деятельности сионистских социалистических партий и курируемых ими организаций, и в то же время это десятилетие ознаменовалось их массовым закрытием или уничтожением. Следует указать в целом на рост популярности и идейный плюрализм в среде еврейской социалистической мысли.

Ю.Э.Глушаков в своей статье «Деятельность еврейских социалистических организаций в Гомеле в первой четверти ХХ в.», анализируя историю еврейского социалистического движения в Гомеле, отмечает наличие в нем трех основных тенденций.

Первую автор интерпретирует как «интернационалистскую» (еврейские революционеры, участвовавшие в общероссийских партиях и движениях — РСДРП и ПСР, максималистских и анархистских организациях). Вторая тенденция представлена умеренно-национальным («автономистским») течением (Бунд), а третья — левосионистским направлением (ССРП, «Поалей-Цион» [16], Ха-Шомер Ха-Цаир и др.) [17].

В Гомеле размещался окружной штаб Северо-Западного округа [18] молодежной сионистской организации «левый Ха-Шомер Ха-Цаир» (далее речь будет вестись именно о левом направлении этого движения) [19]. В начале 20-х гг. в Гомеле существовала дружина этой организации, состоящая из пяти патрулей общей численностью от 40 до 50 молодых людей в возрасте от 14 до 18 лет. Занятия в организации происходили в скаутских уголках. Дружина располагала библиотекой, состоящий, главным образом, из книг о спорте и скаутском движении. В городе также существовал патруль «старых скаутов», состоящих из шомеров с долголетним скаутским стажем.

В целом, в Северо-Западном округе (в документе «в Гомельском округе» — АВТ.) в 1923 г. существовало 6 дружин общей численностью 350-400 человек [20].

4.

В начале 1925 г. деятельность организации Северо-Западного округа была весьма активной. Вот характеристики некоторых ее участников по оценке следственных органов (возраст приводится на время ареста).

Голдовской М.Б., 19 лет. Принимал активное участие в сионистском-социалистическом движении с ранних лет. Занимал руководящее положение и являлся активнейшим участником движения Ха-Шомер в городе. Во время массовых арестов сионистов в Гомеле в феврале 1925 г., вместе с окружным штабом переехал в Бобруйск, где и продолжал работу. В конце июля 1925 г. проводил работу по объединению всех организаций, входящих в состав Северо-Западного окружного штаба. За это время посетил Быхов, Жлобин, Речицу, Мозырь, Калинковичи, Мену. В целом же его деятельность была направлена на создание групповой организации и агитацию еврейской молодежи. Документы свидетельствуют, что он пользовался огромным влиянием во всем движении. В интересах конспирации Голдовской проживал по поддельным документам на имя Жлобина Нехамкина Иоселе.

Хургина Ф.Л. Работала в движении под псевдонимом «Анофелис». В феврале и мае 1925 г. ее арестовывал Гомельский отдел ОГПУ, однако она была освобождена. В сентябре 1925 г. Хургина выехала из Гомеля в Бобруйск для инструктирования организации Бобруйского округа. После организационной поездки в Минск в октябре 1925 г. она приехала с большим количеством сионистской литературы, но на Бобруйском вокзале ее обворовали, в результате чего вся литература попала в Бобруйский Окротдел ОГПУ [21].

В ноябре 1925 г. в Гомель из Киева и Николаева приехали Найштудт Марк и Тригер Соломон [22]. Первый был направлен в Гомель для руководства работой организации Ха-Шомер и работы в Северо-Западном окружном штабе. Вел деятельность под псевдонимом «Соломон». После декабрьских арестов членов окружного штаба в 1925 г., ему была поручена издательская работа в организации. Отмечались его выдающиеся ораторские способности. Тригер Соломон (19 лет, сын биржевого маклера) работал в Северо-Западном окружном штабе под кличкой «Воля». Он жил по поддельным документам на имя Смолянского [23]. Найштудт и Тригер с ноября 1925 г. успели на гектографе размножить большое количество материалов организации — циркуляров, инструкций и т.д. Вместе с этим ими была налажена рассылка материалов по всему Северо-Западному округу. Велась активная агитационная работа [24].

