Радимичский центр. Песчана-Песошенька

1
476
Радимичи, битва, средневековье

Не один десяток лет ведётся спор о том, когда на землях юго-восточной Беларуси появилась (сформировалась) восточнославянская этническая группировка, именовавшаяся в VIII–XI и, веро­ятно, XII столетиях радимичами. Полагают, что предки радимичей поселились на берегах Сожа и его притоков ещё во времена Древнеримской империи, примерно две тысячи лет назад. Другие учёные относят формирование радимичей к кануну сложения государства Киевская Русь – концу I тысячелетия н.э.1 Как бы в дальнейшем ни решался этот вопрос, материалы археологических изысканий в Гомеле и его окрестностях позволяют утверждать: в VIII–X веках поселения в местности Гомий принадлежали именно радимичам.

Согласно древней легенде, записанной в «Повести временных лет», радимичи – племя пришлое. Когда-то их предки обитали вдали от Посожья – «у ляхов», т.е. в польских землях. Причины, побудившие покинуть родину предводителей двух родов, – Радима и его брата Вятко – летописцу неизвестны. Во главе переселенцев братья двинулись на восток, преодолевая тысячекилометровые просторы и сталкиваясь с многочисленными недругами. Опасное путешествие заняло годы, многих жертв оно стоило. В конце концов Радим привел своих людей на берега Сожа. Благодатная местность приглянулась им обилием вековых лесов и богатых лугов. Вскоре она стала их второй родиной. Здесь можно было найти и защиту от врагов, и пропитание. Осевший в Посожье род по имени вождя стал зваться радимичами. Вятко же дошёл до берегов Оки, где положил начало племени вятичей. И жили радимичи в согласии с вятичами и другими соседями-славянами2.

Быт, образ жизни радимичей настолько отличался от порядков, заведённых в столице Руси Киеве, что просвещённые киевские монахи даже спустя несколько веков после переселения радимичей продолжали считать последних дикарями.

Киевлянам был не по душе свободный нрав этого лесного народа, хранившего обычаи прадедов и не желавшего принятия новой веры. Христианам были чужды языческие обряды радимичей, их праздники-«игрища» и «бесовские» песни. Особенное неприятие вызывал погребальный ритуал язычников, предусматривавший сожжение умерших, помещение останков в глиняные сосуды на деревянных помостах-«столпах».

Во второй половине IX века радимичи находились в политической зависимости от сильного юго-восточного соседа и соперника восточных славян – Хазарского каганата. Хазарам на некоторое время удалось наложить дань на ряд славянских племён, в числе которых были и радимичи. Освобождение от иноземных поборов принёс им в 885 году русско-варяжский князь Олег Вещий – основатель Киевской Руси. Олег, конечно же, не был бескорыстен и наложил на радимичей свою собственную, киевскую дань3. Из летописей известно, что радимичи на правах союзников принимали участие в далёких военных походах киевских дружин на столицу Византии – Константинополь, бывали в Болгарии, Греции, совершали морские путешествия вдоль черноморского побережья.

ареал расселения

Одно из таких военных предприятий состоялось в 907 году (иногда историки оспаривают достоверность его летописной версии). Князь Олег Вещий собрал огромное 80-тысячное войско, в рядах которого были не только киево-полянские и варяжские дружины, но и отряды радимичей, северян, кривичей, тиверцев и других племенных объединений, подвластных или союзных Киеву. Армия Руси выступила «на конех и на кораблех». Подойдя к Константинополю, она «много убийства сотвори» грекам, «разбиша многы полаты, пожгоша церкви», взяла множество пленных. Основным итогом похода 907 года стал русско-византийский мирный договор, весьма выгодный для Киевской державы. Византия выплатила контрибуцию «по 12 гривен на человек», восточнославянским купцам гарантировала беспрепятственную торговлю в византийских пределах, разрешила им жить в предместье Константинополя. Более того, греки обязывались выплачивать ежегодную дань, давать «уклады на рускыа грады».

Радимичские воины, радимичи, воины, Древняя РусьРадимичские воины X–XI веков
Рисунок-реконструкция Ю.М. Лупиненко

Дань получали Киев, Чернигов, Переяславль, Полоцк, Ростов, Любеч и «прочаа городы», среди которых, надо полагать, были и древнейшие центры радимичей – Гомий и Чичерск (исторический предшественник Чечерска)4.

