Семь гомельчанок, оставивших след в истории

2
1767
Гомельчанка Ирина Паскевич и памятник ей

Делать выбор всегда непросто… Особенно, если это касается женщин. Даже если определяющий критерий – сугубо исторический. Поэтому наш рейтинг нисколько не претендует на исключительность и абсолютную объективность. В составленную нами великолепную семерку, к сожалению, не вошли все достойные восхищения гомельчанки. Прежде всего, мы старались упомянуть тех, кто был своего рода знаком, символом эпохи или профессии, а также оставил след в биографии города или страны.

Манефа Гомельская

История Гомеля до 1917 года, к сожалению, не пестрит упоминаниями женских имен. Сказывались, видимо, жесткие ограничения патриархального бытия, сводившие при царях-королях  жизнь женщин к пресловутому принципу трех «К»: «киндер», «кюхе», «кирхе». Поэтому неслучайно одно из первых упоминаний гомельчанки в летописи связано именно с кухней.

В 1737 году некая девица-«бялоглавка» Семенова, проживавшая на Троицкой улице, сушила на грубке грибы – да и… подожгла по неосторожности  Гомель. Из-за несоблюдения мер пожарной безопасности и отсутствия в ту пору МЧС с отважными парнями, сгорело полгорода. И к вящей обиде для его мужской половины – множество шинков и броваров, где варилось пиво.

От тяжких дел – домашних и семейных –  женщины того времени находили утешение в церкви. В семье таких верующих крестьян Скопичевых из деревни Севрюки вскоре родилась дочь Мария. С детских лет девочка оказалась поражена тяжким недугом – церебральным параличом. Тем не менее, она помогала матери по хозяйству, кроила и шила одежду. Отличалась добротой к людям и отзывчивостью. На плечах матери Маша часто отправлялась в женский Ченковский Тихвинский монастырь, где в конце концов и приняла монашеский постриг под именем Манефы.

После войны своего рода монашеская обитель образовалась на дому у Манефы. Слава о происходивших здесь «чудесах» распространилась далеко за ее пределами. К старице отовсюду стекались люди, которым она помогала советами, предсказывала будущее и даже составляла семейные пары. При этом сама схимомонахиня Манефа тяжело болела, но стоически переносила все страдания.

В 2007 году Манефа была канонизирована, ее мощи объявлены святыми и выставлены в Гомеле в Петропавловском соборе.

Добрая княгиня Ереванская

Благотворительностью, в том числе по отношению к женщинам и детям, прославилась княгиня Ирина Паскевич-Эриванская (так правильно писалась ее фамилия).

Ірына Паскевіч, Гомель, графиняПо дошедшим до нас сведениям, брак Ирины Ивановны был отнюдь не счастливым. И пока князь Федор Паскевич проводил время в кутежах да измывался над своими крестьянками, добрая княгиня пыталась своей благотворительностью хоть как-то загладить грехи мужа. Когда Городская Дума приступила к строительству Гомельской мужской гимназии(1898)и взяла на это 197 000 рублей  кредита под залог городского имущества, часть денег пожертвовала и княгиня Паскевич-Эриванская. Ирина Ивановна выступила одним из спонсоров и при сооружении трехкилометрового городского водопровода, жертвовала деньги на детские приюты и богадельню. С ее помощью в Гомеле была построена глазная лечебница – ведь сама княгиня страдала глазной хворью. Ирина Ивановна известна еще тем, что первой перевела «Войну и мир» Толстого на французский язык. Очевидно, творчество, а возможно, и учение великого писателя,  попавшего вскоре в опалу к царской власти и церкви, привлекало тогда и нашу княгиню.

После революции Паскевич вернулась в Гомель и проживала здесь в выделенной ей Советской властью квартире. Скончалась Ирина Ивановна в 1925 году.

Министр призрения

Надо заметить, что если бы княгиня Паскевич захотела попробовать свои силы не только на ниве благотворительности, но и, скажем, на государственной службе, то даже ей, несмотря на благородное происхождение, было бы отказано. Дело в том, что законодательство царской России не предусматривало возможность работы женщин в государственных учреждениях. Равно как и участие в выборах или учебу в высших учебных заведениях. Гувернантки, прачки, кухарки – это пожалуйста-с…

Но все меньше женщин и мужчин были готовы мириться с таким положением дел. Что и стало предпосылкой для появления и Международного женского дня 8 Марта и одной из причин свершившейся вскоре революции. Любопытно, но началась она в Петербурге именно 8 марта 1917 года – с волнений в голодных очередях женщин, стоявших за хлебом…

