Религиозная ситуация Приднепровья в XVI в.

0
161
Религиозная ситуация Приднепровья в XVI в.

Наиболее значимым событием религиозной жизни Великого княжества Литовского (далее – ВКЛ) и, соответственно, Приднепровья (Поднепровья)1, в XVI в. стала Брестская церковная уния 1596 г. Казалось бы, что наконец христиане восточного и западного обряда преодолели болезненный разрыв и осуществили мечту о единстве Церкви во главе со Христом1, 2. Но на практике произошло совсем другое. Это было не соборное постановление Православной и Католической Церквей, а решение ряда православных епископов Киевской митрополии во главе с митрополитом Михаилом (Рогозой) при поддержке правительства и Римского престола. Они постановили о принятии Православной Церковью католического вероучения и переходе в подчинение римскому папе. При этом сохранялось богослужение византийской литургической традиции на церковнославянском языке. Брестская уния привела к возникновению униатской церкви на землях ВКЛ. Православная церковь по закону была упразднена.

Здесь нужно отметить, что территория ВКЛ состояла из нескольких автономных этнических областей: Русь, Литва, Жмудь. Подтверждением является официальное название государства – Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское [12]. Поднепровье находилось в самом центре этнической автономной области, которую называли Русью, изначально крещеную по восточному обряду (путь «из варяг в греки») [10, с. 207-210]. На территории этнической Литвы процесс христианизации по восточному обряду был прерван Кревской унией 1385 г., в результате которой языческое население было крещено по западному обряду [8, с. 10-11]. Границы между Русью и Литвой не имели формально зафиксированного статуса, но негласно признавались. Эти области имели свои порядки и обычаи, которые сформировались в предшествующие исторические периоды.

В своей внутренней политике на территории Руси власти ВКЛ всегда должны были считаться с настроениями местного населения, учитывать их порядки и обычаи. Тут сохранялись их жизненные устои и православная вера. Отсюда и лояльное отношение к русской «старине», которую до определенного момента старались не нарушать, что подтверждалось грамотами князей (по принципу «старины не рушить, новизны не вводить»). До XVI в. на землях этнической Руси католические храмы и общины были представлены в минимальном количестве и только в крупных городах [9, c. 199].

В XVI в. на территории ВКЛ получило широкое распространение реформационное движение, преимущественно в землях католической Литвы. Особенно широкое распространение получил кальвинизм, главным покровителем которого стал канцлер ВКЛ и Виленский воевода Николай Радзивилл Черный [7, с. 220-221]. Он перешел в кальвинизм в 1553 г. и начал активно насаждать его не только в своих владениях, но и в крупнейших городах Великого княжества. Его примеру последовали представители крупных родов – Ходкевичи, Воловичи, Вишневецкие, Сапеги и др., а также большая часть зависимой от них шляхты [11, с. 185]. В конце 50-х гг. XVI в. общины кальвинистов существовали почти во всех городах Беларуси, в том числе и на Поднепровье (Рогачев, Шклов, Копысь, Орша) [3, с. 64].

До середины XVI в. в ВКЛ наблюдалась взаимная терпимость между конфессиями. Религиозная политика правителей ВКЛ определялась ее связями с Польшей, Европой, Московским княжеством. Правители ВКЛ выступали верховными защитниками всех официально признанных церквей. Но начало Ливонской войны в 1558 г. и заключение Люблинской унии в 1569 г. обусловили изменение политики в пользу Католической Церкви, которая стала доминировать в государстве, а остальные конфессии подверглись дискриминации.

В 1564 г. в Польшу кардиналом Станиславом Гозием, а затем и в Вильно епископом Валерианом Протасевичем в 1569 г. был приглашен орден иезуитов. При Стефане Батории иезуиты утвердились в крупнейших городах Литвы и Руси в том числе и в Смоленске, Орше, Пинске и др. [5, с. 94-95]. Основание коллегий иезуитов на русских землях проходило при активной поддержке государственной власти. Как и в других странах Европы, иезуитский орден действовал, прежде всего, с помощью устной и печатной полемики, проповеди и школы. Наиболее эффективной стала преподавательская деятельность ордена. Коллегиумы иезуитов были образцовыми учебными заведениями, куда охотно отдавали своих детей многие православные шляхтичи. В этих условиях Православная Церковь лишилась существенной частью своих приверженцев из шляхты и городского населения [11, с. 206-207].

Деятельность иезуитского ордена была направлена на подавление реформационных учений и охрану прав Римского престола. Также одной из задач было приведение Православия в подчинение Риму. Предложения с подробным перечислением преимуществ, которые может принести «русской» Церкви и «русскому» обществу такое соединение, были изложены в опубликованном в 1577 г. сочинении Петра Скарги «О единстве Церкви Божией под единым пастырем». Петр Скарга предлагал Католической Церкви вступить в переговоры с православными епископами и вельможами на территории Великого княжества, чтобы созвать Собор для заключения локальной унии, не принимая во внимание позиции Константинопольского патриарха (Киевская митрополия находилась в ведении Константинопольского патриарха). При этом Скарга считал возможным для православных сохранение своих обрядов при условии признания власти папы и принятия католических догматов [11, с. 207-209].

После Люблинской унии правители Речи Посполитой, будучи католиками, стали способствовать распространению католичества на подвластных им территориях и ущемлять интересы православных. Обладая правом «опеки» («подаванья») над православными церквями и монастырями, они активно вмешивались во внутреннюю жизнь Православной Церкви, назначали и смещали епископов, иной раз на епископские кафедры назначались светские лица, распространилась практика раздачи епископских кафедр в качестве вознаграждения [4, с. 150-151].