Вместе с ними в работе организации в это время принимали участие:

Гефтер Л.Н., 19 лет, учащийся школы им.Либкнехта, проживал в Гомеле по ул. Свердлова, 6 [25]. Он принимал активное участие в работе организации с 1924 г. В первое время занимал должность секретаря организации, а впоследствии стал начальником Гомельского легиона Ха-Шомер, насчитывавшего 170 человек, и начальником Гомельского отряда шомеров. Был ярым противником комсомола (дрался с комсомольцами на идейной почве). В начале декабря 1925 г. был назначен начальником дружины цофим [26]. В течение всего 1925 г. Гефтер неоднократно подвергался обыскам и арестам по подозрению в участии в нелегальном движении. С 14 по 18 декабря 1925 г. скрывался от ареста, и за это время спрятал по ул.Трудовой, 4 весь архив, делопроизводство, знамя и гектограф организации. Находясь в розыске, продолжал руководить Гомельским легионом [27].

Мадорский И.Ц., 18 лет, учащийся, проживал в Гомеле по ул. Алексеевской, 13 [28]. В 1924 г. он состоял членом «Стража чести» Гомельского Ха-Шомера. Работал под псевдонимом «Воля». В октябре 1924 г. его в качестве делегата отправили на конференцию организации, а в апреле 1925 г., он отчитывался перед окружным штабом о деятельности Гомельского легиона. В сентябре 1925 г. Мадорский был назначен начальником подгота (подготовительного отряда? — АВТ.) Ха-Шомер. В этом же году его дважды подвергали аресту. Во время арестов актива движения с 14 по 18 декабря 1925 г., продолжал руководить организацией [29].

Фейгин Б.З., 19 лет, проживал в Гомеле по ул. Полесской, д.10 [30]. Являлся активным членом «Стража чести» Гомельского Ха-Шомера. Был в должности помощника начальника Белицкого отряда цофим. Принимал активное участие на собраниях движения: читал доклады научного характера и знакомил слушателей с периодикой. Ему было поручено хранение материалов и приказов Гомельского легиона Ха-Шомер [31].

Жерновской Х.Н., 19 лет, проживал в Гомеле по ул. Карповича, 37 [32]. С 1921 г. работал в организации Маккаби, а с 1923 г. являлся активным членом Ха-Шомер, где работал под псевдонимами «Халимон» и «Правоверный». Секретная корреспонденция организации приходила на его адрес. С 1924 г. он постоянно занимал ответственные должности: состоял помощником начальника Гомельского легиона Ха-Шомер, начальником дружины цофим. В 1925 г. Жерновской был назначен начальником Гомельского легиона Ха-Шомер и тогда же им была организована группа движения в Ново-Белице. Неоднократно подвергался обыскам и арестам ОГПУ. Связь с членами окружного штаба поддерживал именно он. На одном из докладов в организации в ноябре 1925 г. он указывал, что «в России не диктатура пролетариата, а диктатура партии над пролетариатом» [33].

Дубнова Г.Б., 19 лет, учащаяся, проживала в Гомеле по ул. Пролетарской, 24 [34]. Вела активную работу в организации практически с момента ее возникновения в городе. Была начальником отряда Ха-Шомер, а также начальником Ново-Белицкого отряда цофим. Собрания организации проводились на ее квартире [35].

Фискин И.Я., 18 лет, учащийся школы им. Коминтерна, проживал в Гомеле по ул. Пролетарской, 24 [36]. Он вел зашифрованную переписку (тайные чернила) с окружным штабом, куда отправлял отчеты о деятельности легиона в Гомеле. Занимал посты начальника дружины шомрим и члена штаба легиона. Ему доверяли подыскивать конспиративные квартиры для собрания организации. Несколько раз подвергался обыскам и арестам ОГПУ [37].

5.

В начале сентября 1926 г. в Гомель приехал начальник районного штаба N6 «Миля» (Искин Л.Ш.). Сообщалось, что после массовых арестов ОГПУ он оживил Гомельский легион Ха-Шомер. Проводились еженедельные сборы отрядов, издавались стенгазеты, журналы и т.д. Но уже 7 октября 1926 г. Искина арестовали, однако он предпринял попытку побега из заключения [38].

