Регионально-локальные особенности мифологической прозы Гомельщины: былички о волколаке

0
174
Регионально-локальные особенности мифологической прозы Гомельщины былички о волколаке

Изучение регионально-локальных парадигм мифологической прозы Гомельщины позволяет выделить основные мотивы, объясняющие происхождение волколака, амбивалентный характер функциональности данного персонажа. В отличие от сведений по другим персонажам, записанным на территории Гомельской области, аутентичные материалы, связанные с образом волколака, зафиксированы в небольшом количестве вариантов. В ряде текстов конкретно обозначены основные мотивы превращения в волколака: колдуна («Старыя людзі ў нас заўсёды казалі, што чараўнік мог ператварыцца ў ваўкалака …» — записано в д. Старые Громыки Ветковского р-на от Громыко Анны Ивановны, 1933 г.р.) [1: 44]; обыкновенного человека («Ваўкалак — ета такі чалавек, які апынаецца ваўком» — записано в д. Кошелёв Буда-Кошелёвского р-на от Гавриленко Нины Михайловны, 1934 г.р.) [1: 48], нечистой силы («Ваўкалак — нячыстая сіла, якая можа ператварыцца ў чалавека і назад» — запісано в д. Победитель Лоевского р-на от Морозовой Ольги Петровны, 1929 г.р.) [1: 49],

Что касается мотива, выраженного в способах превращения в волколака и возвращения прежнего облика, то зафиксированы разные варианты быличек, в которых упоминаются важные в этой ситуации предметные атрибуты и связанные с ними действия: ножи и перескакивание через них («Гэтыя чараўнікі ўтыкалі нажы ў зямлю, а потым скакалі праз іх тры разы, пасля чаго ператвараліся ў ваўкалакаў» — д. Старые Громыки Ветковского р-на) [1: 44]; хомут и пролезание сквозь его («І стала мне на сэрцы так нудна і моташна, смутна, і захацелася праз хамут абавязкова пралезці. Як я пралез, так і стаў ваўком і пабег» — д. Вильча Житковичского р-на) [1: 50]; волчья шкура, наброшенная на человека («У гэтага гада прыўрашчаюцца тады, калі надзяваюць воўчую шкуру» — д. Струмень Кормянского р-на) [2: 51]; лента белого цвета, связывающая два дерева, и перескакивание через неё («Трэба тое месца, дзе часта бывае ваўкалак, пасвяціць вадой з царквы і паміж дрэвамі завязаць ленту белага колеру. Дык вось, ваўкалак будзе бегчы і калі пераскочыць гэтую ленту, то на некалькі хвілін прыме чалавечы выгляд, а тая лентачка адразу стане чырвонай» — д. Шейка Ветковского р-на) [1: 45]; пояс, который нужно было потянуть по земле («Калі сустрэнеш ваўкалака, трэба працягнуць па зямлі пояс, і калі ваўкалакі пераскочылі б праз яго, то й сталі б ізноў людзьмі» — д. Вильча Житковичского р-на) [1: 51]. Исследователь народной демонологии Полесья Е.Е. Левкиевская, исходя из проанализированных фактических материалов, отметила два способа превращения человека в волколака, когда это происходит добровольно и насильно: «Первый мотив связан с общими представлениями о способности колдуна или ведьмы к оборотничеству — подобные поверья широко известны в славянских и неславянских культурах . Второй круг мотивов связан с насильственным превращением человека в волколака ведьмой или колдуном» [3: 478-479]. Вышеназванные мотивы находят подтверждение в быличке, за­писанной в д. Бывальки Лоевского р-на: «Ваўкалакам можна быць, калі сам ператварыўся, а могуць любога чалавека злыдні ператварыць» [1: 46].

О том, что обычно колдун или ведьма играли важную роль в превращении человека в волколака, свидетельствуют и записи сведений информантов, жителей Гомельщины: «Ваўкалак — гэта чараўнік, калдун, які ў поўнач прыходзіць у лес і ператвараецца ў ваўка» (д. Паричи Светлогорского р-на) [1: 51], «Ваўкалакі былі такія ж людзі, толькі іх нейкі чараўнік абавярнуў у ваўкоў» (д. Вильча Житковичского р-на). В текстах некоторых быличек констатируется факт о том, что волколак — это и знахарь, и человек, превращённый в волколака: «Ваўкалакі — есць знахары, а есць людзі ператвораныя. Знахараў такіх вельмі баяцца, а тыя, што ператвораныя, мо хто ператварыў, ці самі па глупасці, то іх шкадавалі» (п. Мядкоў Светлагорскага р-на) [1: 44]. Как свидетельствуют фактические материалы, именно особенности процесса «происхождения» волколака иногда предопределяют амбивалентный характер природы этого персонажа. В связи с этим можно высказать следующее предположение: если в мифологических рассказах идет речь о человеке, который по своей воле приобретал облик волколака, то, по народным представлениям, можно говорить о вредоносном характере его действий. Если в мифологических рассказах имеют место мотивы, связанные с превращением человека в волколака колдуном или с наказанием за грехи, то, считалось, что этих волколаков отличает добро: «Ёсць людзі, якія могуць самі ператварацца ў ваўкоў, то яны прыносяць людзям шкоду. Гэта калдуны. Ператвараюцца яны ў жывёл толькі ў поўнач. Ёсць яшчэ і ваўкалакі добрыя па натуры. Гэта людзі, якіх за грахі пакараў Бог ці паздзекваўся калдун. Такія ваўкалакі ўсё жыццё пакутуюць, церпяць пакаранне за свае грахі» [2: 48-49]. Мотив амбивалентности функций волколака находит подтверждение во многих текстах мифологических рассказов, причём в одних вариантах акцентируется внимание на том, что существуют «добрыя і злыя ваўкалакі. Адны ваўкалакі губяць людзей, здзекваюцца над імі. Другія вельмі добрыя» (д. Кошелёв Буда-Кошелёвского р-на), в других вариантах констатируется, что «ваўкалак вельмі злы» (д. Паричи Светлогорского р-на). Как отметила исследователь Е.Е. Левкиевская, «в полесских текстах хорошо прослеживаются представления об амбивалентной природе волколака, совмещающей в себе человеческие и потусторонние черты. В волчьем облике он сохраняет основные человеческие качества (разум и способность понимать человеческую речь, хотя в большинстве случаев сам теряет способность говорить по-человечески), а также физическую природу (человеческие запах и тень)» [3: 480].

Таким образом, тексты проанализированных мифологических рассказов о волколаках сохраняют архаические представления предков и демонстрируют регионально-локальное богатство мотивов.

Список использованных источников

  1. Новак, В.С. Міфалогія беларусаў: вуч. дапаможнік для студэнтаў філалагіч. спец. ВНУ / В.С. Новак. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2005. — 251 с.
  2. Беларуская міфалогія. Хрэстаматыя: вучэб. дапаможнік / В.С. Новак. — Мінск: РІВШ, 2013. — 394 с.
  3. Левкиевская, Е.Е. Народная демонология Полесья: Публикации текстов в записях 80-90-х годов ХХ века. Т. 1: Люди со сверхъестественными свойствами / состав. Л.Н. Виноградова, Е.Е. Левкиевская. — М.: Языки славянских культур, 2010. — 648 с.

Автор: Е.В. Поборцева
Источник: Мова і культура. — 2015. — Вип. 18, т. 4. — С. 275-278.