Первое коммерческое кредитное учреждение в Беларуси

0
187
Коммерческое учреждение и первый банк на Беларуси

В конце минувшего года Правление Национального банка Республики Беларусь приняло давно назревшее решение об изме­нении даты возникновения отече­ственной банковской системы. Днем ее основания определено 8 января 1870 г., когда был подпи­сан указ Правительствующего Се­ната Российской Империи об уч­реждении Гомельского городского общественного банка.

Об истоках отечественного банковского дела

Традиционно долгое время рождение белорусской банковской системы связывали с открытием 3 января 1922 г. в Минске Белорусской конторы Государственно­го банка РСФСР при Народном Ко­миссариате финансов БССР. Прав­да, исследователи отечественной истории финансов и предпринима­тельства и ранее относили эту дату к возникновению лишь советской кредитной системы. Поэтому ни о каком “переписывании” истории белорусского банковского дела, которой якобы занимается Нацио­нальный банк, как утверждают не­которые электронные средства массовой информации, речи нет. Вместе с тем возникает необходи­мость уточнить время открытия первого банка коммерческого кре­дита Беларуси, его тип, характер операций, состав клиентов, место в кредитной системе и др.

В системе кредитных учрежде­ний Российской Империи второй половины XIX — начала XX в. оп­ределенное место занимали город­ские общественные банки. Соглас­но классификации, определенной Уставом кредитным, разделявшим все кредитные учреждения на государственные, общественные и частные, этот тип банков возглав­лял группу “кредитных установле­ний”, относившихся к обществен­ным [1, с. 435].

Создание первых городских об­щественных банков в Российской Империи относится к концу XVIII в. Появление таких банков было обусловлено потребностями расту­щего товарного производства и ос­трой нуждой местной торгово-про­мышленной буржуазии в ссудном капитале. Являвшиеся фактичес­ки банками коммерческого типа, эти финансовые институты обеспе­чивали доступ к недорогому кре­диту, способствовали развитию предпринимательства и давали го­родским властям дополнительный источник финансирования. Важ­ной особенностью подобных бан­ковских учреждений являлось совмещение краткосрочного и ипо­течного кредитования.

Первое такое кредитное учреж­дение было создано в 1789 г. на ос­новании царского указа, разре­шавшего городам “заводить бан­ки” для выдачи ссуд жителям на торговые дела, а также в случае “нужды и несчастий” в Вологде, которая долго оставалась единст­венным городом, реализовавшим это право [2, с. 287]. Собственный капитал вологодского банка, сфор­мированный из частных пожерт­вований купцов, мещан и ремес­ленников, а также незначитель­ных взносов, не достигал тогда и двух тысяч рублей. Этому банку была уготована счастливая судьба: он просуществовал до октября 1917 г.

Спустя более чем десятилетие, в 1811 г., в Слободске Вятской гу­бернии возник еще один городской общественный банк, основной ка­питал которого был сформирован из пожертвований купца К. Амфилатова. В 1819 г. благодаря усили­ям предпринимателя И.Г. Савина был учрежден новый городской банк в Осташкове Тверской губер­нии, устав которого получил “вы­сочайшее” утверждение самого императора в декабре 1818 г. [3, с. 55]. Длительное время вновь от­крывавшиеся банки подобного ти­па составляли свои уставы на осно­ве Савиновского банка.

Характерной особенностью воз­никновения первых таких банков являлось формирование уставного капитала муниципальных кредит­ных учреждений не за счет город­ских бюджетных средств, а пред­ставителями местных предпринимательских кругов. Зарождавшая­ся буржуазия была настолько сильно заинтересована в муници­пальных банках, что жертвовала свой капитал на их учреждение. Но при этом такие банки “состоя­ли при городской думе” и в отли­чие от акционерных кредитных учреждений не создавали своего капитала путем выпуска акций и облигаций. Поэтому городские банки в свое время называли “од­ним из первых проявлений обще­ственной инициативы в банков­ском деле” [4, с. 413].