Отношения радимичей с Киевом оказались нестабильными: после смерти великого князя они надолго выходят из-под прямого контроля Руси. Так, в документе середины X века – труде византийского кесаря Константина Багрянородного – они уже не значатся среди подвластных Киеву объединений5.

Широкое расселение восточных славян в окрестностях Гомия относится к IX–X столетиям. На берегах Сожа славяне-пришельцы (пришедшие сюда со второй волной колонизации) сталкиваются и смешиваются с местным населением, обмениваясь с ним обычаями, традициями и языковыми особенностями. Формируется яркая и достаточно самобытная радимичская культура. Крестьяне-земледельцы, животноводы и охотники основывают небольшие селища в окрестностях современных Носовичей на реке Уть, близ Хизов на Беседи, у Шерстина на Соже, на берегу Любенского озера под Гомелем и в других местах.

Главным занятием радимичей было земледелие. Они выращивали рожь, просо, ячмень, репу, горох, чечевицу. У сельчан был и свой скот – традиционные для жителей лесной полосы быки, свиньи, козы, овцы, лошади. Патриархальные семьи, которые уже не были связаны прямым кровным родством, объединялись в сельские территориальные общины-«верви». Отдельные семьи вели самостоятельное хозяйство, являлись собственниками закреплённых за ними пахотных полей, принадлежавших им орудий труда, произведённых продуктов земледелия, животноводства и промыслов. В коллективном пользовании общины находились значительная часть пахотной земли и сеножатей, традиционные места рыбной ловли («ловы рыбные»), промысла бобра («гоны бобровые»), а также обширные леса, где добывали лося, зубра, кабана, медведя, мёд диких пчёл, воск.

В недрах сельской общины шёл процесс экономического и социального расслоения, укреплялась частная собственность на землю и угодья. Группа общин объединялась в «племя». Особым положением и правами обладала «племенная» верхушка – князья-вожди, старейшины, жрецы, дружинники – которая получала значительную долю военной добычи и существовала за счёт рядового населения. Постепенно в её руках концентрируется лучшая часть «племенного» богатства, самые продуктивные в сельскохозяйственном и промысловом отношениях земли. Простые общинники («люди») попадают в прямую зависимость от неё. Князья опираются на дружинников, которые получают со временем право сбора дани с подвластного населения. Впоследствии князья наделяют дружинников и землёй. Оседая на земле, вчерашние воины становятся боярами-землевладельцами.

Центром обширной радимичской округи, охватывавшей значительную часть Нижнего Посожья, выступает многолюдный и приспособленный для обороны Гомий.

Гомийское городище, вновь усиленное мощной деревянной стеной и быстро обросшее значительным поселением, играло важнейшую роль в обороне южных рубежей радимичских земель от набегов варяжских дружин, которые не брезговали грабежами по Днепру и притокам, а также от экспансии великокняжеской киевской власти, давно устремившей свои взоры на север. В крепости проживала местная знать, богатевшая на торговле ценнейшими мехами, отличным мёдом и воском, которые получала в виде дани-полюдья с подвластного населения. О богатстве некоторых жителей края свидетельствуют клады серебряных арабских монет-дирхемов IX–Х веков. Эти монеты выполняли функцию денежной единицы не только в славянских землях, но и в Хазарии, Поволжье, Прибалтике. Находки монетного серебра в самом Гомеле6 подтверждают предположение о том, что в Х веке в числе его жителей были весьма состоятельные люди, владевшие немалыми по тем временам средствами.

В Х веке крепость Гомий растёт, приобретает черты крупнейшего в Посожье города. К этому времени она уже имеет два пояса укреплений, свидетельствующих о развитой социально-экономической структуре поселения. Гомий состоит из детинца (на месте современного здания музея) и обнесённого рвом окольного града (на месте центральной части современного парка между оврагами Гомеюк и Киевский спуск). Площадь города составляет не менее 4–5 га. Здесь обитают не только земледельцы и животноводы, но и опытные мастера, торговцы, воины-дружинники7.

Конец радимичской автономии был положен великим киевским князем Владимиром Святославичем в 984 г., пославшим на радимичей войско под предводительством Волчьего Хвоста. Встретив радимичей на реке Песчане, киевские дружины нанесли им сокрушительное поражение8.