В это время руководителями организации левый Ха-Шомер в Гомеле были Златин А.И. и Римерова Л.Д. (в документе —Рымарева). Первый состоял в должности члена штаба легиона с 1923 г. Являлся начальником дружины цофим. Выступал с докладами на сборах и руководил школой начальных отрядов. В сентябре 1926 г. Златин достал документы для передачи освобожденному из-под стражи начальнику районного штаба «Хайму», чем дал ему возможность скрыться от ОГПУ.

Римерова Л.Д., 19 лет. В Гомельском легионе Ха-Шомер с 1921 г. С января 1925 г. принимала активное участие в работе организации, занимала должность казначея и председателя Керен-Эзра (организация помощи политзаключенным). Была членом штаба легиона и его адъютантом. Работала под псевдонимом «Наамо» [39].

В 1923 г. районный комитет левого Хе-Халуца находился в Гомеле. Его возглавляли М.Гранц, А.Цырлин и К.Будник. Гомельская организация на тот момент состояла из 25-30 человек. Районный комитет имел тесную связь с центральным комитетом. Отмечалось, что гомельским движением выполняется большое количество нарядов на отправку его членов в сельскохозяйственные колонии и мастерские Крыма и других районов СССР. В учебных группах движения участники занимались изучением древнееврейского языка, что являлось обязательным для всех. Гомельская организация была настроена враждебно против принятия нового «легального» (в условиях Советской власти) устава, и считала изменение программы лишь «применением к условиям необходимости легализации» [40].

До 1923 г. включительно, Гомельская организация помогла уехать в Эрец-Исраэль 12 репатриантам из Гомеля [41]. В мае 1925 г. руководителями Гомельской группы ССЮФ были Зарецкий М.Н. и Шульман Е.М. [42]. Они оживили деятельность организации после того, как ОГПУ выслала в ноябре 1924 г. активистов Гомельского ССЮФ. Для возобновления деятельности организации они вышли на связь с Минским районным комитетом ССЮФ и подрайонным комитетом в мест. Мена, где получили материалы и указания к работе. Активную деятельность Гомельская организация ССЮФ возобновила с мая 1925 г.: устраивались собрания, вербовались новые члены. Появился новый подпольный метод работы: собрания устраивались за городом, корреспонденция получалась и рассылалась в зашифрованном виде [43].

Зарецкий М.Н., 23 года, чернорабочий, проживал в Гомеле по ул. Коммунаров, 15 [44]. Участвовал в Гомельской группе ССЮФ с момента ее возникновения. Держал тесную связь с сосланным в Соловки «Старостой» и получал от него партийный материал. Некто Цви Вигдерзон (один из сосланных в Соловки руководителей Гомельского левого Хе-Халуца? — АВТ.) уполномочил Зарецкого руководить работой ССЮФ в Гомеле. Зарецкий часто проводил собрания организации у себя на квартире. Держал связь с активными работниками ЦСП Беркалом и Львовичем. Все материалы организации он хранил у себя. Связь с районным комитетом в Минске и подрайонным в Гомеле осуществлялась непосредственно через него [45].

Шульман Е.М., 22 года, проживал в Гомеле по ул. Интернациональной, 5 [46]. Был одним из руководителей Гомельской группы ССЮФ. Он зашифровывал переписку организации с районным комитетом, а также хранил часть материалов движения [47].

6.

Двадцатые годы стали для сионистов России и Беларуси эпохой подполья. На протяжении этих лет сионистское движение прошло ряд этапов от легального и полулегального существования до полного запрещения всей деятельности и ухода в подполье. Однако сионистскую деятельность в СССР на протяжении всех 20-х гг. нельзя назвать исключительно нелегальной [48].

Не просто обстоял вопрос и с уже окрепшими еврейскими партиями. В телеграмме ЦБ КП(б)Б от 27 февраля 1919 г. велась речь о том, что «партии… Поалей-Цион, ОЕСП и др… являются легальными как [в] пределах РСФСР так [и] Белоруссии. Им предоставляется возможность вести партийную работу; их клубы, комитеты, библиотеки имеют право существования [и] не должны закрываться… [В] случаях контрреволюционной деятельности отдельные члены этих организаций преследуются на основании [законов] общих всем гражданам Республики» [49].

