Секвестрование частной собственности на Гомельщине

1
2436
Дворец Румянцевых-Паскевичей в Гомеле в XIX в.
Дворец Румянцевых-Паскевичей в Гомеле в XIX в.

В разные времена конфискация или секвестр широко использовались властными структурами для собственных целей, но наиболее часто для борьбы с политическими противниками. Не исключением было и Великое княжество Литовское, где отмеченная мера нашла отражение в основном своде законов — Статуте 1588 г. В Российской империи до 1780 г. существовала канцелярия конфискаций. После включения белорусских земель в состав империи, царизм не раз в своих интересах использовал конфискацию частной собственности на новоприсоединенных просторах.

Конфискация — (от латинского confiscatio — отобрание имущества в казну) – принудительное и безвозмездное изъятие имущества в собственность государства, производимое по приговору суда или в административном порядке. Секвестр – запрещение или ограничение, налагаемое государственной властью в интересах государства на пользование каким-либо имуществом. Иначе говоря, секвестр — конфискация у помещиков Беларуси, Литвы и Правобережной Украины имений с крестьянами за оппозиционную деятельность против российского правительства в конце XVIII — начале, I-й половины XIX века. Конфискация — это закреплённая с древних времен мера наказания в кодексах многих стран. Она означает принудительное безвыплатное отчуждение в собственность государства всей или части имущества, которое является личной собственностью осужденного.

В результате первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. между Австрией, Россией и Пруссией восточная часть Беларуси, в том числе и Гомельщина, была присоединена к Российской империи. В этом же году по именным указам Екатерины II было объявлено о присоединении к Российской империи соседних земель, входивших ранее в состав Речи Посполитой и об учреждении в них двух губерний: Псковской и Могилевской. Укрепляя свою власть на присоединённых землях, русский царизм стремился обеспечить себе надёжную опору в лице местных помещиков. Поэтому первым актом по отношению к присоединённому населению было издание указа о принятии присяги на верность Российской империи. Вскоре в восточной Беларуси начало оформляться путем принесения присяги русское подданство.

16 августа 1772 г. Екатерина II издала манифест, который утвердил присоединение восточных земель Беларуси к России. Беря край под свою “царскую руку”, она писала:

“Между 1 и 7 числом наступающего сентября месяца взять в действительное наше владение все под российский скипетр назначенные места и земли и расположить в них на период определенный для того войска таким образом, чтоб в них порядок и тишина внутреннее совершенным извне обеспечением невредимо сохранены, так и должное к новой власти повиновение вкоренено и обнодёженно быть могли”.

Таким был первый юридический документ — указ Екатерины II “О принятии под Российское государство уступленных от Польши провинций”, адресованный жителям восточных белорусских земель, который содержал в себе пункты, согласно с которыми могла проводиться конфискация имений. В нем указывалось, что имения тех землевладельцев, которые в трёхмесячный срок не присягнут на верность новому императору, будут секвестрованы. Те же, которые присягать не желали, должны были выехать за границу русского государства. На протяжении трёх месяцев им разрешалось продавать имущество. Когда же время, отведенное на продажу имущества, заканчивалось, а помещик имение не продал, то имение подлежало под секвестр (конфискацию) и отдавалось в казну.

Обнародование в Белоруссии публичного плаката, подписанного Екатериной II 5 сентября 1772 г. и призывавшего к торжественной присяге на верность России, наглядно показало отношение к России населения Белоруссии на территории бывшей Речи Посполитой: жители городов, местечек, сёл и деревень беспрекословно приняли присягу. На них распространялись все права и привилеи, которыми пользовалось дворянство Российской империи. Большинство же польских магнатов и верхушки католического духовенства присяги не приняли и эмигрировали за границу, а имения их были секвестрованы. Среди них были князь Адам Радзивилл, владевший местечком Копысь и Шкловским староством и Александр Сапега – воевода полоцкий, владевший Дубровенским староством.

Уже через три месяца властями были секвестрованы имения 14-ти особ, которые по разным причинам присягу не приняли. А окончательно конфисковано было имущество только четырех особ: М. Огинского, К. Радзивилла, надворного маршалка великого коронного графа М. Мнишка, владевшего Кричевским староством (ныне Могилевская область), и гомельского старосты Михаила Чарторыйского, который, не присягнув на верность императрице, эмигрировал за границу. Ещё 24 человека были лишены права владения или аренды королевских, государственных и других имений. Почти что все имения, которые перешли в результате этих акций к российской казне, были использованы Екатериной II как фонд для наделения имуществом её фаворитов – русских помещиков, высших военных чинов и государственных сановников с целью создания опоры своей власти на этих землях.