А где именно произошла эта битва, где расположена речка Песчана? Сейчас, пожалуй, сложно ответить на вопрос, кто впервые предложил отождествить Песчану «Повести вре-менных лет» с небольшой речкой в бассейне Среднего Сожа. Во всяком случае, уже в начале XIX века А. Щекатов соотнёс её с Писчанью – малым правым притоком Сожа в 6-ти верстах от местечка Пропойска (летописного Прупоя, нынешнего Славгорода Могилёвской области)9. С лёгкой руки ведущих российских историков ХIХ столетия10 практика отождествления летописной Песчаны с пропойской Пищаной-Песчанкой стала традиционной11.

Однако есть все основания усомниться в правомерности этой давней гипотезы. Ведь она основывается лишь на созвучии летописного и современного наименований водных объектов. В таком случае мы можем отождествить Песчану 984 года с любой другой речкой радимичского Посожья, имеющей похожее название (а таковых на современной карте найдём несколько).

«Повесть временных лет» не даёт ориентиров в поиске судьбоносной для истории радимичей речки. Логично предположить, что встреча радимичей и Волчьего Хвоста произошла не в центре земель «племенного» объединения (у Прупоя-Пропойска), а близ границы с Киевским государством. Скорее всего, Песчана пересекала древнюю дорогу из Руси в Землю радимичей. Именно поэтому она была использована радимичскими отрядами для встречи неприятеля («стояние» противоборствующих сторон на двух берегах приграничных рек – явление, обычное для древнерусской истории).

Наше пристальное внимание к Песчане не случайно, ибо эта речка имеет прямое отношение к Гомию и его непосредственным окрестностям. Ближайшей к столице Киевской державы радимичской территорией в конце Х века был именно Гомий с прилегающей к нему сельской округой. Сюда и должен был быть направлен военный удар Владимира Святославича. Именно Гомий, контролировавший всё Нижнее Посожье, являлся форпостом Земли радимичей. Иными словами, тот, кто владел этой крепостью, тот и повелевал судьбами всей «племенной» территории. Миновать Гомий, оставить его вооружённый гарнизон у себя в тылу киевский воевода Волчий Хвост просто не мог.

Рубеж радимичских и киевских владений проходил примерно по современной границе Гомельской и Черниговской областей к югу от реки Терюхи12. Он совпадал с обширным заболоченным массивом в верхнем течении Терюхи (бассейн Сожа) и Тетивы (бассейн Снова). Длина болота от Добрянки (Черниговщина) до Кургана Дружбы (на стыке современной белорусско-украинско-российской границы) составляет около 40 км, а ширина его на отдельных участках достигает 2 км. Ранее эти места были практически непроходимы, единственный «сухой» коридор имелся в районе Добрянки, Ильмовки и Глыбоцкого. По-видимому, как раз здесь и проходил древний путь «в радимичи», упомянутый летописью под 1159 годом.

Самой старой дорогой, соединявшей ранее Гомель с Киевом и Черниговом, считается так называемый «киевский тракт». До сооружения шоссе Гомель – Чернигов он был самой удобной сухопутной дорогой, по которой из Киева можно было попасть через Гомель в Могилёв, Полоцк и Санкт-Петербург. От Киева эта дорога вела к Чернигову, а затем – между болотами Северный и Южный Замглай у селения Звеничев в направлении гомельских Глыбоцкого и Марковичей. Далее тракт следовал через Грабовку, Рудню Прибытковскую, Контакузовку, Коренёвку. Общая его протяжённость между Черниговом и Гомелем составляла около 130–150 км. Учитывая расположение болот и ручьёв, следует предполагать, что и в Х веке сухопутная дорога Чернигов – Гомель шла именно по этому маршруту.

