Покровский храм в д. Корма в 1940-1960-е гг.

0
114
Покровский храм в д. Корма в 1940-1960-е гг.

Первый деревянный Покровский храм в д. Корма, согласно письменным источникам, был построен в 1760 г. по благословению епископа Могилев­ского Георгия (Конисского) [1].

К началу XX столетия храм обветшал и вместо него Святейший Синод принял решение о постройке нового каменного. Строительство было начато в 1902 г. и окончено в 1907 г. [2].

26 сентября 1907 г. храм был освящен епископом Гомельским Митрофа­ном (Краснопольским).

Здание храма было каменным, теплым, с такой же колокольней в одной связи, покрыто железом и окрашено масляной краской, вокруг установлена деревянная ограда с воротами и калиткой. Престол один — во имя Покрова Пресвятой Богородицы, церковной утвари имелось в достаточном количе­стве. По архитектуре церковь крестоподобного вида, трехапсидная, над междукрестием имелась небольшая головка на четверике, оконные и двер­ные проемы декорированы наличниками.

С 1922 по 1930 гг. храм, как и многие другие приходские церкви, был переведен в обновленчество [3].

Последним настоятелем перед закрытием церкви был обновленческий священник Афанасий Никитович Хацков, 1885 г. р., местный житель, по происхождению из крестьян, до того служивший в Корме в качестве пса­ломщика [3]. После окончания церковно-приходской школы с учительским классом он являлся учителем.

2 января 1927 г. Афанасий Никитович обновленческим архиепископом Досифеем (Степановым) был рукоположен в священнический сан и опреде­лен на настоятельское место в д. Корму [4].

В 1930 г. храм был закрыт, священник подвержен аресту и приговорен к заключению в ИТЛ.

Первоначально здание церкви было использовано в качестве зернохра­нилища.

Согласно сохранившимся воспоминаниям старожилов в августе 1941 г. во время отступления советской армии храм использовался в качестве гос­питаля для раненых. Когда Корма была занята немецкими войсками, цер­ковь была переоборудована под конюшню, а с начала 1942 г. сюда прибыл лютеранский пастор, который занялся расчисткой помещения для дальней­шего его использования в качестве кирхи. Но после необычного инцидента с иконой Пресвятой Богородицы, как донесло до нас предание, пастор отка­зался от этой затеи. Далее храм использовался уже по прямому предназна­чению.

По сохранившимся воспоминаниям, в оккупированную Корму прибыл иеромонах с Брянщины, который в дальнейшем и возглавил приход [3]. Кто конкретно был настоятелем Кормянского храма в годы немецкой оккупа­ции, сегодня, к сожалению, не представляется возможным установить.

После освобождения Добрушчины от оккупантов следующим священ­ником был назначен Балбеко Павел Иванович, 1891 г. р. Его назначение состоялось в 1944 г.

Священник Павел, согласно данным из его анкеты, имел низшее обра­зование. В 1946 г. священника перевели на новое место служения в с. Красное Гомельского района. Далее его служение проходило в д. Городец Рогачевского района, где он прослужил до 1961 г., до самой своей кончины.

В этот период к своему служению возвратился священник Афанасий Хацков, который вновь возглавил Кормянский приход. Судьба священника Афанасия после закрытия храма в 1930-е гг. сложилась достаточно трагич­но. Его арестовали, приговорив к заключению в ИТЛ. Выйдя на свободу перед началом войны, он работал на подсобных работах в г. Киеве. Далее следовало возвращение на родину, где во время немецкой оккупации он был восстановлен в служении. Сначала служил настоятелем в храме святого ар­хистратига Михаила в д. Хорошевка, Добрушского района, где он позже, в 1944 г., был официально утвержден в настоятельской должности архиепи­скопом Питиримом (Свиридовым).

В 1945 г. священника Афанасия вновь назначают настоятелем в д. Кор­ма. Официальная регистрация прихода состоялась 7 августа 1946 г. в Го­мельском облисполкоме.

Кроме настоятеля в состав церковного совета вошли следующие лица: Паруков Иван Емельянович, 1880 г. р., Рыдкий Фёдор Сергеевич, 1888 г. р., Атрощенко Филипп Максимович, 1887 г. р., Хацков Ефим Яковлевич и прочие жители д. Корма.

В этом же 1946 г. в сентябре месяце к Кормянскому приходу был припи­сан и приход святителя Николая в д. Огородня. В деле окормления двух приходов священнику Афанасию помогает его псаломщик Толкачев Сергей Маркович, 1887 г. р.

