Предпосылки появления скорой медицинской помощи в Гомельской губернии

0
1516
Медицина Гомель и госпиталь в Гомеле

Развитие советского здравоохранения Гомельской губернии в первые послереволюционные годы началось значительно позднее, чем в других областях Советского государства из-за постоянных во­енных действий, контрреволюционных мятежей и др. Военное лихолетье привело к антисанитарии и появлению эпидемий. В этих условиях создавались новые принципы санитарного просвещения и новые органы здравоохранения. Среди них ключевую роль выполняла служба скорой медицинской помощи, созданная с целью локализации больных и своевременной их доставки в карантин.

Многие явления социальной жизни стали нам настолько привычны, что мы уже даже мало задумываемся и порой забываем о том как, когда и почему они появились. Кареты службы скорой медицинской помощи уже давно стали привычной частью городского пейзажа, однако истории их появления в белорусских городах посвящено мало, по сравне­нию с их значением для жизни и здоровья населения, публикаций и статей [1], [2], [3]. Меж­ду тем, вопрос формирования и развития службы скорой медицинской помощи (СМП) в Бе­ларуси в общем и на Гомельщине — в частности, довольно обширен и не лишен научной и общественной значимости.

Целью данной статьи является характеристика предпосылок, причин и условий появ­ления службы СМП в Гомельской губернии. Материалами исследования послужили докумен­ты по истории здравоохранения из фондов Государственного архива Гомельской области, Государственного архива общественных объединений Гомельской области, а также материа­лы из периодических изданий исследуемого периода.

К началу ХХ столетия Гомель был одним из наиболее развитых в отношении здраво­охранения уездных городов Беларуси. Больничная сеть города включала земскую, город­скую, железнодорожную, хирургическую и еврейскую больницы, сельский приемный покой, глазную лечебницу доктора Брука и лечебницу Шеболдаева. Лечебной практикой в городе занимались 25 врачей (не считая зубных врачей и дантистов) [4, с. 141]. Медицинское об­служивание территории уезда было разделено между 4 сельско-врачебными участками (Ува- ровичи, Светиловичи, Нососвичи, Гомель), состоявшими из сельского врача, нескольких фельдшеров и повивальной бабки [5, c. 133-134]. При этом отмечалось недостаточное количе­ство медучреждений уезда, в связи с чем велось постоянное расширение и увеличение их ко­личества: к 1913 г. организовано 5 больниц (Гомельская, Уваровическая, Тереховская, Ветков- ская и Светиловическая) и 3 амбулатории (Носовичская, Чеботовичская, Дятловическая и По- котская) [6, c. 38]. Всего на территории, соответствующей современной Гомельской области, на 1913 г. находилось 13 сельских больниц на 179 коек и 108 врачей [7, с. 3-5].

Отличительной чертой развития медицины северо-западных областей и всей Россий­ской империи в целом являлось большое влияние меценатов и добровольных обществ. В Гомеле попечительскую помощь делу здравоохранения оказывала княгиня И.И. Паскевич, на средства которой была построена глазная лечебница, а в 1912 г. началось возведение гинеко­логической клиники [8, с. 490]. Из благотворительных организаций отдельно стоит отметить Гомельское еврейское общество пособия бедным, открытое в 1897 г. [9, с. 58]. Его деятель­ность включала содержание дешёвой столовой, призрение сирот, стариков и старух, оказание помощи беспроцентными ссудами, хлебом и одеждой, бесплатную выдачу лекарств. В 1911 г. при обществе была введена помощь при родах [4, с. 97]. Особо отметим введение ночного дежурства для помощи больным, которое являлось прототипом СМП в современном понимании этого термина. Благотворительная деятельность общества предназначалась пре­жде всего еврейскому населению, однако помощь также оказывалась горожанам разных ве­роисповедований [9, с. 58].

