Профсоюзы г. Гомеля в начале 1920-х годов (по архивным документам партийных ячеек РКП(б) при профсоюзных организациях)

0
182
Профсоюзы г. Гомеля в начале 1920-х годов (по архивным документам партийных ячеек РКП(б) при профсоюзных организациях)

Становление профессиональных союзов г. Гомеля в начале 20-х гг. ХХ в. происходило в условиях новой экономической политики, параллельно с формированием советской политической системы и политической культуры.

Важным историческим источником для изучения процессов трансформации профсоюзной жизни в г. Гомеле в 20-х гг. ХХ в. могут быть документы партийных ячеек Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП(б) при профсоюзных организациях. Учреждение «Государственный архив общественных объединений Гомельской области», образованное на базе бывшего партийного архива Гомельского обкома Коммунистической партии Белоруссии, содержит в своих фондах протоколы заседаний ячеек РКП(б) и их руководящих органов (бюро) при профсоюзных организациях народного питания, пищевиков, союза народной связи и губернской профсоюзной школы г. Гомеля (1921-1923 гг.).

В частности, протоколы заседаний общих собраний и бюро ячейки РКП(б) при губернской профсоюзной школе (ноябрь-декабрь 1921 г.) позволяют ознакомиться с повесткой дня, обсуждаемыми вопросами, высказываемыми точками зрения участников этих заседаний. На основе изученных документов можно общие собрания ячейки РКП(б) при губернской профсоюзной школе разделить на следующие виды:

  • открытые, в которых вместе с членами коммунистической партии принимали участие и беспартийные;
  • закрытые, в которых принимали участие только члены РКП(б), кандидаты в члены партии и представители Российского коммунистического союза молодежи.

На открытых собраниях коммунисты составляли около половины участников. Данный вид собраний использовался коммунистами для осуществления пропагандистской работы. Такой вывод подтверждается повестками дня открытых собраний. На открытом собрании ячейки РКП(б) от 12 ноября 1921 г. был заслушан доклад о III Коммунистическом интернационале и информация о перевыборах городского Совета [1, л. 3]. Одним из главных вопросов открытого собрания, состоявшегося 1 декабря 1921 г., был вопрос «о борьбе с мелкобуржуазной стихией» [1, л. 7]. Направления и формы пропагандистской работы коммунистов среди беспартийных курсантов профсоюзной школы предварительно обсуждались на заседаниях бюро ячейки РКП(б). Об этом свидетельствует постановление в протоколе заседания от 4 ноября 1921 г. «провести общее собрание ячейки, открытое для всех курсантов школы и поставить доклад о четвертой годовщине Октябрьской революции» [1, л. 1]. Вопрос о работе с беспартийными также был поставлен на повестку дня заседания бюро 15 ноября 1921 г. Его обсуждение завершилось принятием следующего постановления: устраивать открытые собрания ячейки, доклады, собеседования и т. д. [1, л. 4].

Следует отметить, что бюро ячейки РКП(б) в своей деятельности реализовывало указания вышестоящих партийных органов. Об этом свидетельствует протокол заседания от 20 декабря 1921 г., в котором отмечается, что «согласно положений Центрального комитета Российской коммунистической партии (большевиков) в школах (профсоюзных школах) курскомы должны упраздниться и должны быть избраны комиссии» [1, л. 14].

Протоколы заседаний коммунистической ячейки при губернской школе профсоюзов содержат информацию о тактике и стратегии партии в отношении профсоюзного движения. На собрании ячейки РКП(б) 15 декабря 1921 г. обсуждался вопрос о роли и задачах фабрично-заводских комитетов в государственных и частных предприятиях. Докладчик по этому вопросу разделил задачи фабрично-заводских комитетов на государственных и частных предприятиях [1, л. 17]. Главными задачами фабрично-заводских комитетов государственных предприятий были названы следующие: выдержать конкуренцию с частными предприятиями, участвовать в регулировании производства и проведении политико-просветительской работы. Для фабрично-заводских комитетов частных предприятий приоритетными задачами считались следующие: следить за охраной труда, оплатой труда, выполнением коллективного договора, развивать у рабочих классовое самосознание, вести культурно-просветительскую работу. Есть общие задачи для фабрично-заводских комитетов на предприятиях разных форм собственности (осуществление политико-просветительской работы). Также имеются отличия. На частных предприятиях коммунисты задачами фабрично-заводских комитетов считали контрольные функции за деятельностью собственника (администрации) в сфере охраны труда и заработной платы. В отношении государственных предприятий эти задачи не были так важны, что подтверждается и иными протоколами собраний.

