Повседневная жизнь еврейского населения Гомеля в начале XX века

0
332
Евреи Гомель

Культурно-бытовые традиции — важное звено истории отдельных этноконфессиональных групп населения. Пониманию процесса общения представителей различных этносов в рамках единого пространства уездного города начала XX в. способствует реконструкция повседневной культуры его жителей.

Будничная жизнь многочисленного еврейского населения Гомеля начала XX в. [1] наилучшим образом может быть представлена на материалах жизнедеятельности семьи. Данные историко­краеведческой литературы и нашего исследования [2] показывают, что еврейские семьи в Гомеле проживали преимущественно в районах Кагального рва, «Америки», частично в центральных кварталах города. Вид Речицкой улицы Гомеля, описанный современником, запечатлел характерные условия жизни жителей провинциального города, где соседствовали и взаимодейстовали представители различных культур: «Я свернул на Речицкую и прошел ее на всем протяжении до железной дороги. Речицкая улица тихая, хотя весьма густо населенная… Кое-где плетутся коровы, с трудом освобождая ноги из густой засасывающей грязи. Кое-где в громадном болоте, разлившемся поперек улицы, полощутся босые ребята, да еще у ближайшей лужицы смывает грязь старая женщина в громадных мужских сапогах. В деревянных, на авось построенных домах, как видно, весьма тесно… Тротуаров нет… скромный оазис торгово-промышленной жизни на Речицкой улице — маленькая, чуть заметная лавочка, где, вероятно, можно достать все, от дегтя до сельтерской воды, кваса «фиалки» и монпасье [3].

Демографические особенности развития семьи горожан-евреев в указанный период связаны с достаточно высоким показателем детности, а также довольно типичным для городского населения в целом брачным возрастом. Еврейская семья в Гомеле начала XX в. насчитывала, как правило, от 1 до 8 детей. Для сравнения в Могилеве в тот же период еврейская семья воспитывала, как правило, от 3 до 7 детей [4]. Мужской брачный возраст евреев в Гомеле составлял 24-25 лет, а гомельчанки-еврейки вступали в брак в среднем в возрасте 22 года. Муж и жена в большинстве семей были ровесниками или же возраст мужа на несколько лет (от одного до пяти) превышал возраст жены [5]. Межконфессиональные браки на изученных материалах начала XX в. не выявлены.

Городская среда предлагала значительный выбор товаров и услуг, внося разнообразие в бытовые условия жизни гомельчан. Покупные продукты и готовые платья, швейные машинки, велосипеды и музыкальные инструменты и др. в зажиточных семьях существенно дополняли вещественное окружение, издавна формировавшееся не только за счет местного рынка. Магазины на Замковой и Румян­цевской улицах расширили диапазон покупок и в то же время были организованы зачастую представителями именно еврейского населе­ния. Желая сфотографироваться на память, гомельчанин приходил к фотомастеру-еврею, стремясь воспользоваться модными разреклами­рованными предметами косметики и гигиены, гомельчанка посещала аптеку Дубнова, Кагана, Цукира или Эфрата, в трудную минуту еврейская семья обращалась к врачам, значительное большинство из них в Гомеле также принадлежали к еврейской этнической группе (Тец, Гецов и др.). Один из сюжетов местной хроники начала XX в. — врач Як. Исаак. Скороходов оказывает экстренную медицинскую помощь на Могилевской улице некой Фишман, смятой сорвавшейся лошадью, а затем содействует ее отправке в еврейскую больницу. Быт гомельской еврейской семьи — это и получение доходов от содержания биллиардных и госгинниц, и визит в зубную лечебницу Митлина, и посещение детьми фортепианных и скрипичных классов Розенблюма, и вопрос о замене старой миквы кафельной в бане Лагорио, и устройство помещения для омовения умерших на еврейском кладбище, и строительство деревянного дома с обкладкой кирпичем на Фельдмаршальской улице, например, Авраамов Нухимовым Элдиным и пр., что составляло круг повседневных забот евреев в Гомеле начала XX века.

По причине низкого культурного и образовательного уровней части населения встречались и случаи бытового антисемитизма. И в то же время повседневная жизнь насыщена примерами доброжела­тельных и добрососедских контактов между представителями разных этносов и исповеданий. Традиционно гомельские евреи большое внимание уделяли благотворительности, причем в ее сферу вовлекались и горожане иных этнических и конфессиональных групп. Например, в 1908 г. дешевыми обедами, организованными Еврейским обществом пособия бедным, пользовались в т. ч. христиане, им было выдано 9195 обедов [6].