Медицина Гомеля развивалась не только в количественном, но и организационном от­ношении, о чем свидетельствует факт образования в городе врачебного общества – на тот момент единственного медицинского общества в уездных центрах северо-западного края. 27 июля 1897 г. губернатор представил Министерству Внутренних дел ходатайство об открытии Общества гомельских врачей, но состав общества вызвал сомнения, так как Медицинский департамент 31 июля 1897 г. потребовал список лиц, изъявивших желание учредить таковое общество. Основателем общества был Д. Кострицкий, а из 21 члена-учредителя 1 был като­ликом, 8 – православными и 12 – евреями иудейского вероисповедания [10, с. 67]. Таким об­разом, количественное преобладание в обществе получали евреи, что вызвало беспокойство властей: добровольные общества создавались с целью укрепления «русского элемента» на западных окраинах Российской империи. В случае Гомельского врачебного общества, где большая часть членов являлась евреями, у властей имелись серьезные основания в отказе его учреждения. Однако, несмотря на сомнения властей, 8 марта 1898 г. устав гомельского вра­чебного общества был утвержден. Но всего через два года (13 марта 1900 г.) общество было распущено министром внутренних дел формально по причине нарушения устава, а фактиче­ски из-за неподходящего для властей национального состава организации. Следующая по­пытка образования территориального союза медработников в Гомеле была осуществлена лишь по прошествии 10 лет, когда в 1912 г. было образовано Медицинское общество под председательством А.Я. Брука [6, с. 48].

Начало Первой мировой войны прервало интенсивное развитие здравоохранения Го- мельщины. Из-за роста количества беженцев из оккупированных и прифронтовых зон, населе­ние уезда постоянно увеличивалось, что в совокупности с военными действиями и разрухой негативно влияло на медицинское обеспечение. В 1915 г. в Гомельском уезде на одного врача приходилось 30 тысяч человек населения. В Жлобине не было не только врача, но и фельдше­ра, ближайшая больница, доступная населению города, находилась в Рогачёве [7, с. 3-5]. Не­смотря на негативные последствия, несомненно, что военное время дало импульс развитию экстренной и неотложной помощи потерпевшим от боевых действий. В самом начале войны при глазной лечебнице был развёрнут лазарет для раненых, началось возведение 8-ми вре­менных госпиталей в Новобелице [11]. На средства княгини И.И. Паскевич на базе гинеколо­гической клиники был образован военный госпиталь.

После пяти лет войны, революций и оккупации наиболее серьёзные изменения в меди­цине Беларуси произошли в 1919 г., когда во время становления советской власти реформа здравоохранения (установление принципа общедоступности и бесплатности) была одной из наиболее привлекательных для населения социальных программ большевиков.

Отправной точкой появления советской медицины Гомельщины считается весна 1919 г. – к этому времени Гомель встретил войска Красной Армии и пережил события Стрекопытов- ского мятежа. После окончательного установления советской власти здравоохранением Го- мельщины ведал уездно-городской отдел здравоохранения (угорздрав). Угорздрав состоял из 5 подотделов, осуществлявших управление сетью лечебных учреждений, принимал перво­очередные меры по борьбе с эпидемиями. В руководстве медициной основополагающим признавался принцип партийности и революционности – врачи, которые занимались охраной народного здравия должны были быть убежденными борцами за дело коммунизма.

Вскоре Гомель стал центром губернии и вошел в состав РСФСР, а вслед за столицей губернии 27 апреля 1919 г. в Гомель переехал и губернский отдел здравоохранения (губзд- рав), главой которого был избран Л.А. Сенкевич, бывший член Могилевского губздрава [12, с. 14-15], [13, л. 49]. Главными целями советского здравоохранения были ликвидация частной медицины, общедоступность и преобразование отсталой земской системы, которая руководила медициной края с 1903 г. [1, с. 13]. В рамках политики военного коммунизма для врачей и фельдшеров была распространена трудовая повинность – оказывать всю необходи­мую медицинскую помощь населению [14]. Условия труда при этом часто были нечеловече­скими: врачей заставляли работать по 16-18 часов в день. Компенсировать подобные перера­ботки пытались льготами в бытовых условиях: квартиры медработников предполагалось не подвергать уплотнению, мебель не должна была реквизироваться, необходимые продукты от­пускались вне очереди [15, л. 94]. При этом уже в первые годы советской власти стало заметно очевидное выпадение врачебного «сословия» из общей стратификации населения на «проле­тарский» и «буржуазный» классы: в предписаниях угорздрава ревкомам дополнительно пояс­нялось: «Смотреть на служебный медперсонал не как на общественных паразитов, а как на людей, исполняющих обязанности, возложенные на них советской властью» [16, л. 1].

