«Рождение» племенного града. Гомий

0
410
старый Гомель, вид с моста

Во второй половине I века н.э. жил знаменитый римский историк Корнелий Тацит. Его большой труд «Германия», завершённый в 98 году н.э., содержит ценнейшие свидетельства о древних племенах Европы. О венедах и их соседях он написал следующее: «Отнести ли венедов, певкинов и феннов к германцам или сарматам, я не знаю…» Венеды похожи на германцев, о заимствовали многие обычаи от сарматов и «ради грабежа» рыщут среди соседних народов. Они строят дома, носят щиты и передвигаются пешим строем, причем с чрезвычайной быстротой. Этим венеды отличаются от сарматов-степ­няков, проводящих свою жизнь на конях и в повозках. Тацит знал, что венеды живут восточнее германцев, между певкинами и феннами, рядом с сарматами1.

В I веке н.э. германцы обитали к  западу от реки Висла, певкины – близ восточных отрогов Карпат в Подунавье, сарматы господствовали в степях Северного Причерноморья. Очевидно, венеды населяли лесную зону Восточной отчасти Центральной Европы. Таким образом, носители зарубинецкой культуры, и древние обитатели Гомельщины их числе, могли составлять одно из венедских племенных объединений. Можно допустить, что тацитовы венеды – это предки славянских народов, вышедших на широкий простор истории в VI–VIII веках.

Наследниками зарубинецкой культурной общности  Верхнем Поднепровье стали носители киевской (позднезарубинецкой) культуры III–V веков. Их небольшие поселения располагались на невысоких речных террасах и дюнах.

Никаких укреплений эти селища не имели. Главным занятием населения было земледелие, основанное на обработке лёгких по механическому составу песчаных и супесчаных почв, и скотоводство, базировавшееся на использовании тучных заливных лугов. В черте Гомеля и его ближайших окрестностях имеются остатки целого ряда древних поселений. Так, небольшие селища существовали у поселков Ильич и Красный Маяк2. Здесь находится древний культурный слой со следами построек, фрагментами керамической посуды и прочими остатками материальной культуры людей, живших около полутора тысяч лет назад.

Высокого уровня развития достигла у киевских племён обработка чёрного металла. Местные мастера владели сложными приёмами свободной ковки, сварки и термообработки, используя железо из добытой здесь же болотно-луговой уды. Широко распространено было прядение и ткачество. Древние посожцы поддерживали активный торговый обмен с южными соседями, в т. ч. с населением римских провинций. С юга шли стеклянные украшения, виноградное вино, цветные металлы, а в обратном направлении – продукты лесных промыслов3.

Конец первой половины I тыс. н. э. составил бурную эпоху Великого переселения народов, эпоху смены культур, языков и обычаев в истории Европы. Карта Римской империи оказалась пронзённой маршрутами походов воинственных германцев. С востока двинулись орды свирепых азиатских кочевников, в пламени лихолетья погибали города просвещённых греков и римлян. Вторжения разноязыких варваров довершили распад Рима и потрясли могучую Византию. На сцену истории вышли доселе малоизвестные племена, и среди них – славяне.

Земли Нижнего Посожья, где позднее возник Гомель, расположенные вдали от основных направлений походов многочисленных варварских племён, не сумели, однако, избежать дыхания ветра перемен, принесённого эпохой Великого переселения народов. Точные исторические свидетельства о процессах, которые имели место в третьей четверти I тыс. н.э. в юго-восточной Беларуси, отсутствуют.

Период VI–VII веков в истории лесных и лесостепных районов Восточной Европы иногда называют «антским» – по наименованию одного из могущественных славянских объединений антов, владения которого простирались от уная до Днепра, от причерноморских степей до земель современной Беларуси. Анты имели своих вождей и даже королей (по терминологии тогдашних византийских историков), развитую военно-племенную организацию. Походы бесчисленных антских полчищ вглубь балканских владений Византии наводили ужас на греков.

Одно из северных племён, близкое антам по происхождению, материальной культуре и, надо думать, языку, владело землями в бассейне Нижнего Сожа. В VI–VIII веках здесь жили далёкие потомки носителей зарубинецкой культуры. Их археологические памятники после раскопок городища Колочин в Речицком районе получили наименование колочинских. Древности колочинской культуры занимают не только южную часть Белорусского Поднепровья, но и соседние районы Украины и России4. В окрестностях Гомеля, на берегах рек и ручьёв, располагаются места поселений колочинцев – крохотные селища с остатками 2–5 дворохозяйств на каждом, а также бескурганные могильники с захоронениями по обряду сожжения5. Одно из таких поселений, основанное около 1400 лет назад, находится на живописном всхолмлении Аврамов Бугор на берегу Беседи, на окраине деревни Новые Громыки Ветковского района. Во время раскопок здесь найдена нижняя часть древнего жилища и множество фрагментов лепных сосудов6.

