Работники народного образования Гомельской области в 1960-е годы: жилищно-бытовой аспект

0
105
Работник народного образования в 1960-е годы

Сельская советская интеллигенция 1960-х гг. — это поколение педагогов, воспи­танных в советской школе в условиях социализма. Для этого поколения был характерен мощный образовательный прорыв в 1950-1960-е гг. Благодаря развитию сети высших учебных заведений, вечернему и заочному обучению многие жители сельской местно­сти смогли получить высшее образование. Учителя-шестидесятники имели особые чер­ты, определявшие их ментальность. Многие из них хорошо помнили героику Великой Отечественной войны, участвовали в послевоенном восстановлении страны, в освоении целинных земель, комсомольских стройках. Как отмечают исследователи, для миллио­нов молодых образованных людей того времени жизненным стимулом были «гордость за свою Родину и патриотическое служение ей, бескорыстный коммунистический труд на субботниках и воскресниках и т.д.» [1, с. 593]. В 1961 г. советский социолог Б.А. Грушин провел анкетирование среди читателей газеты «Комсомольская правда». Из 17,5 тысяч опрошенных 10,3 % были студентами, 9 % имели высшее образование, 23,3 % профессионально занимались умственным трудом. На вопрос «В чем состоит цель вашей жизни?» были получены следующие ответы (в %): служить народу, прино­сить пользу Родине (33,5); стать первоклассным специалистом, в совершенстве овла­деть профессией (33,2); стать настоящим коммунистом, всесторонне развитым, высо­коморальным человеком (15,6). На вопрос: «Что вы должны сделать для достижения своей цели?» респонденты ответили: продолжить образование — 63,4 %; упорно, твор­чески трудиться — 29 % [1, с. 592].

Для работников народного образования Гомельской области в 1960-е гг. одним из главных приоритетов было добросовестное отношение к выполнению своих профес­сиональных обязанностей, несмотря на непростые условия их повседневной жизни. Усилия государства и его институтов были направлены на формирование нужной соци­альной структуры, соответствующего быта людей, но принятые законы и планируемые мероприятия и их конкретная реализация не всегда совпадали. С целью улучшения жизни и быта педагогов еще в первые послевоенные годы было принято постановление «О льготах и преимуществах для учителей начальных и семилетних школ» (10 февраля 1948 г.), которое распространялось и на учителей сельской местности. В документе от­мечалось, что местные органы власти (сельские и поселковые советы) были обязаны обеспечивать учителей квартирами с отоплением и освещением, производить оплату за наемное жилье, выделять приусадебные земельные участки, привлекать колхозы к про­ведению работ по строительству жилых домов при сельских школах, отвести в лесах гослесфонда необходимые лесосеки для заготовки древесины на строительство жилых домов, предоставлять в необходимом количестве выпасы для скота учителям и учителям-пенсионерам [2, с. 464]. Однако выполнение намеченных мероприятий растянулось на десятилетия. В результате обследования в начале 1959 г. жилищно-бытовых условий работников образования сельской местности инструктор обкома профсоюзов подчер­кивал: «руководители сельсоветов и школ по своему усмотрению устанавливают нор­мы оплаты квартир, топлива и керосина. Отдельные учителя, особенно молодые учите­ля-выпускники, до сих пор не пользуются положенными коммунальными услугами. В ряде районов учителя не наделяются земельными участками под индивидуальные огороды, недостаточно обеспечиваются продовольственными товарами, особенно хле­бом» [3, л. 14-16].

В 1960-е гг. руководство Гомельской области вынуждено было неоднократно воз­вращаться к решению вопросов повседневной жизни, так как в сельской местности не хватало около тысячи учителей. Так, в 1966 г. в школах сельской местности Гомель­ской области работало 14255 человек. Из них 9597 проживали в собственных домах или у близких родственников, 1262 — в коммунальных, ведомственных домах или домах при школах и других детских учреждениях. Почти 25 % (3396 человек) проживали в квартирах, арендованных у частных лиц. При этом средств, выделяемых государст­вом на наем жилья, не хватало (36 из необходимых 60 р. в год), и учителя вынуждены были доплачивать из собственных сбережений. В области было построено 10 жилых домов для учителей сельской местности за счет планового государственного строитель­ства, 209 учителей построили свои дома с помощью государственного кредита и лич­ных сбережений. Строились дома для учителей на несколько квартир (шести- и четы­рехквартирные дома). Однако плановое строительство жилых домов за счет государственных капиталовложений не выполнялось [4, л. 113].

Очень остро стоял вопрос по выделению учителям земельных участков. Напри­мер, учителя Светлогорского района вынуждены были обратиться с жалобой в Верхов­ный Совет БССР о том, «что по распоряжению бывшего председателя Светлогорского райисполкома у них сократили земельные участки, которые уже давно были засажены садом». В Жлобинском районе на территории Лукского сельского совета были распо­ложены две средние школы: Луковская и Лукская. Коллектив учителей Луковской школы обслуживает культмассовой работой совхоз «Лукский», а учителя Лукской школы — торфобрикетный завод и совхоз «Путь к коммунизму». Как отмечается в до­кументе, «при распределении земельных участков совхоз «Лукский» отказал в выделе­нии земли учителям Торфозаводской школы, а совхоз «Путь к коммунизму» не выде­лил участки учителям, мотивируя тем, что земля должна распределяться по месту жительства, т. е. на территории Лукского сельского совета. Районное руководство не­однократно обещало учителям разобраться в этом вопросе, но до настоящего времени 20 учителей участки земли не имеют» [4, л. 115].

Учителя Ельского района обращались с жалобой в редакцию «Настаўніцкай газеты», что правления колхозов не только не предоставляют им земельные участки в установленных размерах, но и установили «плату (20 р.) за пастьбу коров, не предос­тавляя пастбищ и водопоев». В Лельчицком районе учителя могли получить участки для сенокоса при условии, если отработают в колхозе 2-3 месяца во время летнего от­пуска [4, л. 115].

Неудовлетворительные жилищно-бытовые условия приводили к большой текуче­сти педагогов из села. Нередко вопросы улучшения жизни и быта учителей, как свиде­тельствуют архивные документы, решались только после их обращения в республикан­ские органы власти и печать.

Литература

  1. Соколов, А. В. Поколения русской интеллигенции / А. В. Соколов. — СПб.: СПбГУП, 2009. — 672 с.
  2. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа / Сборник документов. 1917-1973 гг. — М.: Педагогика, 1974. — 560 с.
  3. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). Фонд 1044. — Оп. 2. — Д. 431. Справка об обеспе­чении учителей сельских школ коммунальными услугами. 16 февраля 1959 г.
  4. ГАГО. Фонд 1044. — Опись 2. — Д. 972. Справка о выполнении законодательства о льготах и преиму­ществах для учителей сельских школ и других работников народного образования в Гомельской об­ласти, 1966 г.

Авторы: А.И. Зеленкова, М.П. Савинская
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы : материалы VIII Междунар. науч. конф., Гомель, 23–24 мая 2013 г. / М-во образования Респ. Беларусь [и др.]; под общ. ред. В. В. Кириенко. – Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2013. – 442 с. Ст. 235-237.