Следует отметить, что, создавая новые органы управления, советские власти часто иг­норировали вопросы организации здравоохранения. Например, протокол заседания Моги­левского губкома партии большевиков от 17 февраля 1919 г. гласил: «О 3-х годичных курсах для сестер милосердия – «снять вопрос и поручить президиуму запросить от коллегии Крас­ного креста материал о курсах к следующему заседанию» (в следующем заседании комитета партии вопрос так и не поднимался) [13, л. 7]. В протоколе № 15 заседания губернского ко­митета партии большевиков от 28 февраля 1919 г. значилось: «По 4-му вопросу о губернском комитете народного здравоохранения поручить ЧК проверить заявление». Подобное игнори­рование важнейших вопросов здравоохранения можно было бы объяснить неотложными во­просами (борьба с контрреволюцией и т. д.), однако большую часть заседания губкома пар­тии большевиков 28 февраля 1919 г. составляли прения и обсуждения о командировках ру­ководства губкома на различные региональные партконференции и съезды, а также про­странные отчёты уже вернувшихся с подобных мероприятий товарищей [13, л. 9].

В начале 1919 г. в Гомеле и округе стало резко увеличиваться количество населения: город, ставший губернским центром, должен был вместить весь чиновничий аппарат и орга­ны управления. В то же время, близость линии фронта приводила к скоплению множества беженцев, военнопленных и красноармейцев, а весной, после разлива реки и затопления час­ти районов, – ещё и переселенцев из затопленных домов [15, л. 93]. К лету 1919 г. рассчитан­ный на 65 000 человек город вмещал вдвое больше жителей [17, с. 3]. Гомель, не имевший в то время даже элементарной канализационной системы, не был готов обеспечить надлежа­щие условия такому количеству людей [15, л. 93]. Сопровождавшие огромную людскую мас­су голод, антисанитария, а также естественная среда болотистой местности Полесья создава­ли идеальные условия для распространения опасных инфекционных болезней – тифа, маля­рии, дизентерии, холеры. Самым распространённым заболеванием являлся сыпной тиф. Бо­лезнь свирепствовала в местах общего проживания людей, таких как казармы красноармей­цев и приюты для беженцев (таблица 1).

Таблица 1 – Статистика заболеваний сыпным тифом по г. Гомелю (октябрь 1918 – февраль 1919) [15, л. 84]

Месяц Количество инфицированных
Октябрь 1918 г. 14
Ноябрь 1918 г. 124
Декабрь 1918 г. 316
Январь 1919 г. 413
Февраль 1919 г. 1147

 

Особенно тяжелой была ситуация в еврейских синагогах: в 21 синагоге размещалось около 1200 беженцев. Их положение красноречиво описывала газета «Полесье»: «Синагоги представляют собой форменные очаги заразы, т. к. вывозить беженцев за неимением мест в больницах нет возможности, а находятся они там в ужаснейших условиях» [18, c. 4]. К весне 1919 г. медработники констатировали начало массовой эпидемии сыпного тифа и других инфекционных заболеваний. Эпидемия губила не только беженцев и военнослужащих, но и самих медработников: 10 января 1919 г. скончался от сыпного тифа старший врач Гомель­ской городской больницы И.М. Цеханович [19, c. 4].