Однако сеть городских общест­венных банков расширялась мед­ленно, царское правительство, опасаясь конкуренции муници­пальных банков с существовавши­ми тогда государственными (“ка­зенными”) банками, всячески сдерживало развитие финансовых институтов этого типа, ограничи­вало процесс их учреждения, круг операций и др. Министерство фи­нансов пыталось еще сохранить старую, отжившую крепостничес­кую кредитную систему казенных банков, обслуживавших преиму­щественно интересы дворянства. Поэтому к концу 50-х гг. XIX в. в империи насчитывалось лишь око­ло 20 финансово-кредитных уч­реждений подобного типа.

В 1857 г. царская администра­ция под напором многочисленных ходатайств городских дум об от­крытии муниципальных банков вынуждена была принять Положе­ние о городских общественных банках (далее — Положение) [5, с. 253—256]. Однако составители этого нормативного документа, по-прежнему стараясь защитить су­ществовавшие еще казенные бан­ки от конкуренции, установили ряд ограничений на деятельность городских банков, стремясь при­дать им характер ссудосберега­тельных касс с незначительным кругом операций, подчинить гу­бернским кредитным учреждени­ям — приказам общественного призрения. В итоге вышедшее По­ложение не позволяло городским властям повсеместно открывать такие кредитные учреждения и вызвало многочисленные ходатай­ства о его изменении.

Однако с прекращением в 1859 г. выдач ссуд из феодальных казенных банков внезапно образо­вался вакуум на финансовом рын­ке и возникла острая потребность в местных кредитных учреждени­ях. Поэтому когда в стране нача­лись грандиозные реформы, разру­шившие крепостнические устои, правительство с одобрения импе­ратора согласилось пересмотреть условия учреждения городских банков и подготовить новый нор­мативный документ.

В итоге в феврале 1862 г. было принято новое Положение для го­родских общественных банков, по которому подобные “кредитные установления” должны были орга­низовываться при местных город­ских думах или заменяющих их учреждениях под наблюдением и ответственностью органов город­ского самоуправления. Правление банка — директор и два “товари­ща” (заместителя) — избиралось городским обществом. Перед ми­нистрами финансов и внутренних дел банки были обязаны периоди­чески отчитываться, а также пуб­ликовать балансы за каждое полу­годие. Минимальный размер ос­новного (уставного) капитала был определен в 10 тыс. руб. Из чистой прибыли городского банка от 10 до 20% отчислялось на составление запасного капитала. Оставшаяся прибыль обращалась на благоуст­ройство городов и различные бла­готворительные нужды. Банкам “дозволялся” довольно широкий по тому времени круг операций: прием вкладов, учет векселей с двумя подписями на срок не менее 12 месяцев, ссуды под залог цен­ных бумаг, товаров, драгоценнос­тей, а также недвижимого имуще­ства [6, с. 112—125].

Банки подобного типа, как вид­но, могли предоставлять кредит в различных формах: коммерчес­кий, ломбардный, ипотечный. Примечательно и то, что городские банки, не являясь формально ипо­течными кредитными учреждени­ями, могли выдавать долгосроч­ные ссуды под залог недвижимос­ти — “зданий сроком на один, два и на три года, с допущением для каменных строений отсрочки до восьми лет, а под залог земель — на один, на два, на три, на восемь и двенадцать лет” [6, с. 123].

В этом проявлялся универсаль­ный характер таких банков, что отвечало потребностям их клиен­туры, составлявшей в основном средние слои городского населе­ния. Ко всему деятельность подоб­ных кредитных учреждений в оп­ределенной мере ограничивала сферу действий ростовщиков, за­нимавших тогда видное место на финансовом рынке.

Принятие нового Положения о городских общественных банках, снявшего многие ограничения, а также стремительное развитие ры­ночных отношений поспособство­вали появлению целого ряда но­вых банков подобного типа. Те­перь они учреждались не только в крупных промышленных и торго­вых центрах, но и во многих гу­бернских и даже уездных городах. В итоге сложилась ситуация, при которой городские общественные банки стали своеобразным “мости­ком” от отживших свое феодаль­ных крепостнических банков к финансовым учреждениям рыноч­ного типа. Если до 1862 г. в Рос­сийской Империи был лишь 21 та­кой банк с капиталом в 525 тыс. руб., то только с 1862 г. по 1864 г. появилось еще 55 подобных кре­дитных учреждений. Всего с мо­мента выхода нового нормативно­го документа о городских банках по 1870 г. возник 171 такой фи­нансово-кредитный институт [7, с. XXVI; 8, с. 62].

