Политика советского государства первой половины 1920-х годов глазами женщин белорусско-российского пограничья

0
236
политика советского государства первой половины 1920-х гг. глазами женщин белорусско-русского пограничья

Революция 1917 г. и те изменения, которые происходили на территории бывшей Российской империи, оказали несомненное влияние на повседневную жизнь женщин. Руководство большевистской партии стремилось получить поддержку этой группы на­селения и в тяжелых условиях последствий войны вовлечь женщин в общественно- политическую жизнь страны. Однако черты, определяющие ментальность того или иного общества, в отличие от идеологических, социально-политических и других фак­торов, характеризуются большей стабильностью и даже, претерпевая некоторые изме­нения в ходе истории, все же остаются в своей основе постоянными. Поэтому проблема участия женщин в политической жизни страны остается актуальной. В первой полови­не 1920-х гг. административные границы Гомельской губернии изменялись и в ее со­ставе находились как белорусские, так и российские уезды, которые представляют со­временное белорусско-российское пограничье.

В первые послереволюционные годы, рассматривая женщин как потенциального политического союзника, советская власть проводила среди них большую организаци­онную работу. Но осуществить все намеченные планы и сломать устоявшиеся стерео­типы было непросто. В начале ноября 1920 г. в Гомеле состоялась первая губернская конференция беспартийных работниц и крестьянок. Губженотдел планировал собрать от 300 до 350 женщин (по одной делегатке от каждой волости, и несколько мест пре­доставлялось городам и рабочим районам), которые должны были представлять все ра­бочее и крестьянское женское население губернии. Однако на конференцию прибыло только 107 женщин, т. к. руководство на местах не организовало проведение волостных конференций для выдвижения делегаток. Как отмечалось в отчете о работе конферен­ции, это было связано с тем, что ее подготовка «тормозилась в силу того консерватизма мысли по отношению к работе среди женщин, которым еще и теперь страдают многие наши товарищи» [1, с. 84].

На конференции обсуждались вопросы о вовлечении крестьянок в советское строительство, об обязательном участии женщин в общественной жизни. Кроме этого, в повестку конференции были включены вопросы о международном положении, о все­общем обучении, об охране материнства и младенчества и др. Острую дискуссию вы­звал доклад «О продналоге». Делегатки, особенно представители села, резко критико­вали политику, проводимую советской властью, которая «берет мужчин на войну. Пусть воюет тот, кто начал войну, а нам война не нужна. Советская власть, облагая продовольственной повинностью деревню, ничего не дает ей взамен. Никакой инспек­ции нет, никто не следит за действиями местных головотяпов, и они разгуливают во­всю, опошляя идею Советской власти и настраивая против нее трудовые массы». Мно­гие участницы конференции выступали с критикой системы социального воспитания, защищая традиционные семейные ценности. Они утверждали, что эта система «проти­воречит чувствам материнства, что нельзя производить детей, если не хочешь сам их воспитывать» [1, с. 84].

Анализируя работу первой губконференции беспартийных работниц и крестья­нок, в статье, опубликованной в «Известиях Гомельского губернского комитета РКП», отмечалось, что делегатки «разделились на 3 группы. Одна, активно выступавшая в за­щиту политики Советской власти, другая, выступавшая с жалобами на нее. И третья, наиболее молодая часть конференции, еще не освободившаяся окончательно от роди­тельской опеки, но стремящаяся к этому освобождению, к новой жизни. Молодые де­вушки и женщины в своих записках в президиум заявляли, что они не выступают на конференции потому, что боятся своих отцов и мужей, но что они во всем согласны с Советской властью и готовы ей всячески помогать». Кроме того, в статье подчеркива­лось, что работницы промышленных предприятий постепенно включаются в деятель­ность советских органов и профсоюзных организаций на разных уровнях. Однако раз­вернуть активную работу в этом направлении среди женщин-крестьянок будет трудно, потому что изменение сознания зависит от материального уровня жизни. «Если все факты современной жизни неопровержимо доказывают полную зависимость общест­венного сознания от форм его экономического бытия, то конференция дала самый яр­кий и разительный пример доказательства истинности этого положения» [1, с. 85].

В начале 1920-х гг. на уездных и волостных конференциях женщины обсуждали социально-экономическую политику советской власти. Например, в 1923 г. Речицкая уездно-городская конференция крестьянок и работниц подвела итоги работы волост­ных конференций, обсудила деятельность местных органов власти по вовлечению женщин в общественную жизнь. Женщины-делегатки подчеркивали: «Вы нас потешае­те, что нам дали землю, которую отняли от помещиков. Мы до сих пор еще не получи­ли никакой земли, а приходится работать день и ночь, кушать нечего. У нас требуют непосильные денежные налоги, но у нас денег не имеется и негде их заработать, по­следний хлеб отдаем в продналог» [2, л. 5]. Несмотря на попытки решения поднятых женщинами проблем, они оставались актуальными. На XVI съезде Советов Стародубского уезда (март, 1926 г.) основными вопросами, которые волновали женщин- делегаток, были трудное материальное положение крестьянок и негативное отношение мужчин к участию женщин в общественно-политической жизни деревни. Выступавшие на съезде представительницы волостей отмечали: «Почему женщины не ходят на соб­рания, почему их нет в сельском совете? У деревенской женщины много работы, и она очень устает, а тут еще хозяйство надо вести, соломы достать, хлеба у кулака занять… Деловой обстановки в сельсовете для женщины не создано. Она поддержки со стороны сельсовета не имеет, и с этим диктаторским явлением со стороны мужчин должна быть поведена решительная война. В селе мужчины на женщину смотрят отрицательно и за­частую говорят, что в сельсовете ей делать нечего. Насмешки над женщиной, матерщи­на на заседаниях – этому должен быть положен конец. Если созывается общее собра­ние, и нет женщин – значит, оно неполное и это надо запомнить всем мужчинам». Женщины-крестьянки обращались к руководству губ женотдела с просьбой оказать по­мощь в работе в сельсоветах: «Сами мы еще работать не можем и не умеем, и нас нуж­но к работе в сельсовете, к общественной работе приучать и втягивать» [3, л. 22,62, 64,67].

С целью обеспечения лояльного отношения женщин к власти партийно-советское ру­ководство стремилось показать временный характер экономических и материальных трудностей и вовлечь их в общественно-политическую работу, однако сломить сло­жившиеся в обществе стереотипы было непросто.

Литература

  1. Прокопцов, М. Первая Гомельская губернская конференция беспартийных работниц и крестьянок / М. Прокопцов // Изв. Гомел. Губерн. Ком. Р. К. П. – 1920. – № 5. – С. 84-85.
  2. Протокол заседания второй уездно-городской конференции крестьянок и работниц Речицкого уезда 6-8 февр. 1923 г. // Гос. арх. Гомел. обл. – Ф. 685. – Оп. 1. – Д. 160.
  3. Протокол заседания XVI Стародубского уездного съезда Советов. 3 марта 1926 г. // Гос. арх. Гомел. обл. – Ф. 24. – Oп. 1. – Д. 640.

Авторы: А.И. Зеленкова; М.П. Савинская
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф., Гомель, 26-27 мая 2011 г. В 2 ч. Ч. 1 / М-во образования Респ. Беларусь [и др.]; под общ. ред. В. В. Кириенко. – Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2011. – 240 с. Ст. 149-150.