Схожая ситуация сложилась в Могилёве, также входившим в состав Гомельской губер­нии. Город ещё в начале 1919 г. был объявлен «неблагополучным по эпидемии» [15, л. 94]. Нахождение войск Красной армии только ухудшало эпидемическое положение, нивелируя все усилия органов здравоохранения: «красноармейские воинские части занимают самые лучшие помещения города, не считаясь с выработанным планом жилищного отдела иной раз без всякой пользы, загрязняя их и превращая их в очаги заразы, поражающие одинаково как гражданское население так и военное» [15, л. 94 об.].

Для эффективного противодействия эпидемии был необходим механизм оперативной транспортировки и изоляции больных. О необходимости создания СМП в Могилёве ещё в 1909 г. заявлял видный организатор санитарного дела в Беларуси К.Ю. Кононович [20, с. 30]. В 1912 г. городское управления Могилёва приобрело карету СМП [21, с. 141]. В 1919 г. эта карета находилась в непригодном для службы состоянии на территории пожарного хоздвора, поэтому 27 апреля 1919 г. Могилевская ЧК по борьбе с эпидемиями просила горсовет «каре­ту скорой помощи привести в состояние соответствующее её назначению», что фактически является отправной точкой послереволюционной истории СМП Могилёвщины [22, л. 41].

Эпидемия сыпного тифа распространялась и в сельской местности – больше всего в Носовической, Красно-Будской и Тереховской волостях [15, л. 93]. В связи с эпидемиями с крестьян начали взимать новые налоги – ветеринарный и эпидемический, таким образом, ко­личество различных видов податей достигло 22-х, что только повышало социальное напря­жение [18, с. 4]. Для нормализации эпидемической ситуации формировались специальные санитарно-эпидемические отряды, в которые входили врач, студент-медик, несколько фельд­шеров и дезинфекторы. В Оршанском уезде подобные функции выполнял т. н. «летучий от­ряд» [22, л. 59]. Такие отряды на практике выполняли функции СМП на селе.

Несмотря на предпринятые меры, развитие эпидемии продолжалось. Всего по губернии за пе­риод с лета 1919 г. по лето 1920 г. было зафиксировано 104878 случаев сыпного тифа [23, лл. 17, 36]. Однако даже в такой опасной эпидемиологической обстановке партийное руководство, в ус­ловиях дестабилизации обстановки на фронте, в своих постановлениях отдавало предпочте­ние отнюдь не вопросам губернского здравоохранения. О второразрядности губернской ме­дицины говорят решения, принятые на 70-м объединенном заседании РКП (б) от 21 августа 1919 г., проходившим под слоганом «Всё на оборону». Заседание приняло постановление воплощать 3 направления деятельности: оборона, эвакуация, политика. При этом остальные направления деятельности полностью игнорировались: губздрав постанавливалось «свернуть до минимума», при этом губсобез и горхоз сокращениям не подвергались и «сохранялись в прежнем виде» [13, л. 168]. Не приходилось ждать помощи и от Наркомздрава РСФСР: нар­ком Н. Семашко заявил, что Гомельская губерния не может рассчитывать на отпуск необхо­димых средств из центра [24, л. 3].

Таким образом, в критической ситуации медслужба Гомельщины, практически остав­ленная без поддержки, должна была решить задачу по локализации и устранению очагов опасных инфекционных заболеваний. Руководство противоэпидемическими мероприятиями осуществлял санитарно-эпидемиологический подотдел губздрава, который возглавлял К.Ю. Кононович. Одним из важнейших аспектов деятельности этого органа было предупре­ждение болезней и санитарное просвещение населения. Однако решающую роль в борьбе с эпидемиями сыграло санитарное бюро, которое возглавил врач Г.Л. Сарцевич [2, с. 7]. Сани­тарное бюро занималось локализацией и изоляцией заражённых пациентов от здоровых лю­дей, что было необходимым условием остановки эпидемии. Новые вызовы, брошенные здра­воохранению беспрецедентной вспышкой заболеваемости, требовали качественно нового подхода к организации медицинской помощи населению. Особенно важным было своевре­менное и оперативное оказание квалифицированной медпомощи, поэтому уже к февралю 1919 г. встречаются первые упоминания о СМП при Санитарном бюро [2, с. 8].

