Развитие физкультуры и спорта на Гомельщине в 1920-е годы

0
145
Развитие физкультуры и спорта на Гомельщине в 1920-е годы

Целостное представление о проблемах социально-политической жизни Гомельщины в первые годы после установления Советской власти невоз­можно получить без исследования политики в сфере физкультуры и спорта. Отечественная историческая школа, имея крайне широкое поле исследова­ния, по-прежнему не акцентирует внимание на изучении становления совет­ской физической культуры в первой половине XX столетия. Между тем Гомельщина отличается наличием больших спортивных традиций со времени Российской империи, а также выделяется активной поддержкой советского физкультурного движения среди других регионов Беларуси.

Среди важнейших проблем Гомельщины в 1920-е гг. можно назвать не­организованность системы управления, высокий уровень безработицы, бед­ность, неграмотность и малограмотность населения. Изменение обществен­ного сознания широких слоёв многонационального населения, их духовной жизни и быта стали важнейшими направлениями советского экономическо­го и культурного строительства. Укреплять правопорядок и содействовать повышению культуры людей — такова была сущность постоянной работы партийно-комсомольских и советских органов.

В СССР в течение 1922-1924 гг. РЛКСМ при поддержке ГСФК были созданы физкультурно-спортивные организации и объединения «Мура­вей», «Спартак», «Красный молодняк», «Комсомольский флот», «Красный джигит» и др. В 1923 г. было организовано первое добровольно — спортивное общество «Динамо». Физическая культура и спорт стали до­ступны всем, тем более, что физкультура была и остается одной из самых простых, полезных и дешевых форм досуга. Еще Р. Оуэн, Ф. Энгельс от­мечали значение гармоничного воспитания и просвещения трудящихся. Так, Энгельс в своей работе «Положение рабочего класса в Англии» назы­вал положение рабочих в отношении охраны труда и здоровья «сознатель­ным социальным убийством, организуемым буржуазией». Это стало одной из причин создания рабочих спортивно -гимнастических клубов и объеди­нений среди трудящихся Европы и России. Самыми распространенными агитационно-пропагандистскими лозунгами 1920-х гг. были: «Пролетар­ская физкультура — оружие классовой борьбы!», «”Спартак”, будь готов к будущим боям за мировую революцию!», «”Спартак” становится новой формой пролетарского быта!», «Молодежь в ряды пролетарских физкуль­турников!» [1, л. 11, 20, 119].

Первыми заработали в Советской Беларуси кружки «Единение» и «Спорт» в Гомеле (1919 г.). В Гомеле возобновили свою деятельность доре­волюционные и позже названные буржуазными кружки «Сокол» и «Маккаби». Когда в 1920 г. в могилевском, а затем витебском губернских управле­ниях на смену отделам всевобуча пришли советы физической культуры, то одним из первых постановлений ВСФК Беларуси было введение в школах физического воспитания как обязательного предмета. В связи с этим стали готовиться инструкторы, строиться спортивные площадки для занятий с детьми легкой атлетикой, баскетболу, футболу, лыжному спорту. Появи­лись первые школьные спортивные кружки «Юный Спартак». Кроме того, в 1922 г. изменяется идеологическая основа скаутского воспитания и создается пионерское движение, включающее и физическую подготовку учащих­ся школ.

С 1925 г. начинается планомерная работа по развитию физкультурного движения в уездах: создаются площадки для массовых игр, развлечения, гимнастики, спорта, которые прикрепляются к профсоюзам, где все сорев­нования, выступления и состязания должны были проводиться под флагом своего профессионального союза. Для этого составлялись сметы, куда включались расходы на спортивные костюмы, сопутствующую литературу и содержание врачей и инструкторов, если надо, то и путём кредитования. Весьма показателен тот факт, что хореографию и танцы ВСФК признал ча­стью развития физической культуры человека и разделил их на две катего­рии: активные, повышающие деятельность организма, и покойные, имею­щие корригирующее значение. Во временном положении о пляске и танцах в клубах и общественных собраниях от 18 июля 1925 г. фокстрот и танго сочли абсолютно недопустимыми. Рекомендовали вальс, польку, венгерку, тарантеллу, гейшу, хиавату, краковяк, хавтайм и другие. К разрешённым плясовым отнесли хороводы, мятелицу, комаринскую, барыню, трепак, во саду ли в огороде, по улице мостовой [1, л. 19, 201-203].

Развитие дорогостоящего коневодства и конного спорта датируется в Советской Беларуси также 1920-ми годами, когда были национализированы все частные конные предприятия, проведена всесоюзная перепись лошадей, организован племенной учёт, оценка качества лошадей (бонитировка). В 1928-1930-е гг. впервые были введены Окружные племенные книги. В Го­меле первый государственный конный завод Народного комиссариата зем­леделия Беларуси в Прудке приносил прибыли в целом 35.133 рубля, из них беговые и скаковые испытания — 10.000 рублей, огородничество — 14.515 рублей. После вычета расходов чистый доход равнялся 6.540 рублям. К 1930 г. там уже содержалась 281 лошадь [2, л. 11, 12].