Власти еще долго не могли окончательно определится с тем, как им все-таки относится к еврейским партиям и организациям, в том числе и сионистским. С точки зрения большевиков, в пользу последних говорил тот факт, что они открыто не критиковали существующий строй, а на первых порах некоторые сионистские организации даже старались принять советскую идеологию. Но и этот шаг не мог в полной мере решить вопрос с их легализацией, а лишь принес новую неразбериху с «правыми» и «левыми».

На ХII Всероссийской конференции РКП(б) в августе 1922 г. стоял вопрос о борьбе с антисоветскими партиями. В этом смысле особый контроль устанавливался за высшими, средними и низшими школами, культурно-просветительскими движениями молодежи, издательским делом и т.д. [50]. Постановление, принятое конференцией, не внесло окончательной ясности по поводу сионистских организаций. Но уже в сентябре 1922 г. Советская власть стала применять репрессивные меры по отношению к сионистам. Стали проводиться многочисленные аресты [51].

В 1922 г. в Гомеле местные власти разрешили провести съезд движения Хе-Халуц, после чего, выявив реальных участников движения, провели массовые аресты [52]. Уже к 1923 г. власти всерьез задумались о средствах борьбы с сионистскими социалистическими молодежными организациями. В отношении организации Ха-Шомер предполагалось вести работу внутри движения и вне его; необходимо было показать скаутам невозможность создания государства в Эрец-Исраэль. Предполагалось расширение пионерской и комсомольской работы [53].

Активно против сионистов работала и Евсекция, выступавшая за полный запрет движения Хе-Халуц. Для обоснования запрета этого движения в Политбюро были посланы секретные выписки из доклада-отчета члена ЦБ Евсекции М.Я.Фрумкиной о ее поездке по партийной командировке в Гомель в начале января 1923 г. Фрумкина (Эстер) обнаружила «целый ряд указаний на тесную связь и взаимодействие между всеми формами сионистского движения и Хе-Халуц, как одной из них» [54].

В октябре 1924 г. Гомельским ОГПУ были арестованы и приговорены в последствии к различным срокам лишения свободы члены левого движения Хе-Халуц Г.М.Мущанская, С.Н.Косицкая, А.Л.Вигдерзон, Б.Ю.Староста, Л.А.Зингеров, И.Х.Мнухин, Я.К.Будник, М.З.Кранц, А.М.Цейтлин, К.Н.Белкин [55]. Карательным органам требовалось время для того, чтобы сформулировать свою позицию относительно степени противозаконности действий сионистов. Наблюдалась тенденция постепенного ужесточения формулировок обвинения и мер пресечения.

Позиция Советской власти окончательно была оформлена 29 мая 1925 г. в справке ОГПУ о «работе» с сионистами. Прекращалась практика высылки из Советского Союза за участие в сионистских организациях. Теперь обвинения производились по ст.58 (контрреволюционные действия), п.5 (подрыв, ослабление Советского режима), ст.61 (помощь международной буржуазии) и ст.72 УК РСФСР (изготовление, хранение и распространение агитационной литературы контрреволюционного характера). Осужденные по соответствующим статьям получали трехлетнюю ссылку. Ее основными местами были Средняя Азия и Казахстан.

В этот период стали складываться маршруты этапов высылаемых. О том, что власти окончательно определились в своем отношении к сионизму, свидетельствовали массовые аресты 1924 г. [56] (с 13.03.1924 по 01.05.1925 в СССР было арестовано 3.5 тыс. членов сионистского движения) [57]. 13 февраля 1925 г. оперативной работой сотрудников ОГПУ была выявлена в Гомеле деятельность партий ЦСП, СТП «Цеирей-Цион», а также организаций правый Хе-Халуц, ЕВОСМ (Единой всероссийской организации сионистской молодежи) и организации помощи политзаключенным «Керен-Эзра».

В результате произведенных арестов в Гомельский исправдом было доставлено 30 человек, в скором времени осуждённых Особым совещанием ОГПУ [58]. 20 мая 1925 г. Гомельское ОГПУ арестовало руководителей Гомельской организации ССЮФ Зарецкого М.Н. и Шульмана Е.М., а также членов организации Кроля Г.М. и Черного И.. Приговором Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 7 августа 1925 г. первых двух выслали на Урал сроком на три года [ 59].

