Погромы в Турове

0
231
Еврейский погром в Турове в Беларуси

Исполнилось 80 лет со времени окончания гражданской войны в России, итоги которой до сих оценивают по-разному. Одной из наиболее малоизвестных и не всегда желаемых тем для постсоветских историков являются еврейские погромы, унесшие тысячи жизней. Это справедливо не только для «державной» России, «самостийной» Украины, но и «незалежной» Беларуси. В последней, ссылаясь на традиции устойчивой толерантности белорусов, утверждают, что виновниками еврейских погромов были поляки и русские. Правда это или нет? Попытаемся ответить на примере событий, центром которых стал Туров Мозырского уезда бывшей Минской губернии.

Туров лежал в стороне от шоссейных дорог, а ближайшая железнодорожная станция была в Житковичах — в 25 километрах. Местечко долго оставалось «медвежьим углом» белорусского Полесья. Один раз в две недели появлялся почтальон, на площади собирался народ, и он выкрикивал с возвышения: «Письмо такому-то!» — и все знали, кому пришло письмо. После октябрьского переворота 1917 г. на просторах Припяти собирались «белые», «красные», «зеленые», банды дезертиров. Они терроризировали население, занимались поборами и грабежами, налагали контрибуции. В оправдание своих действий многие подводили «идеологическую базу», заявляя о борьбе за свободную Беларусь без русских, поляков, украинцев и евреев.

Туров был типичным еврейским местечком, где жители занимались мелкой торговлей, ремеслом, домашними промыслами: вырабатывали ткани, выделывали овчины, мастерили возы и телеги, изготавливали деревянную посуду, разводили сады и огороды, ловили рыбу. Много было сапожников, портных, кузнецов, плотников. Туровчане работали на паровой мельнице, мукомольной фабрике, в лесопильном, кровельном и бондарном цехах, на кирпичном заводе.

Еврейская община возникла в Турове в XVI в. и относилась к Пинскому повету Брестского воеводства Речи Посполитой. В 1765 г. здесь проживало 316 евреев, в 1847 г.-1447, а в 1897 г. — 2252 евреев, или 52,3% от общего количества жителей.

Настоящим бедствием для евреев стали погромы, которые периодически продолжались все годы послереволюционной смуты. Погромы принесли им большие страдания и много горя, надолго оставив о себе недобрую память. Еврейское население приграничной полосы оказалось беззащитным. Дезертиры, мародеры и уголовные элементы для обострения ситуации использовали антисемитизм, ставя знак равенства между понятиями «комиссар» «еврей». Антисоветские формирования не могли противостоять отрядам РККА и прибегали к тактике диверсий и рейдов на советскую территорию с баз в Польше. Погромы проводились под лозунгами: «Уничтожим евреев, чтобы не мешали крестьянам!», «Долой комиссаров, смерть евреям!» и др. Экспроприация имущества сопровождалась насилием и убийствами, проводившимся с большой жестокостью и садизмом — отрезанием голов, рук и ног, выкалыванием глаз, вспарыванием животов и пр.

В числе наиболее пострадавших оказался Туров. Будучи расположен сначала в прифронтовой, а затем в нейтральной полосе, простиравшейся на 15 километров по обе стороны демаркационной пинии, он был удобным объектом нападения, и бандиты наведывались туда не однажды. В январе 1919 г. ответственный партийный работник Миндлин, докладывая Минскому Совету о результатах обследования мест погромов, сообщал, что разрушения в Турове оказались значительнее, чем в уездном Мозыре. Налетчики ограбили жителей поголовно, забрали «весь скарб», убили 71 чел., включая жителей окрестных деревень. Евреи, пытавшиеся спастись за демаркационной линией, пострадали от польских пограничников. В ходе бесчинств было изнасиловано около ста женщин. В октябре 1920 г. в Турове состоялись еще два погрома, в ходе которых булаховцы убили 8 евреев, а поляки — 6 евреев. Оставшиеся в живых искали спасения в городах. В сообщении Бобруйского уезда, направленном в еврейский отдел Народного комиссариата национальностей, говорилось, что в местечках Беларуси есть случаи полной ликвидации еврейского населения. Погромы в 1921 г. прошли в 177 населенных пунктах, где проживало 7316 семей (29270 чел.). Их жертвами стали 1748 семей, в том числе 1700 убитых, 150 раненых, 1250 изнасилованных.

