Речица в средневековый период

0
1332
Речица замок история

В IX веке территория размещения Речицы принадлежала славянскому племени дреговичам. Своё название Речица получила от одноимённой реки, которая впадала здесь в Днепр и была судоходной. Ныне она почти полностью пересохла1. Очевидно, первоначально в этом месте была возведена небольшая крепость, с помощью которой киевские князья могли контролировать пересекавшиеся здесь торговые пути. Предполагается, что Речица существовала уже во второй половине XI века, а в середине XII века входила в состав Пинско-Туровского княжества2. Впервые она упоминается в Густынской летописи 1213 г. В Новгородской летописи за 1214 г. летописец утверждает, что Речица, город черниговского княжества, была разгромлена новгородским князем Мстиславом3. Видимо, в течение всего XIII века Речица была объектом борьбы туровских, полоцких, киевских, черниговских и смоленских князей, так как она находилась на границе этих княжеств. В декабре 1240 г. по территории современных Украины и Южной Белоруссии прошли монголо-татары Сабутая, которые, вероятно, разграбили и Речицу. Спустя несколько десятилетий, в 1259 г., объединённые силы русских князей нанесли им поражение возле Речицы4.

В то время посад древнего города полукольцом окружал укреплённый вал. С другой стороны город от врагов защищала р. Днепр. Возле вала, у самого впадения в неё р. Речицы, находился городской торг5.

В первой половине XIV века Речицкая волость перешла Гедимину (1316-1341), Великому князю Литовскому, Русскому и Жемайтскому, подчинившему почти всю территорию современной Беларуси. От него город перешёл к Ольгерду (1345-1377), а затем его приемнику Ягайло. После Кревской унии 1386 г. Ягайло передал в правление брату Скригайле, отличавшемуся веротерпимостью, ряд городов в центральной и восточной Белоруссии и в том числе Речицу6.

Во время правления Витовта в Речице, входившей в киевское наместничество, был возведён на площади одного гектара деревянный замок-крепость с пятью башнями. Он располагался в центре города, на высоком берегу Днепра, и был окружён глубоким рвом, через который замок соединялся с остальным городом подъёмным мостом. В центре города находилась и торговая площадь, рядом с ней — дома богатых жителей. Центр города окружали две деревянные линии укреплений, между которыми находилась основная часть городских кварталов. Вероятно, вся Речица занимала территорию 700 на 400 метров и не распространялась далее современной Советской улицы7. Речицкий замок-крепость вместе с деревянными замками в Дубровно, Орше, Копысе, Староселье, Шклове, Могилёве, Быхове, Рогачёве, Стрешине и Горвале составлял днепровскую линию обороны, защищавшую с востока Литовское княжество. С юга по бассейну реки Припять его закрывали замки в Брагине, Мозыре, Лельчицах, Турове, Давид-Городке, Пинске и Кобрине.

С конца XV и до середины XVI века города-крепости Юго-Восточной Белоруссии подвергалась набегам крымских татар, прежде опустошавших Украину. Нападения поощрялись русским царём Иваном III, так как крымские татары были союзниками Руси против Литвы и её союзницы Золотой Орды. Особенно много было набегов во время русско-литовской войны 1500-1503 гг. Но самый опустошительный набег был в 1505 г., во время которого, вероятно, Речица была сожжена8. После восстановления город продолжал подвергаться набегам. Это побудило его старосту Семёна Полозовича просить в 1529 г. у польского короля и Великого литовского князя Сигизмунда I Старого (1506-1548) укрепить Речицу, защищавшую юго-восточные рубежи Великого княжества. Король в том же году предоставил для укрепления и ремонта речицкого замка все откупные доходы с Речицкого владения, за исключением медовых, медоваренных и пивных откупов9.

