Работа гомельских городских властей по социально-трудовой реабилитации и общественной интеграции инвалидов по зрению (1919-1941 гг.)

0
111
Работа гомельских властей с инвалидами по зрению

С утверждением советской власти в Беларуси мероприятия правительства, направленные на преобразование общественной жизни, изменили и правовое положение незрячих [1]. Конституция БССР 1919 г., составленная по образцу Конституции РСФСР 1918 г., наделила всех слепых, принадлежащих к трудовому классу, всей полнотой гражданских прав и свобод [2, с. 9-10]. Перестав быть объектом благотворительности, слепые, согласно конституции, стали пользоваться защитой государства, взявшего на себя заботу решать их социальное и трудовое положение.

Поскольку на территорию БССР распространялись декреты и законодательные акты РСФСР, решение государством проблемы социального и трудового положения белорусских слепых выразилось в совместном Постановлении народных комиссариатов просвещения, здравоохранения и соцобеспечения РСФСР за № 100 от 26 ноября 1920 г. Слепым, обладающим гражданскими правами, предоставлялось право на образование, бесплатную медицинскую помощь, получение пенсии по инвалидности [3, с. 42-44].

Основной формой социального обеспечения инвалидов-слепых в условиях новой власти считалось их трудовое устройство, как основной вид обеспечения, наиболее соответствующий задачам советского государства. Руководящим и направляющим документом деятельности образованного в 1919 г. Народного комиссариата социального обеспечения (НКСО) БССР была новая программа коммунистической партии, принятая на VIII съезде в марте 1919г., провозгласившей принципы соцобеспечения инвалидов, в т. ч. и слепых: «В области социального обеспечения ВКП(б) стремится организовать широкую государственную помощь не только жертвам войны и стихийных бедствий, но и жертвам ненормальностей общественных отношений, ведет решительную борьбу со всякого рода паразитизмом и тунеядством и ставит своей задачей вернуть к трудовой жизни каждого выбитого из трудовой колеи» [2, с. 6-7].

Решения партии и выступления руководителей государства нацеливали общественность на активную деятельность по привлечению слепых к непосредственному участию в общественно-полезном груде. В частности, председатель ВЦИК М.И. Калинин говорил: «Потеря зрения — величайшее несчастье для каждого человека, оно изолирует его от труда и общественной деятельности. Задачи советской общественности должны быть направлены к смягчению этого несчастья. Труд и образование слепых является основным вопросом, требующим внимания общественности. Не менее важным я считаю приобщение слепых к идеалам нашей партии, тем самым к непосредственному участию и социалистическом строительстве, что дает огромное облегчение в их работе и жизни» [4, с. 40].

О безотлагательном решении проблемы трудоустройства слепых выступала и периодическая печать. «Мы живем в такое время, — писала в апреле 1924 г. газета НКСО РСФСР «Взаимопомощь», — когда во всех слоях общества идет творческая работа, вызванная событиями революции, Вихрем революции захвачены и слепые. У них так же пробудилась жажда деятельности. Эту деятельность необходимо направить в надлежащее русло. Надо подыскать такие формы труда, которые удовлетворяли бы материальным и духовным запросам слепых» [5, с. 196].

Но опыта массового использования труда незрячих ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве еще не было и слепые, в основной своей массе не владея ремеслами, нищенствовали или находились на иждивении родственников. Для включения слепых в общественную и трудовую жизнь необходимо было пробудить их собственную инициативу и самодеятельность.

В 1924 г. состоялось общее собрание слепых Минска, на котором было решено организовать Белорусское общество слепых (БОС) по образцу созданного при НКСО РСФСР в 1923 г. Всероссийского общества слепых (ВОС), основной уставной задачей которого было объединение слепых для приобщения их к общественно-полезной трудовой деятельности, улучшение культурно-бытового обслуживания, содействие в получении образования и вовлечение в ряды активных строителей социалистического общества [6]. Однако, дело организации БОС вначале встретило большое затруднение. Прослойка слепых, обладающих хотя бы элементарными навыками в области организационной и культполитпросветработы, была чрезвычайно незначительна. Объясняется это тем, что, во-первых, слепых инвалидов войны и труда в городах Беларуси было очень мало, т. к. среди наиболее активной части этих инвалидов была большая тяга в крупные промышленные города, где легче можно было подыскать подходящую для них работу [7, с. 218], во-вторых в БССР имелась только одна школа для слепых детей и поэтому из общего числа слепых в 7000 человек грамотных насчитывалось не более 2 % [8]. Большая часть слепых Беларуси находилась в деревнях, в городах же проживали весьма незначительные группы слепых. Поэтому долгое время НКСО БССР считал организацию слепых нецелесообразной и не нужной.

