Румянцев и Гомель

0
115
Румянцев Гомель дворец

Тема «Румянцев и Гомель» чрезвычайно многогранна и включает ряд направлений, характеризующих значение деяний Николая Петровича для развития экономики, культуры, просвещения, архитектуры города в конце XVIII — начале XIX веков. Значение их столь велико, что без всякого преувеличения указанный период в истории Гомеля можно назвать «румянцевской эпохой».

После смерти отца в 1796 г., вступив во владение имением, Румянцев вдохнул в него совершенно новую жизнь, преобразив заурядное, тихо дремавшее местечко в современный город. Сплотив вокруг себя когорту талантливых соратников (управляющий Дерябин, архитекторы Кларк и Дьячков, доктор Мейер, священник Григорович), граф всегда с большим вниманием относился к их инициативам, направленным на благоустройство имения, поддерживая и воплощая в действительность наиболее интересные из них.

Первые фабрики и заводы, пароход, аптека и больница, гостиный двор и торговые ряды, гимназия и духовное училище, первая в России ланкастерская школа и многое другое «первое» обязано своим появлением в Гомеле этому человеку. Совершенно новая планировка города, многочисленные новые гражданские постройки, отражавшие веление и дух того времени, новые культовые сооружения, среди которых и православные храмы, и католический собор, и еврейская синагога — это то наследие, которое оставил Румянцев гомельчанам и которое частично дошло до наших дней.

Даже находясь вне города, Николай Петрович активно участвовал в его жизни, постоянно был в курсе всех дел в имении. Особенно большой интерес проявлял он к прошлому города. Как писал историк Лев Виноградов, «он, (Румянцев), очень дорожил всяким мелочным фактом по истории Гомеля и пробовал собирать материалы для нее». Впоследствии эту работу успешно продолжил его воспитанник и ученик Иоанн Иоаннович Григорович.

Будучи одним из наиболее высокопоставленных людей в России, расходуя колоссальные денежные суммы на науку и просвещение, меценатство и благотворительность, Румянцев оставался человеком скромным. Как отмечал тот же Виноградов, «… умеренный в своих привычках и образе жизни, он мало расходовал на себя, одевался и держал себя просто и был легко доступен всякому во время обычных прогулок по местечку и слободе», и далее: «Ко всем своим «подданным» канцлер относился замечательно и был любим всеми от мала до велика».

Об отношении же Николая Петровича к городу, кроме всех его благих дел, свидетельствуют и следующие слова из его писем «Мой Гомель», «Мой любимый Гомель».

Отдав любимому детищу много сил, энергии и средств, вложив в дело преобразования его часть души, граф завещал свой прах гомельской земле. После смерти Румянцева, умершего в Санкт-Петербурге в январе 1826 г., его прах был перевезен братом Сергеем Петровичем Румянцевым в Гомель и погребен в Петропавловском соборе. Н.П. Румянцев вернулся в свой город, казалось бы, навсегда.

И действительно, память об этом великом человеке сохранялась у гомельчан на протяжении всего XIX и начала XX века. Свидетельством тому — красивое надгробие, находившееся в храме святых Петра и Павла, наименование центральной улицы — Румянцевская, высокая оценка деятельности Николая Петровича в становлении города, которая дана в книге Л. Виноградова «Гомель, его прошлое и настоящее», вышедшей в 1900 г., широко употреблявшиеся в быту горожан выражения «румянцевский дом», румянцевская школа», «румянцевская аптека» и др.

После 1917 г. ситуация стала меняться. В 1919 г. исчезло с карты города название «Румянцевская улица», после закрытия Петропавловского собора было демонтировано надгробие, а упоминания о Румянцевых, встречавшиеся в справочной и исторической литературе, стали предельно лаконичными и выдержанными в необходимых «классовых» тонах. Все это привело к тому, что на протяжении довольно длительного промежутка времени имя Николая Петровича Румянцева оказалось вытесненным из городской топонимики, городского быта, сохраняясь только для узкого круга специалистов и любителей истории.

Такое положение начало постепенно меняться с начала 80-х годов. При создании новой экспозиции отдела истории Гомельского областного краеведческого музея в 1983 г. теме Румянцевых был отведен специальный раздел. В 1984 г. по инициативе музейных сотрудников, представителей Общества охраны памятников, преподавателей университета была создана специальная комиссия, которая занималась исследованием места погребения графа Румянцева в Петропавловском соборе (там в то время размещался планетарий). Тогда, судя по всему, удалось обнаружить склеп, в котором было совершено погребение, но никаких останков не было найдено.

Уже тогда впервые был поднят вопрос о необходимости увековечения памяти Николая Петровича установкой мемориального знака или плиты, однако решен не был. Тогда же впервые городским властям было направлено предложение о необходимости возвращения улице Советской наименования Румянцевская. Но и оно не было принято.

Постепенно к усилиям музейных работников по пропаганде значения имени и деяний Румянцева для Гомеля стали подключаться представители культурной и научной общественности. В 1991-1993 гг. музеем, областным Фондом культуры, областной библиотекой, историко-культурной группой «Вытоки» был проведен ряд общегородских мероприятий, посвященных Николаю Петровичу. На страницах периодической печати, в передачах телевидения эта тема получила более весомое звучание, в ее освещении активное участие стали принимать гомельские краеведы, среди которых хотелось бы выделить, прежде всего, Н.П. Фурмана.

Эта работа не пропала даром. К 850-летию города, которое праздновалось в 1992 г., городскими властями был заказан памятник Н.П. Румянцеву. К сожалению, уже будучи изготовленным, он долго ждал своей установки. И это симптоматично, ибо возвращение памяти о Н.П. Румянцеве в наш город происходит все же слишком медленно. По-прежнему актуальными остаются вопросы восстановления в Петропавловском соборе надгробия над местом погребения графа, установки мемориальной плиты, возвращения названия «Румянцевская» главной магистрали города и многое другое.

Хотелось бы, чтобы, наконец, воплотился в жизнь тот девиз, который был начертан на постаменте, стоявшем в Петропавловском соборе над могилой Николая Петровича: «Воздал Божия Богови, Кесарево Кесареви, Отечеству любовию и жертвами».


Автор:
В.А. Литвинов
Источник: Н.П. Румянцев на белорусской земле: Материалы Междунар. круглого стола / Над. б-ка Беларуси. — Мн., 1997. — 68 с. В сборник включены доклады участников Международного круглого стола “Н.П.Румянцев на белорусской земле”, состоявшегося 26-27 декабря 1996 г. в Гомеле и приуроченного к 200-летию города. Ст. 38-41.