Крайне важным считалось развить и стрелковое дело. Гомельский ГСФК серьезно контролировал организацию стрелковых кружков в уездах, ведь, как гласят архивные документы, «помимо задач чисто спортивного характе­ра, они имеют государственное значение (подготовка бойца-защитника Ра­боче-Крестьянской Республики)». После регистрации кружкам передава­лись оружие, патроны и приборы [1, л. 41].

Гомельской городской пролетарско-спортивной организацией имени «Спартака», состоявшей из «25 спортивных ячеек, организованных по произ­водственному принципу (профессиональные ячейки)», руководил товарищ Шейман. Занятия, а посещали их 975 человек, проводились на базе двух «клубов ФК» в бывшей военной церкви (улица Советская, угол улицы Почто­вой) и бывшей синагоге. Председателем Бюро Спортсекции «Красного мо­лодняка» при Губотделе союза «Совработников» с 15 августа 1923 г. был И.Г. Белинков. В целом по городу шла активная работа, что подтверждают протоколы обследования кружковой работы при рабочих клубах. 15 клубов, организованных «при отдельных предприятиях и профсоюзах, привлекали самых отсталых и несознательных, вовлекая их в активную политическую жизнь. Сначала эти клубы официально не пользовались “признанием”, на них часто смотрели как на лишнюю ненужную забаву. Была тенденция всю рабо­ту сконцентрировать на Центральном Рабочем Клубе, но взгляд оказался не­верным». Заработало 39 кружков, из них один шахматный и один спортив­ный. «Посещаемость клубов ежедневно составляла 2.000 чел. Главное их ко­личество падало на ЦРК (700-900 человек). Во всех клубах, включая еще 3 воинских, было проведено свыше 400 докладов, вечеров и т.д.». Началась работа по развитию авиакружков и кружков планеризма при ячейках Обще­ства друзей воздушного флота. На летний период клубы превращались в по­казательные Дома физкультуры [3, л. 3, 5, 10, 12, 16, 19, 27, 35; 4, л. 20 об.].

Ситуация с материальным обеспечением кружков в Г омеле была тяжёлая. За счет небольших членских взносов кружки выписывали «Известия физ­культуры», «Красный спорт», приложения к «Известиям ВЦИК» — «Шахма­ты» и «Шахматный листок». Однако необходимы были большие средства для «развития работы по зимним видам спорта», ещё было «необходимо оборудо­вать стадион и приобрести спортинвентарь: мячей футбольных 15 и 165 пар бутц, и баскетбольных мячей — 25 штук. Наконечников для копий 20 и 80 древок к ним. Дисков 10. Ядер 10. Молотков для метания 4 штуки, шестов для прыгания — 5 штук». Также докладывалось, что лаунтеннисный спорт и бокс в Гомеле не культивируется. Однако «совместно с Губотделом союза охотни­ков предполагается оборудование и устройство тира для стрельбы. Для фех­товального же спорта требуется 30 рапир, 30 аспадрон, и 60 масок и нагруд­ников. Для развития водного спорта необходимо устройство водной станции, которую надлежит оборудовать следующим: лямок с шестами 20 штук, лодок гоночных — тригеров — 4 штуки и полутригеров — 4 штуки. Ящиков для обу­чения гребле — 2» [3, л. 13, 35].

Это не мешало активно использовать парады физкультурников и их вы­ступления в отдельных видах спорта (от джигитовки представителей частей 31-го Кавалерийского полка до акробатических пирамид, силовых состяза­ний и массовых подвижных игр) на митингах и шествиях (дневных и ноч­ных факельных), приуроченных к юбилеям партии и комсомола. Например, к 6-летнему юбилею РЛКСМ в январе 1925 года подготовку поручили «сна­рядовых гимнастов Адамовичу и Магидсону, Кашуро постановку и перера­ботку отдельных сцен, Синицкому чемпионат (поднятие бутафорских тяже­стей и мужскую группу со снарядом (флажком, палкой). Иваненко написать слова характерным типам спортсменов и Минисовичу заключительную пи­рамиду с репликами» [3, л. 34 об.].