В 1480 г. Речица упоминается в грамоте Казимира IV Ягеллончика (1445-1492), выданной минскому купцу Луке Терешковичу на беспошлинную торговлю в городах Великого литовского княжества10. В начале XVI века налоги в городе собирались через помощников подскарбия Авраама Езофовича (1450-1519), еврея, принявшего христианство. Жители Речицы были недовольны множеством налогов и поборов, и поэтому добились 2 октября 1511 г. у Сигизмунда I Старого ограниченного магдебурского права, позволявшего платить единый налог, вносимый напрямую в казну Великого князя11. Крупные белорусские города, такие как Полоцк и Минск, получили это право незадолго до этого (в 1498 и 1499 гг. соответственно), Новогрудок в том же 1511 г., а Могилёв и Витебск даже позже Речицы, в 1561 и 1597 гг. соответственно. Магдебурское право в Речице было подтверждено в 1561 г. Сигизмундом II Августом (1548-1572) и в 1596 г. Сигизмундом III (1587-1632)12. Оно предоставляло городу самоуправление, которое осуществляла выбираемая городская рада. Рада состояла из радцев, которые выбирали из своей среды бургомистров, председательствовавших в раде. Во главе рады стоял назначаемый Великим князем войт (старейшина). Органы городского самоуправления имели в своём распоряжении доходы от рыночных весов, воскобойни, общественной бани, мельницы, от арендуемых у Великого князя корчем.

Согласно имеющимся сведениям, наместниками Речицкой волости в XVI веке были М. Халецкий (1511), вышеупомянутый С. Полозович (1522-1529), князь А.В. Вишневецкий (1532-1545) и А. Гарнастай (1555). После административной реформы 1565-1566 гг. Речица стала одновременно и центром самого большого из трёх поветов минского воеводства. В этот повет входили также города: Гомель, Хальч, Бобруйск, Рогачёв, Горваль, Белица, Холмич и другие. За Речицким поветом были закреплены два места в государственном сейме. С подписанием в 1569 г. Люблинской унии, Литва вошла в состав объединённого государства Речь Посполита как автономное княжество. Волости в том же году стали называться староствами. Речицкое староство в 1589 г. было включено в «столовые» держания, доходы от которых шли на обеспечение Великого литовского князя и его двора. Наместниками Речицкого староства в последней трети XVI века – первой половине XVII века были князь Роман Сангушка (с 1567 г.), А. Волович (1576), М. Буйвид (1593), князь Я. И. Жыжемски (до 1597 г.), Александр Слушка (с начала XVI века) и его сын Евстафий Слушка (до 1639 г.)13.

В XV-XVI веках основные доходы Речицким наместникам приносило бортничество. Об этом свидетельствует королевская грамота 1500 г. о налогах в Поднепровских волостях, и в том числе и в Речицкой волости14. Баркулабовская хроника, в которой говорится об ущербе бортничества от бури, пронёсшейся в июне 1592 г. над Восточным Полесьем15, также подтверждает, что эта отрасль была важнейшей в то время в регионе.

В ХVI и XVII вв. Речица оказалась в сфере военных действий украинских казацких атаманов. Северин Наливайко после разгрома Слуцка и Могилёва, отступая с двухтысячным отрядом на Украину, в начале 1596 г. разгромил Речицу. Согласно Баркулабовской хронике, казацкие отряды на короткое время захватывали Речицу в 1600 и 1603 гг.16

После этих событий в Речице в начале XVII века проживало до двух тысяч жителей17. Город был укреплен. В 1634 г. минский воевода, вышеупомянутый Александр Слушка, основал в городе монастырь доминиканцев, который в течение двух столетий был католическим центром Юго-Восточной Беларуси18.

Экономическая жизнь в Речице, пришедшая к упадку во время казацких набегов, вновь оживилась. Этому способствовали евреи, которых с конца XVI — начала XVII веков стали привлекать в город помещики. Во второй четверти XVII века в Речице уже существовал еврейский квартал19. В это же время еврейские кварталы появились и в других белорусских городах: Быхове, Гомеле, Мозыре, Чаусах и Шклове20.

Во время крупнейшего казацкого восстания Богдана Хмельницкого в середине XVII века Речица стала объектом упорной борьбы между Хмельницким и польско-литовским королевством. Борьба началась в мае 1648 г., когда Б. Хмельницкий с татарами, согласно записке дьяка Григория Кунакова, «воевали… городы… Речицу… ляхов и жидов побивали без милости»21. В начале лета того же года Речь Посполитая, видимо, вернула себе город. В начале июля 1648 г. казацкий атаман Головацкий пытался вновь его взять, однако начальнику гарнизона генерал-майору Мирскому удалось заманить казаков в засаду и наголову разбить. Головацкий был схвачен и посажен на кол. Тем не менее, после прибытия с Украины новых отрядов осенью того же года казакам удалось вновь захватить Речицу.