Так, конфисковав Гомель у М. Чарторыйского, императрица Екатерина II в 1775 году подарила деревню Гомель генерал-фельдмаршалу, графу П.А. Румянцеву-Задунайскому, герою русско-турецкой войны.

Новый этап действий российских властей по конфискации земельной собственности на белорусских землях был связан со вторым и третьим разделами Речи Посполитой в 1793 и 1795 гг. К особенностям этого этапа можно отнести то, что основная конфискация в это время, в отличие от 1772 г., происходила не по причине непринесения своевременной присяги, а по причинам ее нарушения, в частности, за участие в национально-освободительном восстании под руководством Тадеуша Костюшки. Так, в связи с восстанием 1794 г. Екатерина II 19.4.1794 г. дала распоряжение генерал-губернатору Туталмину “о взятии в секвестр” имения тех лиц, которые после принятия российского подданства все же принимали участие в восстании Т. Костюшки. И уже 3 мая 1795 вышел указ о конфискации. После подавления восстания большая часть земельных владений была возвращена бывшим хозяинам, а остальная часть — подчас управления государством Павлом I.

Здесь надо сказать, что после третьего раздела Речи Посполитой земельный фонд в Беларуси для раздачи был несколько ограничен, т.к. почти все польские помещики приняли присягу на верность царю и сохранили за собой свои имения. Единственным источником раздачи здесь были королевские экономии и староства. Владелец гомельским имением П.А. Румянцев-Задунайский получил еще и Пружанскую волость Брестской экономии (более 5700 ревизских душ).

Надо сказать, что абсолютное большинство помещиков Могилевской губернии, в частности на Гомельщине, поспешили принести верноподданническую присягу в назначенный срок. И ситуация в тот период на гомельской земле, была такова:

Ветковский район. После первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. Ветка вошла в состав Российской империи. С 1784 г. местечко Белицкого, с 1852 – Гомельского уездов. Имения Халецких, Станевичей на Ветковщине остались в руках бывших владельцев, так как они присягнули на верность Екатерине II.

Добрушский район. В 1772 г. к Российской империи отошла и территория Добрущины, которая входила в Гомельское староство. На Добрущине, как и на всей территории гомельской земли, вывешивались публичные плакаты: “Населению объявляется: “Если кто из дворянства или другого состояния, владеющие недвижимыми имениями, небрежа о собственном своём благополучии, не захочет присягать, тому дозволяется на продажу недвижимого своего имения и добровольный выезд вне границ 3-х месячный срок, по прошествии которого все остающееся имение его секвестровано и в казну взято быть имеет””. Шляхтичи Красинские, Фащи и Халецкие, которые имели какие-то владения, присягнули на верность Российской империи, поэтому и сохранили своё имущество.

Очевидно, у канцлера литовского князя Михаила Казимира Чарторыйского была возможность остаться хозяином огромных владений Гомельского староства, однако он отказался от присяги Екатерине II, за что и поплатился: был лишён гомельского имения, в которое входило большинство территории Добрущины. Так, без определённого хозяина оказались такие деревни, как: Борщовка, Быки, Васильевка, Уть, Городня, Железный завод Семёновский, Добруш, Иваки, Слобода Иваки, Корма, Кравцовка, Красная Дорофеевка, Крупец, Слобода Крупецкая, Жгунь, Лагуны Старые, Буда Лагуновская, Ларище, Левонтево, Марьино, Миколаевка, Нивки, Перерост, Хорошевка, Тереховка и т.д.

В 1773 г. Гомельское староство Рогачевской провинции Могилевской губернии со всеми местечками и деревнями, которые принадлежали раньше Михаилу Чарторыйскому, было приписано к казённому имуществу. А 1775 г. в Гомельском имении появился новый хозяин, им стал, как известно, П.А. Румянцев-Задунайский. По случаю подписания 10.07.1774 года Кючук-Кайнарджийского мира императрица Екатерина II подарила победителю турков полководцу П.А. Румянцеву. В числе 12 наград “… для увеселения его деревня в 5000 душ в Белоруссии”. Это было гомельское имение с 293 тысячами десятин земли, куда входили вышеназванные деревни. Дарование официально зафиксировано в “отказной книге” на Гомельское имение от 14 марта 1776 г. Это интересный исторический документ, который помещает ценные сведения обо всех деревнях Гомельского имения, которые стали собственностью фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского.