В таких условиях центром сопротивления унии стали монашеские и мирские братства, которые радели о чистоте Православия и взяли на себя инициативу распространения православного просвещения в Киевской митрополии [см. 13].

В 1588 г. состоялся первый в истории Православной Церкви Киевской митрополии визит Константинопольского патриарха Иеремии II. Патриарх поддержал заботу церковной иерархии и мирян о состоянии Православной Церкви и настоял на восстановлении практики созыва поместных Соборов3 [11, с. 254-274].

В течение 1590-1596 гг. в Бресте состоялось несколько Соборов, целью которых было упорядочить церковную жизнь на территории Киевской митрополии и выработать стратегию по противодействию протестантизму и Латинскому католицизму. Однако в 1596 г. состоялось параллельно два Собора: на одном из них часть представителей православной иерархии во главе с митрополитом Михаилом (Рогозой) приняла решение о присоединении Киевской митрополии к Риму. Второй Собор, православный, низложил епископов, принявших унию. Король Сигизмунд III поддержал униатский Собор.

В 1596 г. уния была заключена, и Православная Церковь на территории ВКЛ юридически перестала существовать. Таким образом, относительно мирное сосуществование разных конфессий на территории ВКЛ (в том числе на Поднепровье) в начале и середине XVI в. сменилось открытой враждой и насилием в конце XVI в.

Источники и литература:

  1. Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею. – Том 4: 1588-1632. – СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1851. – 529 [53] с.
  2. Веселовский А.Н. Опыты по истории развития христианской легенды: IV. Сказание о 12-ти пятницах // Журнал министерства народного просвещения. – 1876, № 185: июнь. – С. 326-367.
  3. Вялікі гістарычны атлас Беларусі. Т. 2. – Мн.: Белкартаграфія, 2013. – 347 с.
  4. Иларион (Алфеев), митрополит. Православие. – Т. 1. История, каноническое устройство и вероучение Православной Церкви. – М.: Издательство Сретен­ского монастыря, 2012. – 863 с.
  5. Киприанович ГЯ. Исторический очерк православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве. – Мн.: Издательство Белорусского Экзархата, 2006. – 351 с.
  6. Климентій Зіновіїв. Вірші. Приповісті посполиті [Электронный ресурс] / http://litopys.org.ua/klyment/kly.htm
  7. Косман М. Кальвіністы ў культуры Вялікага княства Літоўскага // З гісторыі і культуры Вялікага княства Літоўскага Марцэлі Косман; пер. з пол. мовы С. Ішчанкі. – Мн.: Медысонт, 2010. – С. 211-225.
  8. Косман М. Паміж Нямецкім ордэнам, Руссю і Польшчай // З гісторыі і культуры Вялікага княства Літоўскага Марцэлі Косман; пер. з пол. мовы С. Ішчанкі. – Мн.: Медысонт, 2010. – С. 9-47.
  9. Косман М. Рэфармацыя і інтэграцыя Рэчы Паспалітай (Карона і ВКЛ) // З гісторыі і культуры Вялікага княства Літоўскага Марцэлі Косман; пер. з пол. мовы С. Ішчанкі. – Мн.: Медысонт, 2010. – С. 193-210.
  10. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви. – Кн. 1. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира как введение в историю Русской Церкви. – М.: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994. – 406, [1] с.: илл.
  11. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Рус­ской Церкви. – Кн. 5. Период разделения Русской Церкви на две митрополии. История Западнорусской, или Литовской, митрополии (1458-1596). – М.: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996. – 559 с.: илл.
  12. Статут Вялікага княства Літоўскага 1529 г. // Вялікае княства Літоўскае: энцыклапедыя. – Т. 3. Дадатак. А-Я. – Мн.: Беларуская энцыклапедыя імя Петруся Броўкі, 2010. – 696 с.: іл.
  13. Флеров Иоанн, священник. О Православных братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России в XVI, XVII, XVIII столетиях. – Репринтное издание. – Мн.: Православное Братство во имя Архистратига Михаила, 1996. – 200 с.

[1]. В данной статье речь идет о Верхнем Поднепровье – это Смоленские, Могилевские, Гомельские, Черниговские и Киевские земли. В XVI в. они входили в состав Киевской митрополии.

  1. Официальное разделение Православной и Католической Церквей произошло в 1054 г. Это событие можно изучать в двух разрезах: историческом и догматическом. Исторически это очень сложное явление, в котором только при недобросовестном подходе можно всю вину переложить на одну сторону и безоговорочно «оправдать» другую. Догматически же важно не столько то, как именно разделились Церкви, сколько то, что разделяет их по существу. Важны утверждения Римской Церкви (во-первых, о самой себе – догмат о папской непогрешимости, затем о вере Церкви – учение о Святом Духе, учение о непорочном зачатии Богородицы), которые для православного идут вразрез с основной истиной христианства.
  2. Интересен факт, что в окружной грамоте ко всему духовенству и мирянам Киевской митрополии патриарх запрещает праздновать пятницу вместо воскресенья [1, с. 29-30]. Среди православных того времени было распространена традиция пятницу почитать больше воскресенья. Об этом явлении мы читаем в «Сказании о двенадцати пятницах» [2, c. 358], об этом же пишет монах – поэт Климентий Зиновьев («О женахъ пя(т)ницу пра(з)днующыхъ» [6]. Здесь можно наблюдать изменение смысла поговорки «Семь пятниц на неделе» или «У бабы семь пятниц на неделе». Сейчас она говорит о человеке, который часто меняет свои решения, а раньше – о ленивом человеке.

Автор: А. Юнгина
Источник: Днепровский паром. 2017 г. Международных историко-краеведческих чтений «Днепровский паром» (8-9 августа 2017 г., г. Лоев). С. 85-88.