Если судить о материальном положении прихода в те годы, то его можно оценить, как среднее.

9 января 1948 г. священник Афанасий подает благочинному Гомельского округа протоиерею Иоанну Пиневичу отчет за прошедший 1947 г. Согласно отчету, в 1947 г. было совершено 22 погребения, 54 крещения и 3 венчания. Касательно бухгалтерии за истекший период: остаток денежных церковных сумм с 1946 г. составил 5570 руб., общий доход за 1947 г. — 9859, расход — 7816, а остаток на 1 января 1948 г. — 7613 руб. Страховая оценка здания церкви по Госстраху составляла 10360 руб., стоимость всего церковного инвентаря в ценах 1947 г. составила 6700 руб.

В ответе на запрос архиепископа Питирима (Свиридова) о сведениях, ка­сающихся сирот и вдов из духовного звания, а также лиц, принадлежащих иным конфессиям, находящихся на приходе, священник ответил отрица­тельно и еще добавил, что: «Приход бедный, налоги тяжёлые. Корпорация конкурирует свечами. Нужда в облачении. Церковь требует ремонта, средств нет» [3]. В том же отчете священник пишет, что в его приходе мно­го атеистов.

Насколько следует доверять подобным отчетам, сегодня судить доста­точно сложно, т. к. священники не всегда записывали совершенные ими требы в церковные метрические книги. Отсутствие подобных записей, в особенности касающихся крещения младенцев, была обусловлена тем, что многие родители желали сохранить в тайне совершенное таинство, т. к. это было чревато определенными последствиями со стороны светских властей. Поэтому мы полагаем, что предоставленная священником Афанасием ин­формация соответствует действительности лишь отчасти.

Храм, возрожденный во время немецкой оккупации, в описываемый нами период был оснащен достаточно скромной утварью.

Антиминс, как следует из того же отчета, был старым и, видимо, был привезен уже упомянутым нами иеромонахом из Брянщины в годы оккупа­ции. Согласно надписанию на нем, он был выдан в 1896 г. для храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы в п. Святск Суражского уезда Чернигов­ской губернии (на сегодняшний день территория Брянской области). Освя­щен Антиминс был Преосвященным Антонием, епископом Черниговским и Нежинским.

Некогда снятые колокола в 1920-1930-е гг. заменяли подвешенные за один конец рельсы, которые, как пишет священник Афанасий, извещали о начале богослужения. Территория храма была огорожена проволочной оградой. Кроме самого храма на церковной территории не было никаких построек. В 1952 г. священник Афанасий вновь подает отчет о жизни и дея­тельности своего прихода за истекший 1951 г. Из отчета можно сделать не­сколько выводов, во-первых, касательно расходов прихода в течение года.

Так, священник пишет, что он подписался на государственный заем для себя лично на сумму в 400 руб., и в то же время подобную подписку офор­мил из тех же церковных средств и приходской совет на сумму в 500 руб.

Следующее, на что были потрачены приходские средства, — это обяза­тельные налоги и выплаты в государственные учреждения. Земельная рента составила 85 руб., налог на здание — 814 руб. 20 коп., страховой взнос — 692 руб. 07 коп. [6].

О доходах своего прихода настоятель пишет, что они стали существенно ниже по сравнению с предыдущим годом, т. к. в истекшем 1952 г. не произ­водился сбор средств по домам, как в прежние времена.

Второе, что мы узнаем из упомянутого отчета, — это некоторые сведения о прихожанах Кормянского прихода. Священник пишет, что основная часть населения прихода — православные белорусы. Активными прихожанами являются в основном женщины, мужчин в храм ходит гораздо меньше, они посещают храм плохо. Но если обратить внимание на состав приходского совета, то можно увидеть все же более отрадную картину т. к. он, напротив, состоял в основном только из мужчин, что, конечно, является некоторым положительным показателем воцерковленности населения. Старостой при­хода являлся Ефим Яковлевич Хацков, его помощником значился Иван Емельянович Паруков, председателем приходского совета являлся Федор Сергеевич Рыдкий, председателем ревизионной комиссии Федор Максимо­вич Атрощенко, членами упомянутой ревизионной комиссии Иван Григорь­евич Хацков и Платон Емельянович Романов [6].

Спустя несколько лет, в начале 1958 г., священник Афанасий в очеред­ной раз подает отчет за истекший 1957 г., где он показывает количество со­вершенных треб и суммы доходов за их совершение. Так, оказывается, что в 1957 г. в Кормянском приходе было совершено 112 крещений на сумму 1120 руб., 23 погребения — 345 руб., 37 панихид — 370 руб., также проведено 73 праздничных богослужения, где доход составил 3230 руб. и продано све­чей на 480 руб. В общей сумме доход составил 5685 рублей [3].