В конце зимы 1649 г. войска литовского гетмана Януша Радзивилла вернули Речицу. Он разместил в городе свой гарнизон и временную ставку, из которой продолжил борьбу с остатками вторгнувшихся в Юго-Восточную Беларусь украинских казаков22. Им на помощь Богдан Хмельницкий в начале весны послал 10-тысячный отряд атамана Ильи Голоты и находившихся у него на службе наёмных татар. После того, как по дороге к ним примкнули белорусские крестьяне, его армия достигла 30 тысяч человек. Им удалось нанести поражение Я. Радзивиллу, отступившему после этого к Речице. В течение нескольких следующих месяцев там было собрано белорусской и литовской шляхтой ополчение, которое возглавили Волович, Пац и Сапега. В июне 1649 г. они совместно с Я. Радзивиллом в районе Загалья (Речицкий повет) разбили большую армию Голты, который при этом погиб.

После поражения Б. Хмельницкий, опасаясь удара из Белоруссии по Днепру, отправил немедленно туда 10-тысячный отряд казаков под командованием атамана Степана Подобайло. Казаки сожгли Лоев и построили укреплённый лагерь при впадении Сожа в Днепр. Против них, оставив крупный гарнизон в Речице, в конце июня 1649 г. выступил Я. Радзивилл с восьмитысячной армией, усиленной наёмными отрядами немцев. В это время на помощь С. Подобайло из Украины пришёл с 30-тысячной армией Михаил Кричевский. Вначале он хотел взять Речицу, но, увидев, что город сильно укреплён, отказался от осады и поспешил за Я. Радзивиллом. Догнав Я. Радзивилла у сожжённого Лоева, М. Кричевский неожиданного напал на литовского гетмана. Однако в разгоревшемся сражении Я. Радзивиллу удалось одержать перевес, и казаки были вынуждены отступить в лес, благодаря которому они избежали полного разгрома. В это время С. Подобайло, узнав о сражении, начал переправу на правый берег Днепра. Тогда Я. Радзивилл с помощью пушек потопил часть казачьих лодок, а высадившихся казаков легко рассеял пехотой. На следующий день засевшие в лесу казаки М. Кричевского, узнав о том, что гетман готовится их атаковать, предприняли попытку бежать, но были окончательно разгромлены литовским гетманом.

После победы Я. Радзивилл отвёл войска к Речице, создав там укреплённый лагерь, так как в самом начале августа 1649 г. 60-тысячное казацкое войско вступило в Южную Белоарусь, переправившись через р.Припять. Но 8 августа того же года в Зборове был подписан мирный договор между Б. Хмельницким и Речь Посполитой, в результате чего казацкое войско было возвращено на Украину.

Мир оказался не прочным. Спустя несколько лет между обеими сторонами вновь начались военные действия в Юго-Восточной Беларуси. Потерпев поражение, Б. Хмельницкий в январе 1654 г. передал контролируемые им территории Украины под покровительство русского царя Алексея Михайловича, результатом чего стала русско-польская война (1654-1667). В самом её начале, в мае 1654 г., с целью помочь русской армии, вторгнувшейся в Восточную Беларусью, в Южную её часть вошёл с Украины 20-тысячный казачий полк Ивана Золотаренко. Он разбил литовский гарнизон в Речице и разграбил город23.

К концу 1655 г. большая часть Белоруссии и в том числе Речица были захвачены русскими и казацкими войсками. В первой половине 60-х годов Речи Посполитой удалось выбить казаков и русских с большей территорией Беларуси и освободить, в том числе, и Речицу.

Казацкое восстание и русско-польская война нанесли огромный урон экономической жизни Белоруссии вообще и Речице в частности. Крепость-замок был разрушен и после этого уже не восстанавливался. В конце XVIII века русские чиновники писали о нём: «На берегу Днепра находится небольшоё старинное укрепление, называемое замком, в коем кроме развалин и рва ничего не имеется»24.

Упало экономическое значение города и сократилось население. Хотя Речица продолжала оставаться административным центром повета Минского воеводства, его экономический центр переместился в г. Рогачёв. Туда же перебрались органы самоуправления повета: суд и сеймик (шляхетское собрание)25. Во второй половине XVII века усилилась полонизация литовско-белорусских земель. Этому способствовала польская шляхта, в руках которой — вследствие войн 50-60-х годов — оказались многие города и поместья бывшего Великого княжества Литовского. Судебное и административное делопроизводства в повете, как и во всех белорусских землях Речи Посполитой, было переведено в тот период с белорусского на польский язык.