Большинство колочинских поселений располагалось близ наиболее плодородных почв у речных пойм. Местные земледельцы выращивали просо, пшеницу, рожь. Разводили крупный рогатый скот, свиней, овец, коз и лошадей. Дальнейшее развитие получили традиционные промыслы – ювелирно-литейное дело, прядение, ткачество, изготовление ерамики. Лес давал людям мех, воск, мёд.

Развитие общественно-экономических отношений привело к появлению в VII–VIII веках новой территориальной организации населения. Приблизительно в VII веке возникают укреплённые общинно-племенные центры, откуда сходила власть над округой. Письменные документы называют их «градами». При благоприятных исторических условиях грады могли перерастать в настоящие раннесредневековые города. Один из таких градов вырос в третьей четверти  тысячелетия н.э. в исторической части Гомеля. Ядром общинно-племенного центра было городище  устье Гомеюка на участке коренного речного плато, господствующем над местностью. Здесь, под защитой деревянных крепостных стен, находилась резиденция главы племени, который вместе с «мужами лучшими и нарочитыми» решал вопросы войны и мира, выслушивал мнение народного собрания-веча, устанавливал дани и вершил суд. Обширное поселение, значительно превосходившее по площади рядовые посёлки, раскинулось вдоль Сожа и Гомеюка на площади несколько гектаров. Здесь стояли десятки деревянных наземных домов, хозяйственных построек и ремесленных мастерских. Поселение специализировалось на чёрной металлургии и кузнечном деле, снабжая князя и его дружину оружием и воинским снаряжением, а население обширной округи – орудиями труда  предметами быта7. Со всех сторон к граду подступали вековые леса, отделённые от обжитого места хлебными полями и узкой полосой свежей вырубки…

Так начиналась история древнейшего в Посожье города, известного современникам под названием «Гомий»8.

Литература

1. Тацит К. О происхождении германцев и местоположении Германии. Т. I. М., 1970.

2. Памятники открыты автором в конце 1970-х – начале 1980-х гг. К сожалению, они сильно разрушены современной дачной застройкой и карьерами, а потому недоступны для раскопок.

3. О культуре киевских племён см.: Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья III–V вв. Киев, 1984; Поболь Л.Д. Археологические памятники Белоруссии: Железный век. Мн., 1983.

4. Горюнов Е.А. Ранние этапы истории славян Днепровского левобережья. Л., 1981; Седов В.В. Восточные славяне в VI–XIII вв. Археология СССР. М., 1982.

5. Макушников О.А. Разведки в Гомельском Посожье // АО 1980 года. М., 1981. С. 342–343; Он же. Исследования в бассейне Сожа // АО 1983 года. М., 1985. С. 401–402.

6. Раскопки белорусских ученых, руководитель экспедиции – Е.Г. Калечиц. См.: Калечиц Е.Г. Исследования в Посожье // АО 1980 года. М., 1981. С. 338.

7. Археологические находки VI–VIII веков сделаны во время раскопок автора (1986–88, 1994 гг.) на территории парка им. А.В. Луначарского в Гомеле (у зданий областного краеведческого музея и бывшего кинотеатра им. А. Исаченко, на усадьбе Петропавловского собора).

8. Историко-лингвистическое содержание названия будущего города специально изучено А.Ф. Рогалевым (см.: Рогалев А.Ф. От Гомеюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах. Гомель, 1993. С. 14–21). Интересно, что исследователь полагает следующее: наименование «Гомий» оформилось не позднее конца VI – начала VII веков и связано с расселением носителей славянского языка (Там же. С. 16). Существует мнение, что название «Гомель» столь же древнее, как и «летописное имя» города – «Гомий» (Там же. С. 14–15). Письменные же источники свидетельствуют, что до XIII–XIV веков город называли преимущественно «Гомий» (форма «Гомель» сторическим документам того времени неизвестна), до ХVI века – «Гомей» и только со второй половины XVI–XVII столетий – «Гомель». В настоящей книге автор придерживается тех наименований города, которые были наиболее употребительными в соответствующие периоды его истории.

Аўтар: О.А. Макушников