Ельский район. В 1793 г. к России отошла территория современной Ельщины, которая входила в Мозырский уезд.

К числу крупнейших земельных магнатов в это время принадлежали Аскерки. Матей Казимир Аскерко с 1772 по 1793 гг. являлся уездным маршалком и был на Мозырщине одним из крупнейших, влиятельных и богатых вельмож Речи Посполитой. Аскерки, видимо, не пожелали дать присягу на верность Российскому государству, и вынуждены были съехать за границу империи, потеряв огромное богатство. Их имение и земельные владения были секвестрованы и переданы в “вечное и наследственное владение” верным слугам царского правительства. Значительные земельные участки были выставлены на продажу. Одним из новых владельцев стал Минский общественный губернатор Казимир Сулистровский.

Наровлянский район. В 1793 г. к России отошла территория современной Наровлянщины, которая входила в Мозырский уезд.

До этого времени крупнейшим земельным магнатом на Наровлянщине был Рафал Алоиз Аскерко, маршалок Мозырского уезда. Его вотчиной было местечко Барбаров (ныне Мозырский р-н). Здесь была усадьба с дворцом, который стоял около Припяти на берегу озера. В 1764 в полную собственность к Рафалу Алоизу Аскерко перешло местечко Наровля, которое ранее принадлежало королю. Вместе с Наровлей Аскерко получил также деревни Антонов, Углы, Головчицы, Карповичи и Мухоеды со всеми угодьями.

После того, как территория Наровлянщины была присоединена к Российской империи, имение Барбаров и деревни с 1396 душами крепостных были секвестрованы и переданы в “вечное и наследственное владение” настоящему тайному советнику Сиверу (Сиверсу). Произошло это 19 октября 1793 г.

Пока не найдены архивные сведения насчет того, почему имение Барбаров было секвестрировано, поэтому можно только догадываться: Рафал Алоиз Аскерко не пожелал давать присягу на верность Российской империи.

1 января 1795 г. двор Конотоп и 179 крепостных душ были переданы во владение настоящему статскому советнику и лейбмедику Ражерсону. Они также когда-то были собственностью Аскерки.

В 1802 г. государственное имение Мухоеды было отдано казной на 12 лет помещику Андрею фон Гольсту, а в 1808 г. по купчей перешло к фон Гольсту и имение Барбаров. В первой половине XIX в. Наровлю приобрели Горваты, которые стали вскоре крупнейшими земельными магнатами на Наровлянщине.

Петриковский район. В 1793 г. в состав Российской империи вошла Петриковщина. Петриков был центром волости Мозырского уезда.

В Петриковском графстве с 1793 по 1917 гг. было 6 волостей. Белорусские магнаты и шляхта здесь сохранили все свои права и привилеи, присягнув на верность России.

Чечерский район. Чечерщина была присоединена к Российской империи в 1772 г.

Первым наместником, генерал-губернатором захваченной территории Екатерина II назначила 28 мая 1772 г. 50-летнего генерал-аншефа Захара Григорьевича Чернышёва. З.Г. Чернышёв одним из первых по царскому указу от 22 сентября 1773 г. получил в вечную собственность Чечерское староство (650 дворов и 5070 крестьян), секвестрованное у князя Огинского, который, по-видимому, не присягнул на верность Российскому государству.

Всего в восточной Беларуси Екатерина II раздала около 142 тысяч ревизских душ крепостных крестьян двумстам русским землевладельцам. Только П.А. Румянцев-Задунайский получил в Гомельском старостве более 11 тысяч крепостных крестьян.

Подводя итоги конфискаций на землях Беларуси в конце XVIII века, нужно отметить тесную связь, которая просачивается в действиях российских властей при использовании определённой меры во время возникновения угрозы политической стабильности и территориального единства Российской империи. В этот период конфискация превратилась в один из главных факторов борьбы царизма с национально-освободительным движением. На территории Беларуси конфискации в разное время привели к возникновению и расширению русского землевладения, росту числа государственных крестьян. Они нанесли ощутимый удар по материальной базе некоторых известных магнатских и шляхетских родов, стали полигоном для разработки программ по русификации края, причинили значительные утраты в культурном наследии Беларуси.