Палута, Бадунова, БодуноваДепутатом Петроградского Совета была избрана и наша землячка Пелагея (Палута) Бодунова. В июне 1917 года она вошла в ЦК Белорусской социалистической громады, в 1918-м – стала одним из лидеров крупнейшей партии в Беларуси того времени – Белорусской партии социалистов-революционеров (эсеров). После провозглашения Белорусской народной республики (БНР) Пелагея Бодунова вошла в состав правительства в качестве народного секретаря(министра)социального призрения. Название должности в наше время звучит несколько странно, но тем не менее…

На этом посту Пелагея была одним из первых организаторов детских садиков. В партии белорусских эсеров принадлежала к ее левому крылу, выступала за тесный союз Беларуси с Советской Россией. А в апреле 1920 года ездила на встречу с Лениным. Но все же была арестована ЧК, а впоследствии – былавынуждена эмигрировать. Впрочем, и за границей, в западных «демократиях», женщина также подвергалась арестам. Тяжести политических преследований усугублялись личной трагедией – несчастной любовью к лидеру белорусских эсеров Томашу Грибу.

Надломленная невзгодами морально и физически, в 1925 году Бодунова возвращается на родину, в Гомель. Работает учителем в новобелицкой школе. В 1937 году она будет арестована и расстреляна по сфальсифицированному обвинению. Характерно, что СШ № 2 в Новобелице ныне носит имя Героя Советского Союза Георгия Склезнева – родного племянника Палуты Бодуновой.

Бунтарка из Мозыря

Еще одним из крупных деятелей революционного движения является Геся Гельфман. Она родилась в Мозыре в семье религиозных фанатиков. Однако заповеди ортодоксального иудаизма не пришлись молодой девушке по душе, и та бежит в Киев.

Знакомство с прогрессивными идеями бросило ее в водоворот разворачивавшегося в России «хождения в народ». Но мирное пропагандистское движение было жестко подавлено. Два года принудительных работ получила и мозырянка.

В ответ на полицейские репрессии молодые бунтари берутся за кинжалы и динамит. Геся становится членом Исполнительного комитета партии «Народная воля» и хозяйкой конспиративной квартиры, где готовится покушение на Александра II. После убийства царя 1 марта 1881 года Гельфман была арестована. Ее муж – поэт Николай Саблин застрелился при аресте. Беременной Гельфман смертный приговор заменили пожизненным заключением.

Но казнь все равно состоялась. Геся скончалась в тюремной больнице в страшных мучениях – при родах ей умышленно не оказали  медицинскую помощь, и у роженицы развилось гнойное воспаление брюшины…

Орлица из Гомельского аэроклуба

Тогда, в духе  времени, часто говорили: «Эти жертвы пали не напрасно…» После революции жизнь женщин меняется. Гомельчанки теперь занимаются спортом и творчеством, получают высшее образование, становятся учеными и директорами, врачами и государственными деятелями. Новая жизнь стремительно набирала обороты, в том числе – и в виде оборотов авиационных пропеллеров. В здании бывшей Троицкой церкви на улице Крестьянской был открыт Гомельский аэроклуб. Среди множества будущих асов, начавших здесь свой путь в небо, была и Галина Докутович, имя которой носит одна из улиц города.

Девчушка Галя – одна из лучших спортсменок города, она дважды становилась серебряным призером республиканских состязаний по гимнастике. А в аэроклубе девушка стала прыгать с парашютом, освоила пилотирование планера и самолета…

Война застала Галину в Москве, где она училась в авиационном институте. Вместе с подругой-одноклассницей Полиной Гельман они добровольцами  уходят на фронт. Штурман 46-го гвардейского Таманского легкобомбардировочного ночного авиационного полка Галина Докутович не знает страха. Как гигантские ночные птицы, скользят незаметные У-2 над вражескими позициями, и словно само небо обрушивает свои грозные удары на захватчиков. За муки миллионов людей, за изнывающий под немецкой оккупацией родной Гомель!