В этом же году был переизбран церковный совет [3].

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что фактически за одно десятилетие с 1946 по 1957 гг. доход храма сократился практически вдвое. Если в 1947 г. доход храма составил 9859 руб., то уже в 1957 г. он был 5685 руб.

Вероятнее всего, причина столь резкого упадка приходских доходов за­ключалась в упомянутом нами запрете на сбор денежных средств по домам жителей деревни на нужды храма.

Но во всем этом есть и другая сторона. Если вновь сравнить упомянутые отчеты, то мы увидим и возросшее практически вдвое количество креще­ний, что свидетельствует об определенной степени воцерковленности, а также повышении рождаемости в Корме и окрестных селах.

Регистрация церковной общины произошла 10 мая 1945 г., церковного совета и ревизионной комиссии — 15 января 1949 г.

Отдельно он указал, что на территории прихода проживает монаше­ствующая Евфимия Семёновна Толкачёва, 59 лет, но никаких дополнитель­ных данных о ней не приведено [26].

В 1960 г. священнику Афанасию исполнилось 75 лет. Согласно подан­ному прошению, настоятель вышел за штат и спустя короткое время он пре­ставился. Его похоронили на местном кладбище.

Священноначалие, на место упокоившегося священника Афанасия в Кормянскую церковь назначило нового настоятеля. Им стал священник Иоанн Романович Осипович.

Священник Иоанн родился в 1938 г. в д. Засковичи Молодечненского района. По окончании Минской духовной семинарии в 1959 г. была совер­шена его иерейская хиротония, после чего последовало назначение в Кормянский приход.

Столкнувшись с достаточно удручающим состоянием приходских со­оружений, 11 марта 1960 г. он подает прошение митрополиту Гурию (Его­рову) с просьбой благословить установку новой ограды вокруг церкви вместо старой проволочной. На данное прошение митрополит отреагировал доста­точно осторожно, предложив вначале согласовать реконструкцию ограды с уполномоченным Совета по делам религии по Гомельской области.

Спустя 3 с лишним месяца, 14 июля, настоятель рапортовал, что ограда установлена и он просит нового благословения на ремонт пола и сооруже­ния отопительной печи в приходском храме. Епископ, в ответ на прошение, вновь просит священника согласовать данный вопрос с уполномоченным. К сентябрю 1960 г. ремонт был окончательно завершен [7].

Время, в которое священникам пришлось совершать свое служение, бы­ло достаточно непростым. Существующие церковные здания, по законода­тельству тех лет, являлись собственностью государства, с чем, собственно, и связаны упомянутые нами согласования с уполномоченными по делам РПЦ касательно ремонта церковных зданий. В соответствии с действующим законодательством приходские общины были обязаны заключать с государ­ством договора на пользование народным имуществом.

Таким образом, 20 августа 1960 г. священник Иоанн инициировал про­цедуру перезаключения существующего договора с Добрушским район­ным исполнительным комитетом. Председатель церковного совета Нико­лай Фёдорович Скачков, 1927 г. р., члены церковного совета Пелагея Алексеевна Шустова, 1918 г. р., и Анастасия Евменовна Конишина, 1920 г. р., староста церкви Фёдор Сергеевич Рыдкий, 1888 г. р., казначей Галина Ели­заровна Алампиева, 1912 г. р., и помощник старосты Степанида Алексан­дровна Атрощенко, 1901 г. р., совместно составив опись приходского имущества, заключили упомянутый нами договор на эксплуатацию хра­мового сооружения и его имущества на безвозмездной основе и бессроч­ное пользование [7].

Новая приходская реформа, инициированная правительством и касаю­щаяся отстранения священника от финансовой и хозяйственной деятельно­сти, в приходе приносила свои плоды.

Несмотря на активную хозяйственную деятельность, священник так и не смог долго удержаться на приходе. Спустя два года у него произошел кон­фликт с приходским советом из-за вопроса касательно увеличения настоя­тельского оклада. Священник получал 50 руб. в месяц, что являлось недо­статочным для содержания его семьи. Он обратился с просьбой об увеличе­нии денежного содержания к церковному совету, на что от старосты Атро­щенко Степаниды получил отрицательный ответ, который она мотивирова­ла тем, что приход и без того обложен большим налогом и увеличение оклада является неосуществимым. За два года своего служения священно­служитель так и не смог получить достойного жилища и страдал из-за не­удовлетворительных условий своего содержания.