Погромная стихия в Беларуси в период гражданской войны имела свои истоки и русло. Она стала следствием политических и военных событий, разыгравшихся здесь между основными противоборствующими сторонами — Россией и Польшей. Несмотря на заключение предварительного мира между ними в октябре 1920 г., режим Пилсудского продолжал дестабилизировать пограничные районы. На польской территории были подготовлены отряды Станислава Булак-Балаховича и Бориса Савинкова, которые перебросили в Полесье. Как Балахович, так и Савинков были незаурядными личностями, каждый из которых мог бы стать героем авантюрного романа. Балахович с 1915 по 1920 г. сделал карьеру от прапорщика до генерал-майора, воевал за «красных», потом за «белых». После поражения Юденича он ушел в Эстонию, где был принят со своим отрядом (1200 чел.) в состав войск буржуазной Белорусской Народной Республики (ВНР), затем ушел к полякам. Савинков возглавлял боевую организацию социалистов-революционеров (эсеров), участвовал в убийствах министра внутренних дел В. Плеве (1904) и великого князя Сергея Александровича (1905), был приговорен к смертной казни, но бежал, а в начале 1917 стал военным министром Временного правительства, потом участвовал в создании Добровольческой армии на Дону, представлял правительства Колчака и Деникина во Франции.

Общими усилиями Булак-Балахович и Савинков сформировали так называемую Русскую народную добровольческую армию численностью в 20 тыс. чел. — три дивизии, одна бригада, кавалерийский полк, полк донских казаков, авиаэскадрилья, бронепоезд, две артиллерийские батареи. В армии оказались в основном бывшие военнопленные Красной Армии и местные партизаны, недовольные советской властью. Савинков возглавлял «Русский политический комитет», который должен был оттеснить советские войска с территории Беларуси и образовать там буржуазно-демократическую республику. Предполагалось, что если наступлению будет сопутствовать успех, оно будет продолжено на Москву. Польское правительство делало вид, что не имело ничего общего с этой «самодеятельностью».

Пилсудский рассчитывал на образование федерации Польши, Литвы, Украины и Беларуси. Булак-Балаховичу ставилась задача объединить БНР, центральную Литву с Вильно и Гродненской губернией. Савинков надеялся на крестьянское восстание в России. Штаб объединенных сил разместился в Кожан-Городке. 2 ноября 1920 г. сюда прибыл английский дипломат и разведчик Сидней Рейли. Все боевые подразделения были сосредоточены в Турове, который предполагалось сделать центром ставки «главнокомандующего» Балаховича. Туров был переполнен военными и гражданскими обозами боеприпасов, амуниции и провизии и награбленным имуществом. Поведение «освободителей» было типичным для захватчиков — притеснение местных жителей, мародерство, пьяные дебоши, расправа с неугодными без суда и следствия. 6 ноября 1920 г. «армия» перешла в наступление вдоль Припяти и 10 ноября заняла Мозырь, а через день — Калинковичи.

7 ноября 1920 г. в Турове Булак-Балахович торжественно передал власть на занятых территориях Белорусскому Политическому Комитету, который накануне образовали в Варшаве. Он объявил о роспуске правительства БНР Вацлава Ластовского в Каунасе, Антона Луцкевича в Варшаве и советского в Минске. Балахович декларировал независимость Беларуси и назначил премьер-министром нового правительства П. Алексюка. Однако победы эти оказались временными — под Мозырь и Капинковичи стягивались части регулярной РККА. Результат не заставил себя ждать — самозванцев обратили в бегство, и 26 ноября были освобождены Житковичи. Остатки армии Балаховича двигались в сторону Турова, Давид-Городка иЛахвы, где их разоружили польские военные. Другая часть перешла в нейтральную зону и продолжала военные вылазки вплоть до 1922 г.