В последней трети XVII века Речица стала одним из восьми главных таможенных городов автономного Великого княжества Литовского, что несколько оживило её экономическую жизнь. Согласно распоряжению короля Яна III Собеского в июле 1693 г. на суперинтендантов королевских пошлинных сборов евреев Ицко Зельмановича Столовицкого и Шмереля Зельмановича Шерешевского возлагалась обязанность контролировать через штат чиновников перечисление «мыта» (пошлин) этими таможнями в королевскую казну26.

С началом ослабления королевской власти в последней трети XVII века шляхте за плату удавалось удерживать за своими родами государственные владения, в том числе староства. Не была исключением и Речица, в которой с последней трети XVII века старостами были попеременно шляхтичи: Богуслав Слушка (с 1639), его брат Зигмунт (1658-1672), сыновья Юзеф (1672-1688) и Доменик (до 1713). Со смертью Доменика Слушки династии этой семьи пресеклась, после чего в Речице в течение последующих двух десятилетий эту должность занимали П. и М. Юдицкие, Зыземский, Клокоцкий, Клановский, Пакоша и К. Халецкий. После смерти последнего в 1734 г., старостой до 1773 г. был князь Альбрехт Радзивилл. При нём Речицкое староство платило в королевскую казну кварту (деньги на содержание войска) в размере 2585 злотых, а в губернскую казну 1159 злотых. Кварта определялась следующим образом. Из всех доходов староства отделялась часть на содержание старосты, а остальные доходы делились на четыре части, одна из которой предназначалась армии. Из остальных трёх четвертей собранных средств часть денег шла в губернскую и королевскую казну, но в основном они расходовались на зарплаты чиновникам и городские нужды. Поддержав Августа III во время королевских выборов, А. Радзивилл стал пользовался признательностью нового короля и авторитетом среди магнатов. На Барской конфедерации (1768) он был одним из кандидатов на должность маршалка (предводителя шляхты) литовского княжества. В 1770 г. А. Радзивилла избрали маршалком конфедерации Речицкого повета27. В те годы Речицкое староство выплачивало в государственную казну меньшие налоги, чем входившие в Речицкий повет староства: Бобруйское, Гомельское, Рогачёвское, Чечерскское и Пропойскское28, что свидетельствует об упадке экономики в поветовом центре. Такое же положение сохранялось и в конце 80-х годов XVIII века при последнем держателе Речицкого староства Йозефе Юдицком. В то время Речицкое староство в общей сумме выплачивало в королевскую казну 4018 злотых, что было намного меньше, чем платили вышеназванные староства29.

В 1772 г. произошёл первый раздел Польши, согласно которому значительная часть Речицкого повета с городами Гомель, Рогачёв, Хальч, Чечерск и Пропойск отошли к России. Из оставшихся городов и местечек повета короне принадлежали Речица, Бобруйск, Любоничи и Паричи, а Лоев, Холмичь, Горваль, Стрешин, Казимиров, Карпиловка, Поболов и Жлобин находились в частном владении служилой шляхты и духовенства30. В 1776 г. постановлением сейма, отметившим, что большинство населения городов «занимается кое-как земледельческим хозяйством, а к купечеству, торговле и ремёслам не стремится», ограниченное магдебургское право было оставлено только за восьмью городами, в число которых Речица не была включена.

Население Речицы, составлявшее, по нашей оценке, в середине XVII века около двух с половиной тысяч жителей, сократилось более чем в два раза, составив по переписи 1789 г. всего 1010 жителей, в том числе 128 (12,7%) евреев31.

Таким образом, расцвет Речицы, пик которого в рассматриваемый период, вероятно, наступил в середине XVII века, после казацких вторжений сменился периодом упадка. Скорее всего подобные изменения коснулись всей Юго-Восточной Белоруссии. Даже после присоединения города к России в 1793 г. — согласно второму разделу Польши — экономическое положение города почти в течение 70-80 лет не претерпело серьёзных улучшений, несмотря на то, что наступил период политической стабильности и открылся широкий российский внутренний рынок.