Все указанные выше обстоятельства явились причиной того, что юридическое оформление БОС началось лишь когда по результатам работы прошедших в Москве 1-го (1925 г.) и 2-го (1926 г.) съездов ВОС, государственными руководящими органами СССР деятельность ВОС была признана желательной и что общество слепых должно развивать свою работу под непосредственным руководством и контролем НКСО), а те, в свою очередь, были республиканскими. В постановлении совещания работников НКСО союзных и автономных республик от 3 мая 1927 г. говорилось: «Учитывая опыт работы НКСО РСФСР в области организации слепых и глухонемых в целях их трудового устройства, улучшения их правового положения и материального обеспечения, признать необходимым создание организаций слепых и глухонемых, преследующих те же цели, во всех без исключения союзных и автономных республиках» [9, с. 34].

Окончательно юридическое оформление БОС выразилось и утверждении 29 марта 1928 г. СНК и ЦИК БССР Положения о Белорусском обществе слепых, составленного по образцу положения о ВОС, утвержденного СНК РСФСР 8 июля 1925 г. Общее руководство и контроль за деятельностью БОС, согласно «Положению» возлагались на НКСО БССР и его органов на местах. «Положение» определяло и основные задачи Общества: выявление и учёт слепых, изыскание способов и принятие конкретных мер по их трудовому устройству, улучшению материального положения и культурного обслуживания [10].

После утверждения «Положения», БОС сконцентрировало свою работу на реализации планов но трудоустройству слепых посредством деятельности создаваемых на местах городских отделов [11].

20 апреля 1930 г. двум незрячим студентам Гомельского педрабфака Г.И. Клебанову и М.М. Прищепову по поручению Центрального правления (ЦП) БОС и с помощью Гомельского городского отдела соцобеспечения, редакции городского радиовещания и при содействии известного врача-окулиста Гомельской глазной лечебницы А.Я. Брука удалось организовать собрание слепых Гомеля, на котором присутствовало 32 человека. Собрание приняло решение о создании Гомельской городской организации слепых (позднее переименованной и Гомельский городской отдел БОС) и избрало правление, которое в свою очередь ходатайствовало перед городским советом депутатов трудящихся о выделении средств и помещения для создания базы трудоустройства незрячих [5, с. 144].

С помощью горсовета и предприятий города вскоре по ул. Советской была открыта небольшая корзиночная мастерская слепых по изготовлению из лозы детских стульчиков, базарных кошелок, корзин-мусорниц для бумажных отходов, цветочниц, фруктовниц, сухарниц и т, п. Работу мастерской возглавлял О.М. Курилюк. Первыми рабочими были: Рудин, Лопатин, Лупацкий, Берлина, Кабашников, Лобанова, Дидиомова, Борухман, Басе, Рохлин, Ливицкий и Чернявский [5, с. 150].

Но эта мастерская просуществовала недолго. При одной из крупных артелей города «Кооператор» был организован щеточный цех, куда были переведены рабочие корзиночной мастерской. К середине 1933 г. в щеточном цеху работало уже 35 инвалидов-слепых.

30 июня 1933 г. щеточный цех артели «Кооператор» по решению Гомельского Горсовета был преобразован в щеточную мастерскую слепых, которая стала находиться на самостоятельном балансе, а 16 сентября 1933 г., решением горсовета на должность первого заведующего мастерской был назначен по совместительству председатель Гомельского городского отдела БОС Л.С. Левицкий [5, с. 151].

В 1934 г. инвалидами по зрению Бобровой и Берлиной были пошиты первые одеяла. Тогда же под швейное производство арендовали помещение по ул. Коммунаров, где работало 20 женщин.

