Писания святителя Кирилла Туровского в народной среде Восточного Полесья: от времени открытий румянцевского кружка до современности

0
424
Писания и творчество Кирилл Туровский на Полесье

Исследования судеб текстов тех или иных авторов в ис­тории мировой культуры относят чаще всего к проблематике литературоведческой, реже культурологической. На самом деле мы почти всегда имеем дело с интегральным коммуникацион­ным феноменом, проследить развитие которого традиционны­ми методами более или менее обстоятельно в общем-то не уда­ется. Еще сложнее это сделать в отношении тех, чьи произведе­ния прожили весьма долгую жизнь и уже веками являются сла­гаемыми мирового культурного пространства. Именно такими стали писания великого туровлянина Святителя Кирилла. Увы, их история нам по-прежнему остается известной лишь очень фраг­ментарно. Одна из самых больших загадок в данной связи — рас­пространение текстов Святителя, их рецепция в широкой народ­ной среде. Впрочем, эта тема в науке пока и не ставилась вовсе.

Имеющиеся в нашем распоряжении наблюдения, сделан­ные в ходе различных архивных разысканий в ряде стран, а также в период проведения экспедиционных исследований, по­зволяют начертить своеобразный абрисный вариант подобной общей картины, точнее, её фрагмента в хронологическом от­резке примерно с конца XVIII в. и до дня нынешнего. Тогда, накануне «Румянцевской эпохи», на Восточном Полесье сложились три основные вероисповедные группы, в кругу которых обращались различные произведения Святителя Кирилла. Са­мой многочисленной была униатская, унаследовавшая основы православной обрядности, подвергшейся латинизации. В силу особенностей функционирования униатской церкви, объектив­ного и субъективного характера инертности многих процессов культурной трансляции в то время писания Святителя Кирилла Туровского сберегались в ней в большинстве на уровне консер­вации, что отмечается в многочисленных визитационных доку­ментах, проанализированных нами. Среди православных были распространены преимущественно молитвословия Святителя Кирилла и в меньшей степени — отдельные гомилетические со­чинения в составе различных сборников. Совершенно особое положение имело место в старообрядческой среде, и у поповцев и у беспоповцев. Можно сказать, что именно они, старооб­рядцы, оказались самыми верными почитателями и активными распространителями писаний Святителя Кирилла Туровского. При этом их деятельность во многом предопределила и даль­нейший успех собственно научного изучения словесных творе­ний Святителя, открытие миру величайшего славянского писа­теля древности. Старообрядцы тщательно собирали старопе­чатную и рукописную книжность, содержавшую произведения Святителя, переписывали те или иные из них, наконец, издава­ли их большими тиражами. Живое бытование этой книжности мы наблюдаем у старообрядцев Восточного Полесья (на Брян­щине, Гомелыцине и Черниговщине) и до сих пор. В ряде музе­ев и библиотек Белоруссии, России, Украины и других стран сохраняются рукописи и старопечатные книги с сочинениями Святителя Кирилла Туровского, обращавшиеся или же перепи­санные старообрядцами Восточного Полесья. Стоит добавить, что в недалеких отсюда Клинцах они ещё перепечатывались и в первой трети XIX в. Не подлежит сомнению, что именно эта старообрядческая восточнополесская традиция почитания Свя­тителя Кирилла, собирания и распространения его произведе­ний оказала непосредственное влияние на увлечение участни­ков Румянцевского кружка или, как всё чаще начинают гово­рить и писать, «Румянцевской академии», изучением наследия великого туровлянина. Апогей их интереса к его писаниям и жизни приходится на 1810-е — 1820-е гг. Именно тогда молодой Константин Калайдович на основе собранных членами румян­цевского научного сообщества при непосредственном участии и даже руководстве Н.П. Румянцева материалов готовит к изда­нию знаменитые вскоре «Памятники российской словесности XII в.». (М., 1821), где «сочинения Кирилла Туровского» заняли центральное место. Среди документов, хранящихся в различ­ных собраниях ряда стран, есть и немало касающихся изучения соратниками Н.П. Румянцева историко-культурного контекста жизни и деятельности Святителя Кирилла, истории Турова и Туровщины, где, как прозорливо считал сам граф, «верно, тле­ют забытыми такие бумаги». Н.П. Румянцев не ошибался — именно там, на Туровщине, тогда, как показывают наши на­блюдения, всё еще сберегалось множество старинных свиде­тельств, включая документальные, в том числе рукописи сочи­нений Святителя Кирилла, а позднее была открыта одна из древнейших книг всего славянства — пергаменное Туровское евангелие XI в. Нужно сказать, что местное туровское священ­ство, а также прихожане туровских храмов поистине свято хра­нили память о своём небесном молитвеннике и покровителе. На протяжении многих поколений они верили и верят до сих пор в его всегдашнее присутствие на просторах родного края и влия­нии на его историю, верят в будущее обретение святых мощей Кирилла Туровского, покоящихся в полесской земле.

В 1880 г. по инициативе Минского и Туровского еписко­па Евгения новогрудским уроженцем профессором Иваном Малышевским, которого почему-то современные исследователи творчества Святителя Кирилла даже не упоминают, было изда­но первое, более или менее полное, собрание сочинений вели­кого туровлянина, без сомнения, во многом непревзойденное и по сей день — «Творения святого отца нашего Кирилла еписко­па Туровского» (Киев, 1880). В этой объёмной книге И. Малышевский в частности писал: «… молитвы должны быть отнесе­ны к лучшим произведениям в том же роде, какие только суще­ствуют в православной церкви; — и, без сомнения, не столько своими проповедями и статьями об иночестве, сколько … мо­литвами, находившимися, так сказать, в ежедневном употреб­лении у народа, святитель мог иметь на этот народ самое об­ширное и благотворное влияние». Наши наблюдения (и относи­тельно XVIII и XIX и XX столетий, вплоть до нынешнего дня) полностью подтверждают эти слова И. Малышевского, бывше­го ученика Жировичского духовного училища и Минской ду­ховной семинарии. Именно молитвы Святителя Кирилла, со­ставляющие «лучшую часть творений» его, оказались «лучши­ми из существующих в церковном употреблении молитвенных творений» вообще. Их цикл на все дни седмицы, ставший сво­его рода каноном, широко распространялся в рукописном и пе­чатном виде. Бытовал он и всё ещё бытует и на Восточном По­лесье, которое предоставило «ученой дружине» Н.П. Румянцева множество необходимых источников для изучения творчества Святителя Кирилла.

В наши дни, когда имя Святителя является символом ду­ховного богатства восточного славянства и родного ему Поле­сья, писания Кирилла Туровского стали достоянием огромной аудитории как церковной, так и сугубо светской. Во всём этом немалая заслуга учёных, учителей, различных общественных деятелей. Однако, наряду с этой новой, поистине всеобщей ны­не традицией почитания Святителя, сосуществует, то сливаясь, то отдаляясь от неё, более древняя — глубинная и часто потаен­ная. Именно она — исток и духовный стержень столь обширной новой. Как ни странно для многих, прямые продолжатели этой древней традиции не чураются и использования новейших форм трансляции культуры, включая компьютерные, в том чис­ле и Интернет.

Авторы: Ю.А. Лабынцев, Л.Л. Щавинская
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры: материалы Международной научно-практической конференции (Гомель. 12–13 мая 2004 г.). / ГГУ им. Ф. Скорины. – Гомель, 2004. – 216 с.