Еврейская семья приобщалась к типично городским формам проведения свободного времени — гуляньям по улицам города и в городских садах, катаниям по реке Сож и др. Еврейская молодежь принимает участие в вечерах, организованных учебными заведе­ниями. Для сферы досуга грамотных горожан характерно чтение. Гак, в Гомельской библиотеке общества распространения просвеще­ния между евреями России в 1912 г. спросом пользовались книги на древнееврейском и еврейском языках (Шолом-Алейхем, Менд, Мойх. Сфорим, Гордин, Аш и др.). Всего читатели данной библиоте­ки за 1912 г. 1358 раз брали для чтения книги по изящной литературе на древнееврейском языке, 2308 — детскую литературу, 226 — по различным отраслям знания, 162 раза были выданы сборники и журналы. (Указанная библиотека также предлагала широкий выбор литературы на русском, польском, немецком языках, обслуживала не только еврейское население) [7]. Свой круг читателей имели в Гомеле еврейские газеты «Цайт», «Ганьт», «Момент», «Гатфиро», «Газман» и др. [8]. Вне сферы профессиональной занятости на­ходились женщины, которые вели домашнее хозяйство и воспитывали детей. Однако некоторые из них вносили свой вклад в семейный бюджет, например, занимаясь пошивом одежды и пр. Ускоренные темпы развития Гомеля в рассматриваемый период приводили к обнищанию значительного массива населения, усиле­нию социальных контрастов. Безысходность положения вынуждала часть горожанок опускаться на дно жизни, торгуя своим телом. Среди гомельских проституток были и еврейки [9].

В размеренное чередование дней начала XX в. врывались катаклизмы истории, национальная традиция призывала чтить память своего народа. Гомельское общество пособия бедным евреям на братской могиле убитых во время погрома 1903 г. на еврейском кладбище Гомеля установило памятник — красивый обелиск из черного мрамора с надписями на древнееврейском и русском языках. В братской могиле были похоронены Б. Писецкий, Б. Лейкин, М. Давыдов, Ф. Гальперин, Э. Оберман, Ш. Каганский, В. Лейкин, И.А. Шапиро. Рядом с братской могилой, под каменной будкой, хранились оскверненные во время погрома свитки Торы и прах убитого М. Б. Кевеша [10]. Надпись обелиска на русском языке гласила: «Слушай, Израиль! Поклонись этой братской могиле. Здесь твои, народ-скиталец, святые гробницы! В них покоится прах героев, сынов твоих, павших в тяжелые дни 1903 г. жертвой в борьбе с невежественной толпой за жизнь твоих братьев! Не плакать над судьбою безвременно погибших, а гордиться ты должен, Израиль, такими святыми мучениками, и с благоговением передавать их от поколения к поколениям.» [11].

Образ жизни еврейского населения в начале XX в. претерпевал некоторую модернизацию в условиях активизации процессов урбанизации, и тем не менее на протяжении десятилетия накануне! первой мировой войны быт евреев в Гомеле еще стойко сохранял характерные черты национальной культуры.

Источники

  1. Яшчанка А. Р. Этнаканфесійны склад насельніцтва г. Гомеля ў другой палове j XIX — пачатку XX ст.ст. //Весці НАН Беларусі. Сер. гуманіт. навук. 1998. № 1. С. 85-95.
  2. Яшчанка А. Р. Гомель у друг, палове XIX — пач. XX ст.ст. Гісторыка- этнаграфічны нарыс. — Гомель, 1997. С. 22-25.
  3. Гомельская мысль. 1913. 18 июня.
  4. Яшчанка А. Р. Гомель у друг. пал. XIX — пач. XX ст.ст. Гісторыка- этнаграфічны нарыс. — Гомель, 1997. С. 53-54.
  5. Яшчанка А. Р. Яўрэйская сям’я ў Гомелі ў пачатку XX ст.//Нацыянальныя меньшасці Беларусі: ІСн. 2. Нацыянальныя меншасці і міжэтнічныя адносіны на Бе- ларусі ў святле гістарычных фактаў. — Брэст — Мінск — Віцебск, 1996. С. 35-36.
  6. Полесская мысль. 1909. 23 мая.
  7. Гомельская мысль. 1913. 26 февр., 7 мая.
  8. Гомельская мысль. 1913. 2 июня: 1914.
  9. Ященко О. Повседневная жизнь гомельчанок в нач. XX в.//Гендерные истории Вост. Европы: Сб. ст. — Минск, 2002. С. 192.
  10. Полесская мысль. 1909. 31 мая.
  11. Там же.

 

Автор: О.Г. Ященко
Источник: Евреи в Гомеле. История и культура (конец XIX — начало XX веков): Сборник материалов научно-теоретической конференции. Гомель, 21 сентября 2003 г. — Гомель, 2004. —152 с. Ст. 61-64