Одна из первых работниц предприятия Л. Логуш вспоминала: «Было положено много сил, пока открыли одеяльный цех. Считалось, что слепые не могут шить. Сначала на дом к частной мастерице послали двух незрячих работниц, чтобы убедиться, что мы можем шить одеяла. Только когда убедились — открыли реальный цех» [12].

Вскоре специально для одеяльного цеха было построено здание по ул. Новостолярной (совр. ул. Петченко). Первым начальником цеха была назначена Г.Б. Клапер.

В том же 1934 г. по ул. Интернациональной было открыто примитивное производство гвоздей из разного рода отходов (бракованные шурупы, отходы от производства электродов и проволоки), где было занято 35 слепых мужчин. Изучать опыт работы гомельчан приезжал в те годы председатель ЦП ВОС В. А. Викторов [5, с. 151].

Необходимость создания новых рабочих мест ставило задачу расширения производства. В 1936 г. по ул. Песочной (совр. Белорусская) было организовано витье веревок, что дало возможность для трудоустройства еще 25 незрячих.

Наряду с развитием производства на предприятии в 30-е гг. уделялось внимание и жилищной проблеме. В 1934 г. под общежитие был приобретен 4-х комнатный дом по ул. Вокзальной, а в 1935 г. — построено мужское общежитие на 15 мест по ул. Коммунаров.

Получали развитие культурно-массовая и политико-воспитательная работа. В общежитии по ул. Коммунаров функционировал Красный уголок, где имелась небольшая библиотека, проводились вечера отдыха, было организовано обучение слепых чтению и письму по системе Брайля, устраивались громкие читки литературы, лекции и беседы, сеансы коллективного радиослушания, работал шахматно-шашечный кружок, репетировал хор и струнный оркестр. Струнным оркестром руководил И.С. Данилов [13].

Серьезную проблему для слепых рабочих представляло расположение производственных цехов предприятия по разным адресам, т. к. путь до места работы и обратно приходилось преодолевать самостоятельно без провожатых. К 1940 г. по ул. Песочной было завершено строительство еще двух новых помещений и основное производство удалось сосредоточить в одном месте.

К середине 1941 г. всего на 11 предприятиях БОС в Минске, Гомеле, Могилеве, Витебске, Борисове, Червене, Орше, Полоцке, Слуцке, Бобруйске и Гродно работало около 650 инвалидов по зрению, более 100 из которых были рабочими Гомельского предприятия [И].

Основатели городской организации слепых Г.И. Клебанов и М.М. Прищепов продолжили образование в Белорусском государственном высшем педагогическом институте (совр. БГПУ имени Максима Танка), по окончании которого Г.И. Клебанов некоторое время возглавлял Минское предприятие слепых, а затем работал редактором рукописного журнала по Брайлю на белорусском языке. М.М. Прищепов работал в Костюковской (Гомельский р-н) общеобразовательной школе учителем русского языка, литературы, истории и Конституции.

В начале Великой Отечественной войны Гомельское предприятие слепых, единственное из системы БОС, было эвакуировано в тыл страны; гвоздильный и одеяльный цеха со всем оборудованием, сырьем и рабочими были направлены в г. Кувандык Чкаловской (совр. Оренбургская) обл., где влиты в местную инвалидную артель «Красный Урал»; веревочный цех — в слепецкую артель по изготовлению чуней, веревок и шнура для прессования сена в с. Садовое под г. Фрунзе Киргизской ССР (совр. Бишкек, Республика Кыргызстан) [12].

Таким образом, несмотря на декларированные 1 Конституцией БССР права и свободы, формально уравнявшие слепых со зрячими, на практике возможность реализации права на труд в Гомеле у слепых появилась только в 1930 г. И хотя государственная политика в сфере социального обеспечения инвалидов по зрению, направленная посредством деятельности БОС на привлечение их к общественно-полезному труду в создаваемых специализированных артелях и мастерских в целом по республике была недостаточно активной и не решила проблему трудоустройства слепых в Беларуси в довоенный период, Гомельский городской отдел БОС имел в своей работе значительные, считая по местным условиям, достижения. За 10 лет из примитивной корзиночной мастерской выросло крупнейшее в системе БОС предприятие, выпускающее одеяла, гвозди, веревки. Улучшилась бытовая и культурная жизнь работающих слепых. Возможность работать не только удовлетворяло их материально, но главным образом морально, поставив в одну трудовую шеренгу с рабочим классом.