Ранее функции СМП уже выполняла «Служба ночных дежурств врачей», работавшая ежедневно с 9 часов вечера до 8 часов утра сначала в городском приёмном покое на углу улиц Замковой и Генеральской, а с конца октября 1919 г. – на базе квартиры зубного врача Фридмана, по Румянцевской улице в доме Цирлина [18, с. 4]. Продолжал свою работу и от­дел «Ночное дежурство» Еврейского общества пособия бедным [25, с. 4]. Однако для быст­рой изоляции источника заболевания нужны были оперативные действия, сопряжённые с не­посредственными выездами к пациентам. Поэтому, при санитарном бюро впервые была вве­дена практика выезда карет на дом к больному с последующей его доставкой в карантин.

Особенно тяжелой была эпидемическая ситуация в прифронтовой полосе. Нахождение на территории губернии действующей армии усиливало и без того жёсткий прессинг на губздрав. На территории свободных от польских войск северных уездов губернии – Могилёвского, Рога- чёвского, Быховского дислоцировались части 16-й армии, в Гомельском и Речицком уездах – подразделения 12-й армии Юго-Западного фронта. Многие врачи на месте мобилизовались, а фактически – угонялись в революционные части. В районах, прилегающих к местам дислокации войск, сложилась неблагоприятная эпидемиологическая обстановка, а желание армейского ко­мандования решить проблему своими силами только усложняло ситуацию в губернии. В конце 1919 г. командование 12-й армии фронта приняло решение взять урегулирование кризиса под свой контроль. 24 ноября 1919 г. была создана Чрезвычайная комиссия (ЧК) по борьбе с эпиде­миями, утверждённая реввоенсоветом 12-й армии [24, л. 7]. В состав комиссии входили врачи Абрамовский и Сенкевич, возглавлял её врач М. Серафимов [24, л. 1]. Полномочия ЧК по борьбе с эпидемиями были настолько широкими, что фактически подчинили себе здравоохранение Го­меля и уезда, что вызвало конфликт между главой угорздрава Н. Гайдаром и главой губздрава Л. Сенкевичем, который по факту был ещё и руководителем ЧК по борьбе с эпидемией. Кон­фликт был настолько серьёзным, что окончился арестом Н. Гайдара и вмешательством советско­го руководства города, признавшего арест неправомерным [24, л. 22].

Новая структура получила значительное финансирование (10 млн рублей), с помощью которого развернула активную деятельность [24, л. 37]. Мероприятия чрезвычайной комис­сии включали в себя реквизицию 7-го заразного госпиталя из ведения угорздрава и его рас­ширение до 600 коек, а также преобразование 1-ой Советской больницы в заразную больни­цу для сыпновозвратных больных c увеличением количества коек с 50 до 300. Санитарному бюро было отпущены средства на приобретение транспорта (10 лошадей) для перевозки больных [24, л. 12]. Следует выделить также организацию круглосуточного дежурства вра­чей для оказания СМП, для чего Горсанбюро были даны 6 врачей. Также комиссией был введен институт бесплатной медицинской помощи на дому, для чего был привлечён по тру­довой повинности весь без исключения медперсонал города [24, л. 8]. Таким образом, имен­но ЧК по борьбе с эпидемиями сыграла ключевую роль в организации СМП в Гомеле.

Вместе с тем решительные и порой поспешные действия комиссии нарушили сложив­шуюся структуру здравоохранения Гомельщины. Наряду с изложенными выше позитивными преобразованиями, свидетели деятельности комиссии отмечали пьянство её руководителей, а действия самой комиссии оценивалась как «преступно-дезорганизаторские» и «приведшие к плачевному результату народное здравие» [24, л. 27]. На заседании уездно-городского ис­полкома 3.01.1920 г. тов. Якубов описал следующие результаты деятельности комиссии: «:.. .головокружительные ужасы печальной эпохи деятельности ЧК по борьбе с эпидемия­ми… в лазаретах лежали по 2 человека на койке, четыре дня 60 тифозных трупов находились с ранеными красноармейцами, по стенам палат от сырости текла вода. В общем в лечебных заведениях витал призрак смерти при полнейшем отсутствии забот о несчастных, попавших туда» [24, л. 30 об.].