В октябре 1925 г. были арестованы члены Гомельской и Бобруйской сионистской молодежной организации Ха-Шомер Голдовской М.Б., Глейберман Е.С. и Хургина Ф.Л. 18 ноября 1925 г. они были высланы в Киркрай (Киргизстан) сроком на три года [ 60]. В заключении прокурора при ОГПУ Беларуси отмечалось, что «высылка перечисленных лиц обусловлена развитым сионистским движением в этом регионе» [61].

7.

С 14 декабря 1925 г. Гомельское ОГПУ арестовало десятерых активных членов Гомельской организации Ха-Шомер: Гефтера Л.Н., Мадорского И.Ц., Зеличенок Р.З., Фейгина Б.З., Жерновского Х.Н., Дубнову Г.Б., Фискина И.Я., Найштудта М.Н., Тригера С.Н. и Горовую С.Н. [62].

Израиль Мадорский вспоминает:

«Однажды вечером я встретил товарища, который мне сообщил, что на квартирах всех членов нашего движения идут обыски и аресты. Я немного растерялся, так как не знал, что делать. Наконец, я решился и в 12 часов ночи пошел к нашему дому. Через щель в ставнях я увидел: папа и мама сидят на кровати, склонив головы, а возле стола — два агента ОГПУ ожидают меня. Я решил не идти домой, а как-то продолжить наше дело, которое внезапно прервалось. В ночном городе я встретил своего товарища (Гефтера Л.Н. — АВТ.), избежавшего ареста, и мы решили снять комнату и восстановить работу организации…

Видимо, гэпэушники нас выследили, потому что спустя три дня они ворвались в снятую нами квартиру и объявили о нашем аресте… На следствии были предъявлены изъятые при обыске списки, протоколы и другие документы нашей организации, так что отрицать что-либо было бессмысленно. В тюрьме, где нас ожидало около двадцати товарищей, мы провели три месяца» [63].

Постановлением совещания при Коллегии ОГПУ от 26 февраля 1926 г. все арестованные были высланы в Киркрай сроком на три года [64]. Из воспоминаний Израиля Мадорского:

«Гласного суда не было… Однажды разбудили в четыре утра, не объясняя причину столь ранней побудки. Милиция просто не хотела, чтобы родители заключенных подняли свой голос протеста, поэтому решили вывести нас из города до рассвета. Мы стали сопротивляться. «Усмиряли» каждого из нас по четыре милиционера. Они выволакивали полураздетых юношей и девушек на ледяной тюремный двор…

Три месяца этапом добирались до Кызыл-Орды. Небольшое село Соломихино стало местом нашей ссылки; необходимо было ежедневно отмечаться в местном отделе ОГПУ. Жилье наше было убогим, да и вся жизнь не сладкой. Денег, которые мы получали на месяц, хватало только на три дня. Мы искали работу, нам помогал Красный Крест и родные» [65].

Однако вскоре Гефтеру, Зеличенок, Горовой и Мадорскому ссылка была заменена эмиграцией в Эрец-Исраэль [66]. Это произошло при непосредственном соучастии жены Максима Горького Екатерины Пешковой, которая представляла в России Международный Красный Крест. Она выхлопотала у властей разрешение на выезд за границу всем ссыльным сионистам без права возвращения на родину [67].

К середине 1926 г. по числу арестованных и осужденных шомеров Гомель занимал среди других городов СССР второе место [68]. 31 октября этого же года в Гомеле были арестованы руководители организации левый Ха-Шомер Златин А.И. и Рымарева Л.Д. [69]. В январе 1927 г. Златина и Рымареву особое совещание при Коллегии ОГПУ постановило выслать в Казахстан сроком на три года, однако, учитывая несовершеннолетие обоих, срок был сокращен на 1 год [70]. Но уже в марте и апреле 1927 г. Рымарева и Златин были освобождены от ссылки, т.к. их заявления о разрыве с сионистским движением были опубликованы в прессе [71].