Совместные действия Балаховича и Савинкова не увенчались успехом по целому ряду причин. В военном отношении потому, что к этому времени Красная Армия успела справиться с последним серьезным очагом сопротивления в Крыму — войсками Врангеля. После этого Михаил Тухачевский прибыл в район Полесья и успешно решил задачу восстановления спокойствия на советско-польской границе. В марте 1921 г. Рижский мирный договор разделил Беларусь на восточную (советскую), западную (польскую) и часть уездов Витебской и Могилевской губерний, которые были присоединены к Российской Республике.

О еврейских погромах в Беларуси писали газеты разных стран мира. В мае 1921 г. пресс-бюро Белорусской Народной Республики в Каунасе опубликовало информацию «Погромные банды в Белоруссии». Варшавская газета «Свобода» писала, что вина за погромы всецело падает на Бориса Савинкова, так как Балахович был менее известен и вряд ли мог приобрести такое влияние без поддержки руководителя «Союза защиты Родины и свободы». В сентябре «Еврейская трибуна» в Париже поместила сообщение о том, что Савинков сделал заявление о своей непричастности к погромам Булак-Балаховича, с которым некоторое время сотрудничал. В свою очередь, последний сообщил еврейским периодическим изданиям, что вся ответственность падает на Савинкова, офицеры которого участвовали в организации еврейских избиений.

Отношение эмигрантского правительства БНР к еврейским погромам нашло отражение в материалах конференции в Праге 25-26 сентября 1921 года, на которой присутствовали представители всех основных белорусских национальных партий и организаций мира. Один из лидеров БНР К. Дашевский подчеркивал, что «Большевистский переворот привел множество авантюристов, которые вступили на путь борьбы с Советами под лозунгом еврейских погромов. Участники этих авантюр… принесли в Белоруссию ужас еврейских погромов и имели намерение опорочить белорусское имя, свалив обвинение в этом на белорусский народ».

Еврейское население Беларуси понесло тяжелейшие потери. Оно было разорено и деморализовано, хозяйственный кризис и последствия войны не оставляли надежды на скорое возрождение. В июле 1920 г. в Москве был образован «Еврейский общественный комитет помощи пострадавшим от войн, погромов и стихийных бедствий». Комитет включал в себя почти все еврейские партии и движения и пользовался поддержкой Еврейской секции РКП(б) и правительства России. В рамках Комитета действовала специальная белорусская комиссия, которая отвечала за шесть уездов: Минский, Бобруйский, Борисовский, Игуменский, Мозырский и Слуцкий. В июле 1921 г. белорусская комиссия отмечала, с одной стороны, расширение масштабов погромов, а с другой — равнодушие неевреев: «Местное крестьянское население в своей массе нейтрально относится к бандитизму».

Для восстановления хозяйства и нормальной жизни местечек привлекалась помощь благотворительных организаций из-за рубежа, и, прежде всего, «Джойнта». Отношение к иностранной помощи было противоречивым. Представители «Молодого Бунда» доказывали, что принимать ее, например, от американской буржуазии аморально на том основании, что США участвовали в контрреволюции и косвенно виноваты в погромах на территории республики. Несмотря на это, большинство членов Еврейского общественного комитета высказались за сотрудничество с «Джойнтом». Осенью 1921 г. нуждающимся БССР был выделен первый взнос в размере 200 тыс. долл., на которые было закуплено продовольствие. Большая часть средств направлялась в крестьянские хозяйства и мелким ремесленникам, детским и сиротским учреждениям. В октябре 1922 г. в Данциге (Гданьске) был образован Центральный комитет для борьбы с еврейскими погромами и оказания помощи пострадавшим, привлечения внимания стран Европы и Америки к проблеме предупреждения погромов.

В цепом тема еврейских погромов в Беларуси, несмотря на обилие документов и свидетельств, не изучена. Освещение ее поможет понять причины погромов, показать политику властей, разыгрывавших «еврейскую карту», объяснить отношение неевреев к этому позорному явлению и осветить примеры еврейской самообороны.

Автор: Леонид Смиловицкий
Источник: Евреи в Турове: история местечка Мозырского Полесья / Леонид Смиловицкий. — Иерусалим : [б. и.], 2008. — 798