30 мая 1962 г. священник Иоанн сдал справку о регистрации уполномо­ченному совета по делам РПЦ по Гомельской области, дав обстоятельное объяснение по этому вопросу [8].

После возникшего конфликта и ухода с прихода священник был опреде­лен в г. Жлобин на должность регента-псаломщика, позже его служение продолжилось на приходах Минской епархии в качестве настоятеля вплоть до перехода в другую епархию в 1966 г.

Следующие трудности на приходе начались уже при новом настоятеле иеромонахе Иерофее. В 1966 г. приходской совет поднял перед властями вопрос о перекрытии обветшавшей кровли, на что получил отказ. Переписка с властями продолжалась два года. Окончилась лишь только в 1968 г., когда разрешение было получено. Но спустя короткое время выяснилось, что раз­решение было дано на покрытие т. н. клепкой, в то время как приход кров­лю собирался крыть железом. Вновь начались незапланированные разбира­тельства по этому вопросу [9].

Данная ситуация нам вновь иллюстрирует крайне негативное отношение властей к решению церковных вопросов и показывает огромную степень своего влияние на приходскую жизнь того времени.

Что касается самого иеромонаха Иерофея, то его жизнь представляла со­бой достаточно интересное явление.

Иеромонах Иерофей (в миру Иван Семенович Антоненко) родился в 1899 г. в Буда-Кошелевском районе. В 1932 г. Иван Семенович, будучи по­слушником Киевского Троицкого монастыря, был пострижен в монашество с именем Иерофей, а позже рукоположен в сан иеродиакона. В 1943 г., ока­завшись вновь на Гомельщине, он принял священническую хиротонию у печально известного обновленческого епископа Николая (Автономова) в Петропавловском соборе г. Гомеля, и в дальнейшем назначен на настоя­тельское место в г. Буда-Кошелево.

Далее, 12 июля 1945 г., после принесения покаяния в уклонении в об­новленческий раскол, что произошло, скорее, по неведению тогдашней цер­ковной обстановки, он был перерукоположен в священный сан Преосвя­щенным Василием (Ратмировым), архиепископом Минским и Белорусским.

Об иеромонахе Иерофее в Корме сохранились достаточно добрые вос­поминания как о благочестивом пастыре. Позже, Гомельский благочинный протоиерей Василий Копычко характеризовал его следующими словами: «О. Иерофей — благообразный по виду и активный по жизни пастырь. Про­стой, скромный и невзыскательный. С усердием и аккуратностью проходит своё служение. Несмотря на простоту и недостаточность образования, поль­зуется уважением среди прихожан».

В 1974 г. игумену Иерофею исполнилось 75 лет, согласно поданному прошению он был почислен за штат. В 1981 г. священник скончался [10].

Время служения игумена Иерофея не было отмечено какими-либо суще­ственными событиями в приходе, однако тот мир и тишина, которые он принес в приход в течение своего 11-летнего служения, заслуживают доб­рой памяти о нем.

Список литературы

  1. Могилёвские губернские ведомости: сб. ст. / под ред. Е. Р. Романова. — Вып. 1. — Могилёв губернский: Типография губернского правления, 1900. — С. 69.
  2. Житие святого праведного Иоанна Кормянского с приложением акафиста и молитв. — Гомель: Фавор, 2014. — С. 17.
  3. Материалы Кормянского Свято-Иоанновского монастыря по истории прихода Покровской церкви с. Корма Добрушского района.
  4. Государственный архив Гомельской области, фонд 3441, опись 3, дело 16,л 9-11.
  5. Национальный архив Республики Беларусь, фонд 951, опись 2, дело 11, л. 99.
  6. Архив Минского епархиального управления, фонд 1, опись 2, дело 505, л. 1-5.
  7. Государственный архив Гомельской области, фонд 61, опись 6, дело 8.
  8. Государственный архив Гомельской области, фонд 1354, опись 5, дело 74, л 58.
  9. Государственный архив Гомельской области, фонд 1354, опись 5, дело 87, л. 80-81.
  10. Архив Минского епархиального управления, фонд 1, опись 2, дело 22.

Автор: протоиерей Георгий Алампиев
Источник: Гомельщина. Вехи истории: материалы регион. науч.-ист. семинара / М-во трансп. и коммуникаций Респ. Беларусь, Белорус. гос. ун-т трансп.: Гомельская епархия Белорус. Православной Церкви. – Гомель: БелГУТ, 2020. – С. 3-9.