Заключение

Всё вышеперечисленное дает право говорить о том, что в лице сионистских (в том числе и социалистических) молодежных организаций, власть видела реальную оппозицию, хотя и не претендовавшую, на власть. Социал-сионистские организации приобрели такой статус в результате долговременного давления на них со стороны советских властей, и концентрация их внимания на существующее положение вещей в советской еврейской диаспоре была обусловлена невозможностью решения большевистским правительством еврейского вопроса.

Члены перечисленных молодежных организаций были основными участниками 3-й 4-й алии (1919-1923, 1924-1928). Попадая в Эрец-Ираэль, они сталкивались с многими трудностями, в том числе и с непониманием их взглядов на строительство Еврейского государства. Но в результате идейного синтеза переселенцев из разных частей света формировались новое взгляды социал-сионизма на создание «идеального общества», в практическом плане реализованные в создании государства Израиль в 1948 г.

Рассмотренные выше сионистские социалистические молодежные организации отнюдь не являлись единственными в Гомеле. Автором отмечены только те, освещение деятельности которых обеспечено наличием достаточного источникового материала. Его анализ и обобщение дает право говорить о Гомеле как об одном из центров национал-сионистского движения в Советской России и Белоруссии. Это движение было представлено в городе такими организациями как Хе-Халуц, Ха-Шомер Ха-Цаир, ССЮФ и др. Имея некоторые расхождения в программах и тактике действия, эти организации были едины в стратегических задачах. Конечную цель они видели в создании еврейского национального государства в Эрец-Исраэль.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Гусев В. Сионистское движение в Советской Украине в первой половине 20-х гг. ХХ в.: архивы ОГПУ свидетельствуют // Российский сионизм: история и культура: Материалы научной конференции. — М., 2002, с.265-277.

2. Симонова А. Сионистское движение в Советской России в 20-е годы // Российский исонизм: история и культура: Материалы научной конференции. — М., 2002, с.278-287.

3. Басин Я. Разгром сионистского движения в советской Белоруссии // «Авив», 2003, N6-7, с.17.

4. Иоффе Э.Г. Деятельность организации «Хашомер-Хацоир» в Беларуси (1924-1926) и создание кибуца в Палестине // Форум. Информационно-культурный бюллетень. — 1996, N4, с.41-45.

5. Глушаков Ю. Деятельность еврейских социалистических организаций в Гомеле в первой четверти ХХ в. // Евреи в Гомеле. История и культура (конец ХIХ — начало ХХ веков): Сборник материалов научно-теоретической конференции.—Гомель, 21 сентября 2003 г. — Гомель, 2004, с.69-81.

6. Перед крутым поворотом: тенденции в политической и духовной жизни Беларуси (1925-1928): Отражение времени в архивных документах / Автор-составитель Р.П.Платонов и др. — Мн.: БелНИИДАД, 2001, 312 с.

7. Маккаби Н. Проблеск во мраке. — Ришон-ле-Цион: Маккаби, 1991, 154 с.

8. Горевой М. «Мы приехали в Палетину…» Извоспоминаний Израиля Мадорского // Берега, 1999, N4 (4), с.10-11.

9. Лакер В. История сионизма (пер. с англ.). М., 2000, с.390.

10. Хе-Халуц (ивр., букв.— «первопроходец, пионер») —молодежное движение, целью которого была подготовка еврейской молодежи к жизни в Эрец-Исраэле.

11. Ха-Шомер Ха-Цаир (ивр., букв.— «юный страж») —молодежное левосоциалистическое сионистское халуцианское движение, целью которого была подготовка еврейской молодежи к киббуцной жизни в Эрец-Исраэль.

Движение было создано в 1916 г. в Вене членами галицийских молодежных сионистских групп. Идеология движения формировалась в период погромов, которыми сопровождались годы после окончания Первой мировой войны. Основной единицей движения была «квуца» (группа — отдельно для юношей и для девушек). Несколько квуцот одной и той же возрастной группы объединялись в «плуггот» (отряды) и «гдкдим» (батальоны).

12. Маккаби — международная еврейская спортивная организация, названная в память исторического героя еврейского народа Иегуды Маккавея. Одна из целей организации — развитие национального самосознания и чувства национального единства в евреях, где бы они ни жили.

13. Гордон Аарон Давид (1856-1922, Израиль) — один из основателей, идеолог и духовный руководитель халуцианского движения в сионизме.