Если рассматривать ситуацию с развитием физкультурного движения в деревне и его материальной поддержкой в 1920-е гг., то там она была ещё более острой. Так, в Носовичах, Поддобрянке, Чечерске, Еремино, Уваровичах, Речице, Добруше физкультурные кружки образовали, но помещений не хватало, занимались на открытом воздухе или в местных клубах по оста­точному принципу. Они часто закрывались из-за отсутствия средств и не могли принять инструкторов физкультуры на содержание. В своих доклад­ных записках в Губернский Совет физической культуры кружки просили денежной помощи. Её оказывали, по мере возможности, однако гомельский ГСФК просил вместе с Губкоммолом начать усиливать работу в уездах по внедрению элементов гимнастики, спорта, командных игр, так как «наблю­дающиеся драки, ссоры и пьяные разгулы и т.п. моменты пережитка старого быта ярко показывают, насколько у деревенской молодёжи велико накопле­ние энергии, которой должен быть дан правильный ход по-новому культур­ному направлению, в естественных формах, что должно закрепить смычку деревни с городом. Наша задача состоит в том, чтобы воспитать деревен­скую молодежь в духе коллективизма, товарищества, дисциплины, смело­сти, инициативы и других моральных качеств, отвлекающих от дурных обычаев, предрассудков. Благодаря этому, несомненно, увеличится и вли­яние комсомола в деревне» [1, л. 12, 19, 56].

Следует отметить, что удалось многое. ВСФК Беларуси в феврале 1924 г. проводит первый Всебелорусский зимний праздник физкультуры. В августе 1924 г. прошёл I летний Всебелорусский праздник. С 1924 г. так­же регулярно стали проводиться первенства республики по поднятию тяже­стей, борьбе и конькобежному спорту. Именно в Беларуси были сделаны первые попытки ввести спортивную классификацию (1924). На тот период по уровню развития физической культуры Беларусь занимала одно из веду­щих мест в СССР. Гомельский ГСФК принял в марте 1925 г. решение о строительстве водной станции и губернского Красного стадиона, что и было выполнено к осени, однако из-за этого не хватило денежных средств на проведение губернской олимпиады. 1 мая 1925 г. было объявлено Днем фи­зического крещения рабочих и работниц с целью продемонстрировать мас­совую демонстрацию физкультурников и их достижений с использованием фигурного расхождения, выступлений женских и детских групп, пирамид и массового показа приемов утренней гимнастики. Все организации были в костюмах своего цвета, с отличительными значками и знаменем. Население активно участвовало в таких массовых играх, как «третий лишний, жгут лежит, горелки, чью душу желаете, кружева, вызовы, сторож и разбойники» [1, л. 30, 34 об., 148]. На состязаниях 2-го Всебелорусского шахматно­шашечного съезда в 1925 г. А.Э. Маневич занял 4-е место и его «как чемпи­она города Гомеля и призера» ГСФК отправил на 4-й шахматно-шашечный съезд СССР. В 1926 г. стал чемпионом СССР по тяжелой атлетике член Гомельского ПСО «Спартак» З. Синицкий. Самым крупным торжеством стала Всесоюзная спартакиада 1928 г.

Итак, темпы роста культурного уровня населения и формирования иной политической культуры сильно зависели от степени экономического разви­тия конкретного уезда, губернии и объёма ущерба, нанесённого граждан­ской войной и немецкими, польскими интервенциями местным людским и материальным ресурсам. Преобладающий социальный слой крестьянства тяжелее всего поддавался советским нововведениям. В агитационно — пропагандистской работе с молодежью христианское крещение отрицалось, а в тезисе о культивировании гармонии духовного начала и телесного ак­центы постепенно сместились на последнее. Особенно наглядно это демон­стрировалось устройством в храмах гимнастических залов или планетариев, которые подтверждали могущество человеческой воли, существование звезд и планет, но не Бога. Подстегивало создание не просто физкультурных кружков, а «кружков физкультуры и военизации», неблагоприятное внеш­неполитическое положение СССР на международной арене. Разработка бу­дущих норм физкультурной подготовки шла в соответствии с лозунгом «Будь готов к труду и обороне!».

Список литературы

  1. Циркуляры Гомельского губсовета физической культуры // Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Ф. 82. — Оп. 1. — Д. 6.
  2. Протоколы общих собраний работников // ГАГО. — Ф. 619. — Оп. 1. — Д. 1.
  3. Переписка СО им. Спартака с секциями физкультуры // Государственный ар­хив общественных объединений Гомельской области (ГАООГО). — Ф. 5. — Оп. 1. — Д. 853.
  4. Отчет Гомельского городского райкома РКП(б) // ГАООГО. — Ф. 5. — Оп. 1. — Д. 765.

Автор: Е.П. Нарижная
Источник: Гомельщина в XX-XXI веках. Вехи истории: материалы науч.-ист. семинара / под общ. ред. епископа Гомельского и Жлобинского Стефана; М-во трансп. и коммуникаций Респ. Беларусь, Бело­рус. гос. ун-т трансп.; Гом. епархия Белорус. православной церкви. — Гомель: БелГУТ, 2017. — 155 с. Ст. 89-94.