Именно на этой волне и возник­ло первое коммерческое кредитное учреждение белорусского края. Как отмечалось, 8 января 1870 г. Правительствующий Сенат — выс­ший государственный орган, под­чиненный императору, принял Указ “Об учреждении в городе Го­меле, Могилевской губернии, об­щественного банка”. За пять дней до этого в Сенате был заслушан ра­порт министра финансов М.Х. Рейтерна о целесообразности создания в уездном городе Гомеле общественного банка [9, с. 33]. Хо­тя разрешение на открытие банков было предоставлено Министерству финансов по согласованию с Ми­нистерством внутренних дел, его необходимо было представить Се­нату на утверждение.

Гомель являлся тогда крупным торгово-промышленным центром и обслуживал соседние уезды Мо­гилевской, Минской и Чернигов­ской губерний. Здесь производи­лись бумага, спички, кирпич, оконное стекло, веревки и другие изделия, которые вывозились да­же за пределы империи. В Гомеле находилась биржа лесоматериалов и дров, откуда эта продукция шла в среднее и нижнее Поднепровье, главным образом в Одессу, Екатеринославль, Киев, шла торговля зерном. Все это вызывало острую потребность в ссудном капитале.

Интересно, что сенатский указ особо определил размер основного (уставного) капитала, необходимо­го для открытия Гомельского бан­ка, — 20 тыс. руб. [9, с. 33]. На­помним, что по Положению 1862 г. для учреждения городско­го общественного банка было до­статочно собрать 10 тыс. руб. (За­метим, что для открытия акцио­нерного коммерческого банка тре­бовалось набрать 500 тыс. руб., ог­ромную по тем временам сумму.) В чем же причина такого завышен­ного в два раза норматива, предъ­явленного к гомельским город­ским властям для открытия бан­ка?

Обращение к сенатским указам этого периода, санкционировав­шим открытие десятков общест­венных банков в уездных городах империи, позволяет утверждать, что в подавляющем большинстве таких документов основной капи­тал определялся в 10 тыс. руб., размер которого сохранился до на­чала XX в. Возможно, что завы­шенный размер уставного фонда, определенный высшим государст­венным органом, вытекал из хода­тайства городской думы перед Ми­нистерством финансов об откры­тии банка с указанием уже собран­ных 20 тыс. руб. К тому же архив­ные материалы свидетельствуют, что к началу проведения операций Гомельский банк располагал та­ким денежным фондом.

Можно предположить, что это обстоятельство и объясняет в опре­деленной степени появление пер­вого коммерческого банка именно в Гомеле, а не в другом торгово­промышленном центре Беларуси. В то время для муниципальных властей многих уездных городов собрать даже 10 тыс. руб. для от­крытия банка было трудной зада­чей. Практика учреждения муни­ципальных банков с помощью ка­питалов местной буржуазии — це­левых пожертвований благотвори­телей городу, в белорусском крае, в отличие от многих небольших российских городов, не имела мес­та.

Уточним также и круг опера­ций, определенных банку сенат­ским указом от 8 января 1870 г.: прием вкладов, учет векселей, вы­дача ссуд под залог ценных бумаг, товаров “драгоценных и других не подверженных порче вещей и не­движимых имуществ, покупка и продажа государственных “про­центных бумаг”, а также акций и облигаций, “пользующихся гаран­тией Правительства или городско­го общества” [9, с. 33].

Отметим, что покупка и прода­жа ценных бумаг были разрешены муниципальным банкам лишь в 1866 г., когда в Положение о го­родских общественных банках 1862 г. вносились некоторые изме­нения и дополнения [10, с. 561]. Однако подобные операции в го­родских банках не получили рас­пространения, так как это требова­ло создания какого-то фондового отдела, дополнительного персона­ла, и, что немаловажно для мел­ких банков, создавало дополни­тельные риски. Эти финансовые институты ограничивались при­емом вкладов, учетом векселей, выдачей ссуд под залог, в том чис­ле и недвижимости.