Несмотря на противоречивые итоги деятельности комиссии, выработанные ею чрезвычай­ные меры дали мощный импульс развитию экстренной помощи населению в условиях разыграв­шейся эпидемии. С приближением фронта и авиабомбардировками Гомеля в мае 1920 г., роль СМП как первичного звена медицинского обслуживания населения сильно возросла [26, л. 31]. СМП развивалась также и в методическом аспекте: во время разработки программы 6-месячных курсов патронажных сестер при охрматмладе в 1920 г. был введен курс скорой помощи, вести который должна была заведующая СМП М. Брандина [27, лл. 9, 18]. В целом, к 1920 г. служба СМП в составе ночных дежурств врачей и выездных отрядов при Санитарном бюро окончатель­но сформировалась и заняла важное место в системе здравоохранения губернии.

Объективными предпосылками создания службы СМП на территории Гомельской губернии являлись интенсификация развития медицины в предвоенный период и существование врачебных и благотворительных обществ в Гомеле и Могилёве, где идеи соз­дания службы высказывались ещё в конце 1900-ых гг. Существовавшее в Гомеле ночное де­журство при Еврейском обществе пособия бедным фактически являлось одной из первых форм СМП на территории Гомельщины.

В годы Первой мировой войны близкое расположение края к линии фронта обусловило перестройку медицины на военные нужды, что дало импульс развитию экстренных видов помощи больным и раненым. После завершения активного периода боевых действий с Цен­тральным блоком и окончательного установления советской власти в начале 1919 г. Гомель превратился в губернский центр, что привлекло в город большой поток населения. Критиче­ски возросшая плотность населения города в совокупности с антисанитарией и голодом соз­дала условия для начала эпидемии сыпного тифа и других инфекционных болезней. Небыва­лый размах эпидемии делал неэффективными традиционные методы борьбы с ней, в связи с чем молодое советское здравоохранение вынуждено было эмпирически вырабатывать инно­вационные ходы для спасения населения губернии. Важной частью мер по борьбе с эпиде­мией стало обеспечение своевременной, быстрой и адресной медицинской помощи населе­нию, а также оперативная транспортировка заражённых в изоляторы. Для этого создавались летучие, дезинфекционные и санитарно-эпидемиологические отряды, а также СМП при Са­нитарном бюро г. Гомеля. Также продолжала действовать служба ночных дежурств врачей, частично исполнявшая функции скорой и неотложной медицинской помощи. Совокупная деятельность этих организаций сформировала изначальный облик службы СМП в период зарождения советской системы здравоохранения Гомельской губернии.

Таким образом, служба СМП Гомельской губернии формировалась в условиях перма­нентных административных и политических изменений жизни края, гражданской войны и крупнейшего в истории общественно-политического кризиса. Причины создания такой структуры заключались в отчаянном положении здравоохранения Гомельщины, требовавшей оперативного реагирования на новые вспышки инфекции в условиях эпидемии и фактиче­ского отсутствия стратифицированной больничной сети. В результате своей деятельности служба СМП доказала свою эффективность и необходимость здравоохранению края, что обусловило её сохранение и дальнейшее развитие в 1920-ых гг.