Борьба за влияние в профсоюзах периодически отражается в протоколах собраний, заседаний объединений коммунистов. В протоколе заседания коммунистической фракции при союзе «пищевиков» от 1921 г. (день и месяц не указан) отмечается, что «с беспартийными имеются конфликты, указывается на некоторых нежелательных элементов на предприятиях, которые так или иначе хотели и старались подрывать авторитет союза (коммунистов)» [2, л. 1].

Архивные документы содержат сведения о наличии конфликтов между администрацией государственных заводов и фабрично-заводских комитетов. Об этом в своем докладе отметил выступивший 15 декабря 1921 г. на собрании ячейки РКП(б) при губернской школе профсоюзов Кантар [1, л. 17]. Более подробно конфликт фабрично-заводского комитета и администрации на примере завода «Просвет» отражен в протоколах общих собраний и заседаний бюро коммунистической фракции при союзе «пищевиков» в августе — сентябре 1921 г. В них содержится и любопытное постановление о сокращении штата служащих на заводе «Лекерта». Постановление принимается ячейкой РКП(б) при профессиональном союзе по вопросу, который находится в компетенции администрации предприятия. К сожалению, далее в последующих протоколах собраний не упоминается, было ли данное постановление реализовано на практике.

Для разрешения конфликта на заводе «Просвет» было созвано совместное заседание ячейки РКП(б), заводского комитета с участием представителя районного комитета РКП(б) [2, л. 9]. Несмотря на отрывочные сведения, можно предположить, что конфликт был многосторонним (между партийными и хозяйственными структурами, местными и центральными властями (так как Перлин (заведующий предприятием), за отставку которого голосовала коммунистическая фракция, приехал из «Центра» и выступил с инициативами), между заводским комитетом и администрацией предприятия. Описанная история говорит не только о конфликте между заводским комитетом и администрацией завода, но и о взаимодействии профсоюзной организации с представителями власти по вопросам защиты их социально-экономических интересов. Данное взаимодействие осуществлялось по линии профсоюз — коммунистическая партия, в то время как между советскими административными органами в сфере управления экономикой и профсоюзами существовали конфликтные ситуации. В одном из протоколов заседания коммунистической фракции при союзе «пищевиков» от 1921 г. отмечается следующее: «губпродком до сих пор не признавал союза» [2, л. 1].

Для объективности необходимо отметить, что ячейки РКП(б) в профессиональных союзах принимали постановления, в которых содержалась оценка решений местных органов государственной власти. В частности, в протоколе общего собрания ячейки РКП(б) при союзе Нарпит от 26 августа 1921 г. содержится одобрение принятого решения о закрытии фабрики «Везувий»: «признано справедливым и необходимым по причинам падения производительности труда и др.» [3, л. 2].

При этом в протоколах собраний ячеек РКП(б) в различных профсоюзных организациях в постановляющей части отсутствует негативная оценка действий властей (в первую очередь, структур коммунистической партии) в социально-экономической сфере жизни общества. В ходе обсуждения социально-экономических вопросов в выступлениях некоторых участников звучали критические оценки и содержались предложения по исправлению ситуации, но в постановлениях они не находили своего отражения. На собрании женщин-работниц Союза связи Гомельского узла 30 мая 1923 г. в ходе обсуждения вопросов повестки дня одна из выступающих отметила следующую проблему: «низкая квалификация наших работниц приводит к тому, что в большинстве своем они попадают под сокращение». Для решения этой проблемы предлагалось обеспечить повышение их производственной квалификации, но в резолюции собрания было только отмечено следующее: «намеченная работа часто срывалась благодаря пассивности самих работниц» [4, л. 8]. Подобная ситуация повторилась на общегородском собрании работниц Гомельской телефонной сети 5 сентября 1923 г. При обсуждении доклада администрации предприятия выступающие отметили наличие задолженности по зарплате, неодинаковую разбивку на разряды при одинаковой квалификации и нарушение сроков предоставления отпусков. Было высказано пожелание о своевременной выплате зарплаты. В резолюции собрания в одном из трех пунктов отмечалось следующее: «ускорить предоставление отпусков техникам и остальным…», а вопрос о ликвидации задолженности по зарплате и предоставлении разрядов в резолюцию не попал [4, л. 11].