Итак, в 984 году киевская дружина, пополненная в Чернигове профессиональными варяжскими, полянскими и северянскими воинами, выступила на радимичскую область Гомий. Успешно преодолев севернее Чернигова топкие Замглайские болота (пройдя их по сухому Звеничевскому перешейку), войско вступило в Землю радимичей в районе современного села Глыбоцкого. По бродам армия прошла верховья ручья Немыльня и форсировала Терюху. Ещё не встречая организованного сопротивления, Волчий Хвост устремился к Гомию. На его пути лежала никому не известная Песчана…

Анализ старых карт и документов XIX столетия выявляет только один водоток, пересекающий старую чернигово-гомельскую дорогу, наименование которого удивительно созвучно наименованию Песчаны. Речь идёт о крохотном правом притоке Терюхи – Песошеньке. Общая протяжённость ручья, впадающего в Терюху у посёлка Шутовка Гомельского района, составляет всего 15 км. Его верховья – три малых и ныне безымянных ручейка – находятся у деревень Хуторянка и Песочная Буда.

Около 200 лет назад Песошенька именовалась Песочанкой. Такую форму названия, например, даёт военно-геогра­фическое описание Могилёвской губернии 1840-х годов. Древность этого имени неожиданно подтверждает «Реестр ревизии господарской Гомельской волости» 1560 года, где наш ручей назван Песочной.

Итак, битва 984 года состоялась где-то между современными селениями Хуторянка и Песочная Буда или же на месте Песочной Буды, где ещё несколько десятков лет назад крестьяне показывали огромный курган – по преданию, могилу неких завоевателей, павших в окрестностях деревни в незапамятные времена.

Древняя Песчана расположена на полпути от южного рубежа Земли радимичей к Гомию, всего в 30 км пути к юго-востоку от города-крепости. Сокрушительный разгром радимичей на подступах к Гомию определил судьбы их потомков на многие столетия вперёд.

 

1. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. М., 1982. С.30–31; Соловьёва Г.Ф. К вопросу о приходе радимичей на Русь // Славяне и Русь. М., 1968. С.352–356; Седов В.В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970. С.142–144.

2. ПВЛ. Ч.1. М.-Л., 1950. С.14.

3. Там же. С.20.

4. Там же. С.23–25.

5. Известия византийских писателей о Северном Причерноморье. М.-Л., 1934. С.10.

6. Клад арабских монет (82 экз.) найден в 1822 г. на берегу Сожа в исторической части Гомеля. См.: Марков А.К. Топография кладов восточных монет (сасанидских и куфических). СПб., 1910. С.10.

7. Макушников О.А. В поисках древнего Гомия. Гомель, 1994.

8. ПВЛ. Ч.1. С.59.

9. Щекатов А. Словарь географический Российского государства. Т.V. М., 1807. С.1065; Маштаков П.Л. Список рек Днепровского бассейна. СПб., 1913. С.122.

10. См. напр.: Соловьёв С.М. Сочинения. Кн.1. История России с древнейших времён. Т. 1–2 . М., 1988. С. 179. Прим. 262.

11. Рыбакоў Б.А. Радзiмiчы // Працы сэкцыi археолёгii Беларускай АН. Т.3. Мн., 1932. С.113–114; Штыхов Г.В. Поднепровские и посожские города восточной Белоруссии. // Очерки по археологии Белоруссии. Ч.2. Мн.,1979. С.131. Сомнения в правомерности поисков летописной Песчаны в окрестностях Славгорода высказал А.Ф.Рогалев (Рогалев А.Ф. От Гомеюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах. Гомель, 1993. С. 48–51). Нельзя, однако, согласиться с утверждением этого автора, что река Песчань и «образ» Волчьего Хвоста – это не более, чем вымысел летописца. Волчий Хвост – реальный исторический персонаж, в 1016 году он служил князю Святополку Владимировичу и принимал непосредственное участие в знаменитой Любечской битве (см.: Куза А.В. Повесть о князе Ярославе
и мужах Новгородских // Древняя Русь и славяне. М., 1978. С.233–239).

12. Макушнiкаў А.А. Рубяжы Гомiйскай воласцi ў XII–XIV стст. (спроба рэканструкцыi) // Гiстарычна-археалагiчны зборнiк. Ч. 2. Мн., 1993.С.54–55.

Аўтар: Макушников О.А.

  • Александр Климович

    Интересная статья! Получается, что радимичи были соседями дреговичам. О землях дреговичей написал А.Грушевский в «Пинское Полесье.Исторические очерки», XI-XIII века, Киев, 1901. По Грушевскому, часть нынешней Гомельской области входила в регион проживания дреговичей (в том числе Рогачев). Вот именно «наложение» регионов проживания радимичей и дреговичей вызывает сомнение и вопросы…