Роль органов управления в становлении народного образования мозырского округа в 20-е годы XX века

0
32
Народное образование и Роль органов управления в становлении народного образования мозырского округа в 20

Изучение становления и развития управления образованием актуально не только с научно-познавательной, но и с практической стороны, позволяющее, проанализировав накопленный опыт, определить возможные перспективные пути развития управления школой в будущем.

Для того чтобы разобраться, как происходило управление образованием в БССР в 20-е годы ХХ века, какие организационные формы были направлены на повышение эффективности системы образования, необходимо провести ретроспективный анализ и выделить особенности становления этой работы по округам Беларуси. Полесский регион в этом плане представляет собой интерес в силу неоднозначных общественных явлений, при которых происходило здесь формирование системы образования.

Основные принципы построения системы образования БССР в изучаемый период, а также методы управления и программные документы были переняты у РСФСР. Вопросами народного образования на местах занимались отделы народного образования уездных исполкомов. В декабре 1920 года состоялся II съезд Советов БССР, в соответствии с которым был создан Народный комиссариат просвещения БССР [1, с. 18]. При Наркомпросе была создана коллегия, во главе которой стоял Народный комиссар. Коллегия занималась вопросами непосредственного управления народным образованием и контролем над исполнением решений партии и правительства БССР в сфере народного образования.

В феврале 1921 года на второй сессии Советов Центральный Исполнительный Комитет БССР поручил Народному комиссариату просвещения обеспечить всем национальностям, проживающим в республике, возможность получать образование на родном языке. В своей статье историк Л. Л. Смиловицкий отмечает, что «в официальной белорусской историографии эта дата считается точкой отсчета национальной школьной политики» [2, с. 45]. Осуществление задач народного просвещения в стране велось по трем направлениям: партийной, советской и со стороны Народного Комиссариата просвещения БССР.

В числе важнейших мероприятий, которые планировалось осуществить ЦБ КП (б) Б и СНК БССР в области народного образования, были вопросы организации управления всеми школами, профессиональными, средними специальными, высшими учебными и культурно-просветительными учреждениями.

Описывая историю управленческой мысли 20-х годов, доктор экономических наук, профессор В.И. Маршев отмечал, что «процесс становления и развития отечественного научного менеджмента происходил в сложных исторических условиях. Внимание ученых того времени было сосредоточено на таких частных проблемах, как рациональная организация рабочего места, совершенствование структуры управленческого аппарата, упрощение делопроизводства, создание простых и дешевых форм учета и отчетности, постановка контроля над выполнением заданий и др.» [3, с. 547].

Существовавшая организационная структура Наркомпроса БССР не соответствовала новым задачам. Учитывая это, СНК БССР создал в составе

Наркомпроса БССР два центра — академический и организационный, а также подчиняющиеся им главные управления, функциональные отделы и комиссии, Госиздательство, а также Центральные бюро еврейской и польской секций [4, с. 286].

Из архивных источников известно, что Мозырский окружной отдел народного образования, как отдел Мозырского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов трудящихся, был образован во второй половине 1924 г. для руководства народным образованием и работой культурно-просветительных учреждений округа.

Непосредственно город Мозырь в 1924 г. стал центром округа, который включал 10 районов, 3 города (Калинковичи, Мозырь, Петриков) и 4 местечка (Житковичи, Копаткевичи, Наровля, Туров).

Мозырский отдел народного образования состоял из административной части, общей канцелярии и хозяйственной части. Административная часть включала в себя: заведующего окружным отделом народного образования, инспекторов соцвоса (социалистического воспитания) на 100 школ по одному, инспектора политпросвета (политического просвещения) и инспектора еврейской культуры.

Реализуя политику белорусизации, во всех округах страны осуществлялся комплекс мероприятий по развитию и распространению белорусского языка, культуры, созданию национальной системы образования, выдвижения белорусов на ответственную партийную, советскую, профсоюзную и общественную работу. Так, всем Окружным Отделам Народного Просвещения был разослан циркуляр постановления Совета народных комиссаров БССР (СНК БССР) от 13 января 1926 г. по поводу перевода школ, обслуживающих детей белорусов католиков, с польского языка преподавания на белорусский язык. После этого Наркомом Просвещения А. В. Балицким было послано письмо во все окружные отделы образования, в котором предлагалось сообщить, в каком состоянии находится данный вопрос: какие школы намечены к переводу и какие уже переведены, подробно указав, как проводилась работа, какое участие в этом принимали инспекторы культуры и учителя школ, намеченных для перевода. От заведующего Мозырским Окружным Отделом Народного Просвещения требовалось сообщить, проводились ли собрания по пропаганде среди населения о необходимости обучения детей на ж родном языке, а также не было ли со стороны населения возражений и вообще, какое отношение у населения по поводу этого вопроса [5, л. 34]

Еще одним из практических мероприятий Народного комиссариата просвещения БССР стал учет всех школ, а также выяснение их материального положения. Состояние народного образования отслеживалось по отчетам всех районных политико-просветительных комитетов, школ, изб-читален, клубных учреждений, статистическим сведениям о работе школ и пунктов ликвидации неграмотности среди взрослого населения. На основе этой информации осуществлялось принятие решений, а также планирование дальнейшей деятельности.