14. Трумпельдор Иосеф (1880-1920, Израиль) — командир еврейской самообороны и общественный деятель в Эрец-Исраэль, один из создателей движения Хе-Халуц в России.

15. Ха-Шомер (ивр., букв. — «страж») — первая организация еврейской самообороны в Эрец-Исраэль, действовавшая в 1909-1920 гг.

16. Поалей-Цион (ивр., букв. — «трудящиеся Сиона») —общественно-политическое движение, сочетавшее политический сионизм с социалистической идеологией.

17. Глушаков Ю. Указ. соч., с.80.

18. Северо-Западный округ Ха-Шомер Ха-Цаира —административно-территориальная единица движения, в которую входили Минская и часть Гомельской губерний, включая г.Гомель.

19. Гомельский областной архив общественных объединений (ГАООГО). Ф.1 (Гомельский губернский комитет ВКП(б), 1919-1926), оп.1, д.1229, л.59.

20. Там же.

21. Архив Управления КГБ по Гомельской области (Архив УКГБ). Архивно-следственное дело N19336, лл.79-80.

22. Там же, д. N18881, л.221.

23. Там же, лл.225-227.

24. Там же, л.221.

25. Там же, л.54.

26. Цофим — скауты, молодежь 15-16 лет. Ребята в возрасте 11-14 лет назывались «кфирим» (львята), «бней мидбар» (дети пустыни» и «бней Мецада» (дети Масады). Молодежь 17 лет и старше — «богрим» (взрослые) и «магшигим» (свершители).

27. Архив УКГБ. Дело N18881, л.222.

28. Там же, л.220.

29. Там же, лл.222-223.

30. Там же, л.220.

31. Там же, л.224.

32. Там же, л.220.

33. Там же, л.224.

34. Там же, л.220.

35. Там же, л.225.

36. Там же, л.38.

37. Там же, л.225.

38. Глушаков Ю. Указ. соч., с.78.

39. Архив УКГБ). Дело N18491, лл.89-91.

40. ГАООГО. Ф.1, оп.1, д.1229, л.61.

41. Эйстрах Г. Еврейская секция компартии. По материалам бывшего центрального партархива // Вестник еврейского университета в Москве, 1994, N2 (6), с.40.

42. Архив УКГБ. Д.N18957, л.62.

43. Там же, л.22.

44. Там же, л.50.

45. Там же, л.22.

46. Там же, л. 51.

47. Там же, л.22.

48. Симонова А. Указ.соч., с.283.

49. Идеологическая деятельность Компартии Белоруссии, 1918-1945: Сб.документов. В 2 ч. Ч.1. 1918-1928 / Сост. Н.С.Сташкевич и др. — Мн.: Беларусь, 1990, с.30.

50. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1898-1970. Т.2 (1917-1924). Изд.8.— М.: Политиздат, 1970, с.393.

51. Симонова А. Указ.соч., с.284.

52. Басин Я. Указ. соч.

53. ГАООГО. Ф.1, оп.1, д.1229, л.61.

54. Эйстрах Г. Указ.соч., с.40-41.

55. Глушаков Ю. Указ.соч., с.78.

56. Симонова А. Указ.соч., с.284.

57. Басин Я. Указ.соч.

58. Глушаков Ю. Указ.соч., с.80.

59. Архив УКГБ. Д.N18957, лл.62, 69-70.

60. Там же, д.N19336, лл. 79, 85.

61. Там же, л.87.

62. Там же, д.18881, лл.220-221.

63. Горевой М. Указ.соч., с.10.

64. Архив УКГБ. Д.18881, л.239.

65. Горевой М. Указ.соч., с.10.

66. Архив УКГБ. Д.18881, лл.288, 305.

67. Горевой М. Указ.соч., с.10.

68. Глушаков Ю. Указ.соч., с.79.

69. Архив УКГБ. Д.N18491, л.89.

70. Там же, л.103.

71. Там же, лл.105-107.

 

Аўтар: Александр Котовенко (Гомель)

Крыніца: зборнік навуковых прац «Беларусь у ХХ ст.», выпуск ІІІ (2004)

Спасылка: http://www.homoliber.org/ru/xx/xx030111.html