После одного из ночных вылетов обессиленная летчица уснула в высокой траве аэродрома, и шофер бензовоза, не заметив спящую девушку, совершил на нее наезд… Перелом позвоночника, госпиталь. Но Галина твердо настроена вернуться в полк и дальше бить ненавистных фашистов. У членов медицинской комиссии на этот счет есть большие сомнения. Чтобы убедить в своей пригодности к строевой службе, девушка с едва зажившим позвоночником на глазах у ошарашенных врачей делает сальто!Ее признают годной, но все же дают 6-месячный отпуск для поправки. Однако Галя прячет отпускное свидетельство и сразу же возвращается в свою часть. Страшные боли в незажившем позвоночнике преследуют ее, но девушка скрывает это. За ее хрупкими плечами – 136 боевых вылетов. А еще Галина редактирует самодеятельный полковой журнал и пишет рассказы…

1 августа 1943 самолет Галины Докутович был сбит в бою в небе над Краснодарским краем. Могила отчаянной девушки, прожившей всю свою короткую жизнь словно в одном стремительном полете ради Родины и народа, находится в селе Русском на Кубани.

«Сказки Баси Исааковны»

Тысячи раненых и больных людей поставили на ноги после войны гомельские врачи. Одной из первых начала свою работу Первая Советская больница, главным врачом которой была вновь назначена Бася Каган, вернувшаяся в Гомель вместе с Красной Армией.

Бася Исааковна уже работала здесь. С 1930 года она – главврач и заведующая терапевтическим отделением. До этого Каган  была военным медиком на фронтах Первой мировой и гражданской войн. Под ее началом больницу отстроили и восстановили силами медицинского персонала. Уже к первой годовщине освобождения Гомеля, в ноябре 1944 года, в «первосоветскую»(в обиходе это название нынешней БСМП употребляется по сей день)поступили и первые пациенты. Крестьянину Дудкову сделали сложнейшую операцию – извлекли из глаза осколок мины, на которой он подорвался, и вернули зрение…

Это было поистине сотворенное врачами чудо. С учетом того, что в условиях послевоенной разрухи не хватало самого необходимого – медикаментов, перевязочных средств, хирургических инструментов. Главврач Каган нашла действенное, хоть и не медикаментозное, средство восстановления больных – доброе человеческое слово. Самых тяжелых пациентов она умела подбодрить, придавала им уверенности в собственных силах и надежду на выздоровление. Еще многие десятилетия среди гомельчан бытовало выражение «сказки Баси Исааковны». И эти лечебные, терапевтические сказки не раз поднимали людей на ноги.
Сутки напролет врач Каган могла провести у постели пациента. Причем не только в больнице, но и у него дома. А все свои выходные она тратила на консультации людей, приходивших на прием без всяких направлений.

Даже когда ей широко улыбнулась Фортуна, преподнеся выигрыш по облигации в 25 000 рублей, женщина-врач перевела все эти деньги в фонд больницы. Неслучайно одной из первых в республике Каган получила звание «Заслуженный врач БССР». А если существовал бы титул «врач-праведник», то его без малейших сомнений стоило присвоить этой удивительной женщине…

Труженица

Хорошо это или плохо, но зачастую наши женщины взваливали на себя и самую тяжелую, считавшуюся ранее исключительно мужской работу. Из родной деревни Савичи Шура Севастьянова, почти как героиня знаменитого кинофильма «Девчата», уехала в Челябинский леспромхоз – за романтикой социалистического строительства. Потом была волгоградская стройка, а с 1958 года она уже работает в гомельском СУ-43. Девушку отличает скромность, но в то же время – особое, сознательное отношение к своей работе. Каменщик, штукатур, такелажник – одну за другой она осваивает нелегкие строительные специальности. И верит, что работает не просто так, а для того чтобы в возведенных ее руками домах, Дворцах культуры и университетах росли и воспитывались настоящие люди. И ее тяжелый, иногда до изнеможения, труд был не галочки или зарплаты ради, а для них, для людей.

Кто сказал, что от трудов праведных не наживешь палат каменных? Прошло пять лет, и в 1963 году в жизни Александры случилось сразу три события, о которых она, может, и мечтала, но в то же время думать не решалась. Во-первых, она встретила человека, с которым навсегда связала свою жизнь. Во-вторых, в этом году они с мужем получили отдельную квартиру. В-третьих, простую, но безгранично трудолюбивую строительницу избрали депутатом Верховного Совета БССР. В этом качестве Александра Севастьянова, честная труженица, герой ушедшего времени, посвятила своим землякам еще немало добрых дел.

***

Мы можем добавить лишь одно: подлинная красота – внешняя и внутренняя – как и доброта, героизм, которые проявляли наши женщины в прошлом и которые остаются с ними сейчас, не нуждаются ни в какой ретуши или прикрасах. Наши женщины всегда были и будут самыми красивыми и заботливыми. И в праздник 8-го марта, и в любой день в году…

Автор: Юрий Глушаков