Литература

  1. Абраменко, М.Е. Становление и развитие системы охраны здоровья в Беларуси (1917-1941) / М.Е. Абраменко. – Гомель : Респ. Унит. Предприятие «Центр научно-технической и деловой инфор­мации», 2001. – 143 с.
  2. Дзержицкий, В.Е. Здравоохранение Гомельской области за годы Советской власти / В.Е. Дзержицкий // Научно-практическая конференция, посвященная 60-летию создания Гомельской санитарно-эпидемиологической станции: тезисы докладов, октябрь 1982 г. – Гомель, 1982. – С. 7-9.
  3. Тищенко, Е.М. Здравоохранение Беларуси в XIX-XX вв. / Е.М. Тищенко. – Гродно, 2003. – 220 с.
  4. Весь Гомель: адресная и справочная книга на 1913 год. – Гомель, 1912. – 186 с.
  5. Адрес-календарь и памятная книжка Могилевской губернии на 1907 год. – Могилев, Типо­графия губернского правления, 1907. – 167 с.
  6. Гомель и его уезд: справочный сборник на 1915 год. – Гомель : Тип. Л.Д. Захарина и И.Я. Марголина, 1915. – 92 с.
  7. Романовский, А.А. Развитие здравоохранения Гомельской области за годы советской власти / А.А. Романовский, В.В. Юхнель // Здравоохранение Белоруссии. – 1987. – № 6. – С. 3-5.
  8. Памяць: Гомель. Псторыка-дакументальная хроніка: ў 2 кн. – Мн. : БЕЛТА, 1999. – Кн. 2-я. – 558 с.
  9. Жудро, Ф.А. Город Гомель (Могилевской губернии) с 68 автотипиями / Ф.А. Жудро, Н.А. Сербов, Д.Н. Догялло. – Вильна : Типография А.Г. Сыркина, 1911. – 61 с.
  10. Малчанаў, А. Гомельскае таварыства ўрачоу / А. Малчанаў // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі : ў 6 т. – Мн. : Беларуская энцыклапедыя імя П. Броўкі, 1996. – Т. 3. – С. 67.
  11. Гомельская областная организация Белорусского Общества Красного Креста [Электронный ресурс] : История Красного Креста Гомельской области. – Режим доступа : http://redcross-gomel.by/about/52- history. – Дата доступа : 14.01.2016.
  12. Гомельская губерния. 1919-1926: документы и материалы. – Мн. : НАРБ, 2009. – 270 с.
  13. Государственный архив общественных объединений Гомельской области (ГАООГО). – Ф. 1. – Оп. 1. – Д. 12.
  14. Библиотека нормативно-правовых актов СССР [Электронный ресурс] : Постановление На­родного комиссариата здравоохранения РСФСР «О трудовой повинности медицинского персонала» от 20 декабря 1918 г. – Режим доступа : http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_423.htm. – Дата доступа : 14.01.2016.
  15. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). – Ф. 11. – Оп. 1. – Д. 757.
  16. ГАГО. – Ф. 11. – Оп. 1. – Д. 1.
  17. «Путь советов». – 1919. – № 144.
  18. «Полесье». – 1919. – № 131.
  19. «Полесье». – 1919. – № 148.
  20. Кугель, К. Очерк истории могилевского научного общества врачей / К. Кугель // Материалы XI республиканской научной конференции по истории медицины и фармации / Отв. ред. Э.А. Вальчук, Е М. Тищенко. – Минск : ГУ РНМБ, 2009. – С. 29-30.
  21. Крючок, Г.Р. Очерки истории медицины Белоруссии / Г.Р. Крючок. – Минск, 1976. – 176 с.
  22. ГАГО. – Ф. 11. – Оп. 1. – Д. 734.
  23. ГАГО. – Ф. 11. – Оп. 1. – Д. 785.
  24. ГАООГО. – Ф. 1. – Оп. 1. – Д. 31.
  25. «Полесье». – 1919. – № 135.
  26. ГАГО. – Ф. 306. – Оп. 2. – Д. 84.
  27. ГАООГО. – Ф. 1. – Оп. 1. – Д. 434.

Автор: А.А. Каплиев
Крыніца: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины : Сер.Гуманитарные науки. — 2017. — № 1 (100). Ст. 35-41.

Transformations of health protection system in the first post-revolutionary years in Gomel district began considerably later, than in other areas of the Soviet state, because of war, counterrevolutionary rebellions, etc. However the most critical surcubstance was that from the beginning of formation of district health department, the brutal pandemic of infection diseases began. In these conditions the state started a program of sanitary education of the population, and created new medical services. The ambulance was created in February, 1919 as a part of sanitary bureau for the purpose of localization of patients and getting them into quarantine.