Следует также напомнить и да­ту начала операций банка. “Время открытия действий” Гомельского городского общественного банка, согласно официальной имперской статистике, — 1 мая 1870 г. [11, с. 224]. Эта дата присутствует в це­лом ряде официальных сборников банковской статистики, подготов­ленных Министерством финансов. Однако начало проведения финан­совых операций этим финансовым институтом затянулось. Тому бы­ли определенные причины.

Дело в том, что собранный го­мельским городским обществом капитал банка был помещен в Ки­евской конторе Государственного банка Российской Империи, как этого требовало банковское зако­нодательство. В белорусских гу­берниях сеть отделений Госбанка тогда еще не сформировалась, по­этому возникла необходимость вступить в почтово-телеграфную переписку с Киевским банковским отделением для получения 20 383 руб. 32 коп. в связи с от­крытием банка [12, л. 109].

К тому же и обустройство кре­дитного учреждения явно затяги­валось. Лишь 27 июня 1870 г. бы­ла утверждена думой обязательная документация для проведения операций: главная книга — гросс­бух и кассовые журналы. Уже в сентябре банк просил думу пере­дать ему “часы и мебель упразд­ненного городского магистрата” [13, л. 4].

Параллельно началось форми­рование состава правления банка. Должность директора, как свиде­тельствуют архивные документы, занял А.И. Яндовский. К сожале­нию, информация об управляю­щем первым отечественным ком­мерческим банком крайне скуд­ная. Скупые строчки думских от­четов, к тому же написанные от руки, свидетельствуют, что этот банкир возглавлял гомельский банк и активно в нем работал око­ло двух десятилетий. Так, в отчете городской думы за ноябрь 1889 г. имеется протокол о выборах ди­ректора муниципального банка, из которого видно, что на эту долж­ность на альтернативной основе баллотировались А.И. Яндовский и Н.Ф. Строгий. В результате тай­ного голосования большинство го­лосов (“шаров”) набрал Н.Ф. Стро­гий, который и возглавил город­ской банк в Гомеле [14, л. 70].

Нуждается в уточнении инфор­мация по другим членам правле­ния банка, в частности, “товари­щам” (заместителям) директора. Автору удалось обнаружить неко­торые сведения о выдвинутой на голосование кандидатуре “товари­ща” некоего Хорошупова Кон­стантина Михайловича — “купе­ческого сына 22 лет от роду” [12, л. 70]. Однако вопрос о его ут­верждении в этой должности осе­нью 1870 г. так и не был решен из-за возникших сомнений отно­сительно возможности К.М. Хорошупова выполнять непростые обя­занности банкира.

Определенные трудности воз­никли при формировании персона­ла банка. Определив довольно скромные размеры годового жало­ванья бухгалтеру (надо полагать, главному) в 1200 руб., другому бухгалтеру — 360, а “писцу” — 180 руб., городская дума отмеча­ла, что при такой “ничтожной сумме вознаграждения” правление банка вряд ли сможет подобрать на должности бухгалтера и дело­производителя “людей с соответст­вующими знаниями и опытом” [15, с. 54].

Постепенно Гомельский банк начал наращивать масштабы сво­их операций. К концу 70-х — в 80-е гг. XIX в. Гомель превратил­ся в довольно крупный по тем вре­менам железнодорожный узел. В 1873 г. к нему была подтянута вет­ка известной Либаво-Роменской стальной магистрали, к 1888-му — Полесской. Торговый оборот Гоме­ля к началу 90-х гг. XIX в. по сравнению с 70— 80-ми гг. вырос более чем в 2,5 раза. Все это спо­собствовало укреплению позиций городского банка Гомеля, росту его оборотов.

Несмотря на определенные по­тери в период общероссийского банковского кризиса 1880-х гг., Гомельский городской банк сумел выстоять, и к началу 1899 г. его основной капитал, формировав­шийся теперь за счет отчислений от прибыли, приблизился к 90 тыс. руб., а запасный — к 13,5 тыс. руб. Чистая прибыль за 1898 г. составила 9,5 тыс. руб. [15, с. 55]. Это создало предпосылки для расширения объемов кредито­вания, роста отчислений в город­ской бюджет.