Список литературы

  1. Скрынник, К. В. Обзор нормативной базы социальной реабилитации инвалидов по зрению в БССР (1919-1991 гг.) / К. В. Скрынник // «Беларусь у гістарычнай рэтраспектыве ХІХ-ХХ стагоддзяў: этнакультурныя і нацыянальна-дзяржаўныя працэсы»: матэрыялы рэспубліканскай навуковай канферэнцыі, г. Гомель, 13-14 кастрычніка 2011г. / УА «ГДУ імя Ф. Скарыны»; рэдкал.: В. А. Міхедзька (гал. рэд.) [і інш.]. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2011. — с. 235-240.
  2. Советское законодательство о слепых: сб. законов и постановл. на 1 апр. 1934г. / сост. И. В. Попов; предисл. В. А. Викторова. — М.: Сов. законодательство, 1934. — 100 с.
  3. Ленинские Декреты о социальном обеспечении. — М.: Юридическая литература, 1972. — 208 с.
  4. Люцко, А. В. Политика КПСС в сфере социального обеспечения / А. В. Лгоцко. — Мн.: Вышэйшая школа, 1982. — 131 с.
  5. Преодоление: к 80-летию ОО «БелТИЗ». — Мн.: ОО «БелТИЗ», 2004. — 221 с.
  6. Скрынник, К. В. К истории создания и организационного оформления Белорусского общества слепых / К. В. Скрынник // Первый шаг в науку — 2010: сборник материалов международного форума студенческой и учащейся молодежи, г. Минск, 3-6 мая 2010 / Центр студенческих научных инициатив Национальной академии наук Беларуси; редакционная группа: Н.М. Писарчук, В. В. Казбанов, В. В. Осипчик и др. — Минск: «Издательство «Четыре четверти», 2010. — с. 57-59.
  7. Григорьев, А. Д. Очерки истории социальной работы на Беларуси / А. Д. Григорьев. — Мн.: БГПУ им. М. Танка, 1998. — 284 с.
  8. Скрынник, К. В. Становление системы образования слепых в БССР (1919-1941 гг.) / К. В. Скрынник // Романовские чтения-6 (к 75-летию исторического факультета УО «МГУ им. А. А. Кулешова»: сборник статей Международной научной конференции, г. Могилев, 24-25 ноября 2009 / УО «МГУ им. А. А. Кулешова»; редкол.: И. А. Марзалюк (председ.) [и др.] — Могилев: МГУ им. А. А. Кулешова, 2010. — С. 88-89.
  9. Щоев, Ф. А. ВОС и его деятельность / Ф. А. Шоев. — М.: Всероссийское общество слепых, 1965. — 127 с.
  10. Положение о Белорусском Обществе Слепых: утв. постановл. СНК БССР от 29 марта 1928 г. // Савецкая Беларусь. — 1928. — 14 апреля.
  11. Скрынник, К. В. Проблемы трудоустройства инвалидов по зрению в БССР (1919-1941 гг.) / К. В. Скрынник // XIII Республиканская научно-методическая конференция молодых ученых: сб. материалов: в 2 ч., г. Брест, 13 мая 2011 / УО «БрГУ им. А. С. Пушкина»; под общ. ред. В. В. Здановича. — Брест: БрГУ, 2011. — Ч. 2. — с. 44 46.
  12. Товарищ: Информационный звуковой бюллетень Центрального правления ОО «БелТИЗ», — 2008. -№ 10.
  13. Товарищ: Информационный звуковой бюллетень Центрального правления ОО «БелТИЗ». — 2003. — № 9.

Автор: К.В. Скрынник
Источник: Гомель: старонкі гісторыі (да 870-годдзя першай згадкі ў летапісе) [Тэкст] : зб. навук. арт. / рэдкал.: В. А. Міхедзька (адказны рэд.) [і інш.], М-ва адукацыі РБ, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2012. — 188 с. Ст. 113-119.