  1. Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Рэчыцкага раёна. У 2 кн. Кн.1-я. Мн., 1998. С. 20.
  2. Там же. С.21, 66, 67.
  3. Очерки по археологии Белоруссии. Ч. 2. М., 1972, С.130; Штыков Г.В., Города Белоруссии по летописям и раскопкам. Мн., 1975. С.27.
  4. Памяць. Кн. 1-я. С.35.
  5. Штыков Г.В. Города Белоруссии по летописям и раскопкам. С.28.
  6. Скiргайла // Энцыклапэдыя гiсторыi Бэларусi. Т. 6. Кн. 1. Мн., 2001. С.321.
  7. Белоруссия в эпоху феодализма (сборник документов). Т.1. Мн., 1960. С.111-112; Памяць. Кн.1. С.21, 36.
  8. Памяць. Кн. 1. С. 37.
  9. Ткачоў М. Рэчыцкiя ўмацаваннi // Энцыклапэдыя гiсторыi Бэларусi, Т. 6. Кн. 1. Мн., 2001. С.182-183.
  10. Памяць: Гiсторыка-дакументальная хронiка Рагачоўскага раёна. Мн., 1994, С.42-43.
  11. Jelski A. Rzeczyca//Slownik geograficzny, vol. 10. 1889. (pp.132-137) Р. 133; Регесты и надписи. Акты Виленской Археографической комиссии, том 1. С. Петербург. 1899. С.105.
  12. Jelski A. Rzeczyca. Р. 133. С.133.
  13. Вяроýкин-ШэлютаМ., Слушкi // Энцыклапэдыягiсторыi БэларусТ. 6. Кн. 1. С. 355-356; Насевiч В., Рэчыцкая воласць // Там жа. С.180; Сангушкi // Там жа. С.219-220; Jelski A. Rzeczyca. Р. 133. С.134.
  14. Памяць. Кн. 1. С. 37.
  15. Там же. С.44-45.
  16. Там же.
  17. Гiстopыя БССР у 5 тамах. Т.1 Мн.,. 1972. С. 199, 247, 248.
  18. Jelski A. Rzeczyca. С.134; Живописная Россия: Литовское и Белорусское полесье, Минск, 1993 (репринт 1882), с.381.
  19. Марек П.С. Административное деление еврейских поселений в Литовской области // История еврейского народа. Т. 11. Ч. 1. М. 1914. С.208; Шиппер И. Расселение евреев в Польше и Литве от древнейших времён до конца 18 века // История еврейского народа. Т. 11. Ч. 1. С. II (Объяснительный текст к картам).
  20. Там же.
  21. Регесты и надписи. Т. 1. С. 398.
  22. Гiстopыя БССР, Т.1. С .300.
  23. Белоруссия в эпоху феодализма (сборник документов). Т.1. С.111-112; Т. 2. С. 67-68; Памяць. Кн. 1. С.45. Jelski A. Rzeczyca. С.134
  24. Jelski A. Rzeczyca. С.133.
  25. Егоров Ю.А., Градостроительство Белоруссии. М., 1954. С.77-78.
  26. Регесты и надписи, том 2. С.86-87.
  27. Jelski A. Rzeczyca. С.134 . Альбрыхт Радзівіл // Энцыклапэдыя гiсторыi Бэларусi. Т.6. Кн.1. С.52; Rachuba A. Metryka Litewska. Warszawa. 1987. С.80, 163-164.
  28. Martynowskii F.K. Starozytna Polska. tom 4. 1886. С. 695-696.
  29. Там же. С. 692; Александров, Речицер повет ин йор 1789// Цайтшрифт. №4. 1930. С.55.
  30. Сборник документов, касающихся административного устройства Северо-Западного края при императрице Екатерины II (1792-1796). Вильна. 1903.L. 132.
  31. Александров, Речицер повет. С. 48-55.

Автор: Альберт Каганович 
Источник: Чацвёртыя Міжнародныя Доўнараўскія чытанні: Рэчыца, 18-19 верасня 2003 г.: У 2 ч. — Гомель, УА «ГДУ імя Ф. Скарыны», 2004. — Ч. 2: «Рэчыца ў часе і прасторы:: 790 год з дня заснавання горада» / Рэд. кал.: В.М. Лебедзева (адк. рэд.) і інш. — 217 с.