Хотелось бы напомнить читате­лю и круг операций, которые про­водил Гомельский городской об­щественный банк. С открытием нового банка немалый интерес у городского купечества, местных домовладельцев вызывал долго­срочный кредит, предоставляемый под залог недвижимого имущест­ва. Однако, как свидетельствуют банковские отчеты, руководство банка заняло в этом вопросе осто­рожную позицию, ссылаясь на “малозначительность капитала”.

И только в 1889 г., после неодно­кратных “прошений” горожан, жителей предместий и “увеличе­ния банковского капитала”, было принято решение “кроме учета векселей и выдачи ссуд под залог процентных бумаг” предоставлять кредиты под залог недвижимости [14, л. 31].

К концу XIX в. банковские опе­рации под залог “строений в горо­де” получили существенное разви­тие. Размер таких ссуд на 1 янва­ря 1900 г. составил 177 тыс. руб. при сумме баланса в 291 тыс. руб. [16, с. 542, 543 ]. На 1 января 1913 г. банк выдал 100 таких ссуд в размере 326 690 руб., что превы­шало объем вексельных кредитов [17, л. 19]. Ипотека позволяла проводить ремонт и реконструк­цию жилого и производственного фонда, строительство новых зда­ний.

Однако подавляющее большин­ство ипотечных кредитов выдава­лось на непродолжительное вре­мя — от 3 до 8 лет, тогда как дей­ствовавшие в Гомеле представи­тельства акционерных Виленского и Московского земельных банков кредитовали на срок более 36, а с 1912 г. — 66 лет.

Одной из главных статей акти­ва Гомельского банка являлся учет векселей “обеспеченных, с двумя подписями”. На 1 января 1913 г. было учтено 1632 векселя на сумму более 286 тыс. руб. с пре­обладанием векселей до 100 руб., а в среднем их валюта составляла около 175 руб., тогда как в целом по Российской Империи — 420 руб.

Незначительную часть актива баланса составляли кредиты под залог ценных бумаг, гарантируе­мых правительством. Ссуды под залог “драгоценных и иных не подверженных легкой порче ве­щей”, представлявшие собой фактически ломбардный кредит, не получили развития из-за необхо­димости прибегать к услугам юве­лиров и оценщиков и в предвоен­ных балансах отсутствуют.

Ко всему банк Гомеля, в отли­чие от других общественных бан­ков белорусского края, довольно активно кредитовал город. Так, только в период с 1897 г. по 1904 г. он предоставил ссуды на сумму 50,6 тыс. руб.: на строи­тельство мужской гимназии, ре­монт мостовых, покрытие расхо­дов и долгов города. К 1913 г. раз­мер городских ссуд банку состав­лял более 43,6 тыс. руб. Из сводно­го баланса семи действовавших тогда в Беларуси городских банков на Гомельский банк приходилось 85% всех выданных городам ссуд [17, л. 18, 19; 18, с. 124].

Из отчетов Гомельского город­ского банка видно, что среди кли­ентов, представлявших к учету векселя, были люди различных со­циальных слоев. Приведенный в таблице состав клиентов этих бан­ков позволяет предметно говорить о роде их занятий. Как видно из таблицы, ведущее место среди за­емщиков городских банков зани­мали представители торгово-про­мышленных кругов, на долю кото­рых припадало три четверти ссуд через учет векселей. Обращает на себя внимание достаточно высо­кий удельный вес среди заемщи­ков горожан-домовладельцев, что вызывало потребность в ипотеке. Скупые строки банковских отче­тов свидетельствуют о том, что среди банковской клиентуры были различные слои городского обще­ства: местные помещики, служа­щие, военные, мещане.

Таблица

Состав клиентов и распределение между ними вексельных ссуд (01.01.1913)

Род занятий клиентов Количество

заемщиков

Удельный вес категорий заемщиков, % Размер выданных ссуд, руб. Распределение ссуд, %
Торговцы, промышленники и ремесленники 800 76,0 214 646 74,9
Сельские хозяева 4 0,4 3 225 1,1
Землевладельцы, не занимающиеся сельским хозяйством 1 0,1 3 100 1,1
Домовладельцы 230 21,9 61 309 21,4
Прочие 17 1,6 4 202 1,5

Итого

1 052 100,0 286 482 100,0

Источник: НИАБ в Минске. Ф. 2100. Гомельская городская управа. Оп. 1. Д. 38. Л.18. Расчеты автора.