1920-е гг. характеризовались усилением авторитарных тенденций, уменьшением степени самостоятельности общественных, в том числе профсоюзных организаций. Если в октябре 1921 г. собрание коммунистов и кандидатов в партию союза «пищевиков» приняло решение бюро фракции выяснить причины (неучастия отдельных коммунистов в воскреснике) и виновных привлечь к ответственности в порядке партийной дисциплины, то более суровые предложения прозвучали на общегородском собрании женщин-работниц Союза связи Гомельского узла 30 мая 1923 г. [2, л. 17]. При обсуждении вопроса о работе Союза связи Гомельского узла отмечалось следующее: «систематическая неявка на собрания некоторых работниц служит ярким показателем незаинтересованности в союзной работе, что недопустимо для членов союза, собрание предлагает рабочим комитетам поставить вопрос о дальнейшем пребывании таких работниц в союзе и о пребывании на предприятии» [4, л. 8]. К работницам, членам профессионального союза фактически предлагалось применить два дисциплинарных наказания. Одно в рамках профсоюзной организации за неучастие в собраниях, а другое, за тоже самое в рамках трудовых отношений с предприятием. Лица с иной точкой зрения в профсоюзной организации подвергались коллективному давлению. На общегородском собрании работниц связи Гомельского узла 9 февраля 1923 г. при обсуждении и голосовании по предложению «о недопустимости компенсации рабочим спиртными напитками от предпринимателей» одна из участниц голосовала «против». После чего прошло обсуждение и новое голосование, при котором уже все единогласно поддержали внесенную резолюцию [4, л. 2].

Вышеизложенный материал позволяет сделать следующие выводы о процессах, происходивших как внутри профсоюзов г. Гомеля, так и в окружающей их среде в начале 1920-х гг. XX в.:

  • стремление представителей коммунистической партии взять под контроль, а где он был, сохранить его над профсоюзными организациями;
  • наличие конфликтов внутри профсоюзных организаций между коммунистами и беспартийными;
  • активное использование профсоюзных организаций для осуществления пропагандистской политической работы представителями коммунистической партии;
  • сосуществование различных форм профессиональных объединений (профсоюзов и фабрично­заводских комитетов);
  • наличие конфликтов между профсоюзами, фабрично-заводскими комитетами и органами советской власти в экономической сфере, а также с администрациями предприятий;
  • взаимодействие партийных ячеек РКП(б), фабрично-заводских комитетов и руководящих органов партии в решении социально-экономических вопросов;
  • уменьшение пространства свободы и усиление авторитарных тенденций в профсоюзной жизни.

Список использованной литературы

  1. Протоколы заседаний бюро, общих собраний ячейки губернской школы профсоюзов // Гос. арх. обществ. об-ний Гом. обл. (ГАООГО). — Фонд 5. — Оп. 1. — Д. 223.
  2. Протоколы заседаний бюро, общих собраний фракции коммунистов профсоюза пищевиков // Гос. арх. обществ. об-ний Гом. обл. (ГАООГО). — Фонд 5. — Оп. 1. — Д. 234.
  3. Протоколы заседаний собраний и список членов ячейки профсоюза народного питания // Гос. арх. обществ. об-ний Гом. обл. (ГАООГО). — Фонд 5. — Оп. 1. — Д. 283.
  4. Протоколы общих собраний женщин-работниц профсоюза Гомельского узла связи // Гос. арх. обществ. об-ний Гом. обл. (ГАООГО). — Фонд 5. — Оп. 1. — Д. 726.

Автор: А.В. Лешков
Источник: “Экономико-правовые перспективы развития общества, государства и потребительской кооперации”, международная научно-практическая интернет-конференция (2017; Гомель) , Белкоопсоюз, Учреждение образования “Белорусский торгово-экономический университет потребительской кооперации”; ред. С.Н. Лебедева [и др.]; рец.: А. Э. Набатова, А.И. Капштык. — Гомель: [б. и.], 2017. — 303 с. С. 78-81.