Так, в частности, для 4-летних школ существовал изданный бланк годового отчета. Данный бланк отчета заполнялся заведующим школой на белорусском языке в 3-х экземплярах: один экземпляр оставлялся в делах школы, а два других посылались в район. Основными пунктами данного отчета были:

  1. Общие сведения (сколько населенных пунктов обслуживает школа, их отдаленность; расстояние до районного центра и сельсовета; на каком языке ведется работа в школе и др.).
  2. Материально-хозяйственное состояние (в каком здании находится школа: собственном или наемном, какова плата за наем; необходим ли ремонт зданию; сколько квадратных метров классных помещений, в среднем, приходится на одного ученика; имеет ли школа земельный участок, учет школьной мебели, учебников (с указанием языка: на белорусском, русском и других), наглядных пособий; сколько отпущено на содержание школы за отчетный год: на зарплату учителям и техническому персоналу, на учебную часть, на ремонт и другие хозяйственные расходы, а также была ли школа полностью и своевременно обеспечена отоплением).
  • Информация о педагогическом и техническом персонале (с указанием национальности, социального происхождения, когда и где получено образование, прохождение курсов переподготовки, выполнение общественной работы, партийность и др.).
  1. Информация об учениках (состав по национальности и социальному положению, об успехах учеников, число детей, которым отказано в приеме из-за недостатка мест, информация об учениках, закончивших школу).

Учебная часть (начало и окончание учебного года; осуществляется ли комплексная система обучения, есть ли занятия по сельскому хозяйству; как осуществляется школьное самоуправление; наличие кружков; есть ли отдельные занятия по физкультуре; проводился ли инспекторами ОкрОНО и РайОНО методический осмотр учеников и обследование школы, какие основные замечания были сделаны на основании обследования) [6, л. 218; 221].

После проверки в районном отделе один экземпляр годового отчета отправлялся в окружной отдел народного образования, где в свою очередь, по отдельной форме, составлялся общий по округу отчет, который предоставлялся в Народный комиссариат просвещения.

7-летние школы округа сдавали свои отчеты о проделанной работе ежемесячно в Отдел Благоустройства. В данных отчетах отображались сведения по хозяйственной и педагогической части, в том числе по организации кружков, ученического самоуправления, внешкольной и воспитательной работе, а также по ликвидации неграмотности среди взрослого населения.

Районные и окружные отделы просвещения отчитывались по своей работе поквартально. Данная форма отчета была как цифровой, с указанием количества изб-читален, кружков различного направления (сельскохозяйственных, политических, драматических и др.), так и подробный письменный доклад. В цифровом отчете велся учет даже количество лекций на различные темы (по религии, сельском хозяйстве, общеполитические и др.), прочитанных при избах-читальнях и сколько человек их прослушало, количество изданных настенных газет, наличие книг в библиотеках и их пополнение. В отчетах указывалось состояние дел в ликпунктах, в школах для малограмотных, в сельских активах и клубах.

Из полученных отчетов можно было представить картину всей работы на местах по политпросвещению и народному образованию. Однако необходимо отметить, что в глубинках Мозырского округа и  районах со сложными социальными проблемами и низким уровнем жизни населения, не всегда гладко проходила работа по налаживанию системы управлением образования. Наблюдалась несвоевременная сдача отчетов о своей работе в районные, а тех в свою очередь, в окружные Полипросветы. Имелись даже такие случаи, когда несмотря на неоднократные запросы, некоторые учреждения никаких сведений о своей работе не подавали.

Так, председателем Главполитпросвещения Шамардиной отправлены официальные указания «Об ответственности за работу политпросветработников», в котором говорится: «Необходимо сделать такой вывод, что некоторые политпросветработники совершенно не испытывают ответственности за свою работу. Окружные политпросветы не принимают никаких мер по устранению этих недостатков, ограничиваясь только одними сообщениями о таком положении в Главполитпросвет.

Главполитпросвет считает, что каждый работник просвещения, где бы он ни находился, должен нести полную ответственность за свою работу, должен выполнять все требования по отчетности.

Во многих учреждениях политпросвещения наблюдается полное отсутствие учета и плана работы, отсутствие состава советов изб-читален, отсутствие инвентаризации имущества, каталогизации книг и т. д.

На основании всего вышесказанного, Главполитпросвет предлагает провести решительно и безотлагательно борьбу за ответственность работников политпросвещения, не останавливаясь даже перед увольнениями некоторых с занимаемых мест, что даст возможность реализации системности в работе политпросвещения» [7, л. 11].