Таким образом, Гомельский го­родской общественный банк — первое коммерческое кредитное учреждение Беларуси — представ­лял собой финансовый институт для средних и мелких клиентов. Его скромный капитал по сравне­нию с коммерческими акционер­ными банками определил место банка в общей структуре кредит­ной системы досоветской эпохи. Однако значение этого банковско­го учреждения не может оцени­ваться лишь на основании данных баланса. Создание этого банка спо­собствовало определенному повы­шению благосостояния горожан, развитию мелкого и среднего пред­принимательства, городской ин­фраструктуры.

Источники:

  1. Устав кредитный. Изд. 1893 г. // Свод законов Российской империи. Уставы: кредитный, о векселях, торговый, судопроизводства торго­вого, консульский и о промышленности. — СПб., 1893. Т.XI. Ч. II.
  2. Бовыкин, В.И., Петров, ЮА. Коммерческие банки Российской империи. — М., 1994.
  3. Гурьев, А.Н. Очерки развития кредитных учреждений в России. СПб., 1904 //История России: Кредитная система. Репринтное воспро­изведение. — М., 1995.
  4. Александровский, Ю.В. Устав кредитный. (Свод законов т. XI, ч. 2. Изд. 1903 г. и по прод.1912 г.), комментированный законодательны­ми мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената, правилами, инструкциями и другими распоряжениями, последовавшими в по­рядке управления (1810—1913). — СПб., 1914. Вып. IV. Разд. X—XIII.
  5. Свод учреждений и уставов государственных кредитных установлений / Уставы кредитный, торговый, о промышленности фабричной и заводской и устав ремесленный // Свод законов Российской империи, изд. 1857 г. Т. XI. Ч. II. — СПб., 1857.
  6. Положение о городских общественных банках. 6 февраля 1862 г. Высочайше утвержденное //Полное собрание законов Российской импе­рии (ПСЗРИ): собр. 2-е. Т. XXXVII. Отд. 1-е. 1862. — СПб., 1865.
  7. Русские банки. Справочные и статистические сведения о всех действующих в России государственных, частных и общественных кре­дитных учреждениях / Сост. А.К. Голубев. (Год четвертый.) СПб., 1908.
  8. Ососов, В.Я. Городские общественные банки. Обзор их деятельности на 1-е января 1871 года. — СПб., 1872.
  9. “Об учреждении в городе Гомеле, Могилевской губернии, общественного банка» 8 января 1870 г. Сенатский указ // ПСЗРИ: собр 2-е. Т. XLV. Отд. 1-е. 1870. — СПб., 1874.
  10. “Об изменении и дополнении некоторых статей нормального Положения о городских общественных банках». 16 мая 1866 г. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета, распубликованное 7 июня //ПСЗРИ: собр 2-е. Т. XLI. Отд. 1-е. 1866. — СПб., 1868.
  11. Русские банки. Справочные и статистические сведения о всех действующих в России государственных, частных и общественных кре­дитных учреждениях / Сост. А.К. Голубев. (Год третий.) — СПб., 1899.
  12. Национальный исторический архив Беларуси в Минске [НИАБ]. Ф. 2912. Гомельская городская дума. Оп. 1. Д. 8.
  13. НИАБ. Ф. 2912. Оп. 1. Д. 7.
  14. НИАБ. Ф. 2912. Оп. 1. Д. 23.
  15. Грузицкий, ЮЛ. Гомельский городской банк // Банкаўскі веснік. — 2003. — № 25. — С. 54.
  16. Вестник финансов, промышленности и торговли. 1901. Т. I. СПб.,1903.
  17. НИАБ. Ф. 2100. Гомельская городская управа. Оп. 1. Д. 38.
  18. Грузицкий, ЮЛ. Банки Беларуси (70-е гг. XIX — начало XX в.). Минск, 2005.

 

Автор: Юрий Грузицкий
Источник: Банкаўскі веснік. 2012. — № 4 (люты). — С. 64—68.