В этот период времени существовала еще одна важная проблема, которая могла стать причиной невыполнения требований по отчетности. Несмотря на то, что активная подготовка педагогических кадров с высшим образованием в БССР началась с 1921 г., когда был открыт Белорусский государственный университет, а также работали педагогические техникумы в Минске, Борисове, Бобруйске, Могилеве, учителей все равно не хватало. Так, например, в 1925/26 учебном году в Мозырском округе учителей со специальным педагогическим образованием было всего 36%. Имелось много вакансий, которые занимали работники, окончившие только общеобразовательные курсы или даже семилетки. В то же самое время количество школ в округе с каждым годом увеличивалось: в планах на следующий учебный год указывалось об открытии 62 новых наборов. В письме заведующего ОкрОНО в Наркомпрос БССР указывается просьба о предоставлении по распределению 112 учителей: 30 — с высшим образованием (преподавателей белорусского и русского языков, математики, обществоведения, природоведения), а также 82 — окончивших педагогические техникумы (учителей для сельских школ) [8, л.24].

В связи с нехваткой педагогических кадров и работников политпросвещения, не всегда на должном уровне находилась воспитательная абота и работа по политическому просвещению.

Председатель главполитпросвещения отмечала, что «проведение компаний, посвященных революционным праздникам, проходит, в основном шаблонно и медленно. Чувствуется, что население все меньше интересуются такими мероприятиями, так как из года в год они проходят одинаково». В своих рекомендациях Председатель Главполитпросвещения рекомендовала: «Отказаться от старых шаблонных методов, при подготовке празднования таких важных дат как: Октябрьская революция, 1 Мая, день смерти Ленина, освобождение Беларуси, годовщина Красной Армии и 8 марта, и обратить особое внимание на моменты, непосредственно касающиеся данной местности и людей, которые в ней проживают» [9, л. 152].

Как видно из анализа архивных источников, несмотря на сложные экономические и политические события как в стране в целом, так и в глубинках Мозырского Полесья, продолжалась реорганизация и становление всех типов учреждений образования и была заложена основа формирования системы управлением образованием в округе. Управление образованием в изучаемый период представляло собой комплекс таких организационных форм, как анализ результативности проводимой работы, эффективности работы школ с другими организациями по просвещению населения, оценка взаимодействие школы с родителями учащихся, а также общего качества образования.

В 1930 г. в связи с упразднением округов и укреплением района как основного звена социалистического строительства в деревне, Мозырский окружной отдел народного образования был также упразднен. Его функции перешли в районные отделы народного образования. В 1938 г. территория округа включена в Полесскую область, а Мозырь в 1938 — 1954 гг. — центр Полесской области.

Дальнейшее изучение процесса образования, а также становления системы управления образованием в БССР по материалам Мозырского окружного отдела народного образования может помочь в осмыслении ряда общественно-политических проблем межвоенного периода, без которого общая картина отечественного прошлого была бы неполна.

Литература

  1. Народная адукацыя і педагагічная навука ў Беларусі (1917-1945) / Г. Р. Сянкевіч [і інш.]; пад рэд. Г. Р. Сянкевіча [і інш.]. — Мінск: Народная асвета, 1993. – 495
  2. Смиловицкий, Л. Л. Евреи Беларуси: из нашей общей истории, 1905-1953 гг./ Л. Л. Смиловицкий. — Минск: Арти-Фекс, 1999. — 360 с.
  3. Маршев, В. И. История управленческой мысли: учебник / В. И. Маршев. — М.: Инфра-М, 2005. — 731 с.
  4. Нарысы гісторыі народнай асветы і педагагічнай думкі ў Беларусі; рэд. калегія С. А. Умрэйка (гал. рэд.) [і інш.]. — Мінск: Народная асвета, 1968. — 621 с.
  5. Зональный государственный архив в г. Мозыре (ЗГАМоз). — Ф 221. Оп. 1. Д. 21. 6. Зональный государственный архив в г. Мозыре (ЗГАМоз). — Ф 221. Оп. 1. Д. 11.
  6. Зональный государственный архив в г. Мозыре (ЗГАМоз). — Ф 221. Оп. 1. Д. 10.
  7. Зональный государственный архив в г. Мозыре (ЗГАМоз). — Ф 221. Оп. 1. Д. 8. 9.
  8. Зональный государственный архив в г. Мозыре (ЗГАМоз). — Ф 221. Оп. 1. Д. 5.

Автор: М.А. Бондарь
Источник: Полесский регион и наука XXI века : материалы IX Республиканской научно-практической интернет-конференции магистрантов, аспирантов и молодых ученых, Мозырь, 26 июня 2015 г. / Министерство образования Республики Беларусь, Учреждение образования «Мозырский государственный педагогический университет имени И. П. Шамякина». — Мозырь : МГПУ им. И. П. Шамякина, 2015. — С.19—24.