Переселение белорусов из Польши и Полесская область (1944-1947 гг.)

0
264
Переселение белорусов из Польши и Полесская область (1944-1947 гг.)

Распад СССР и обострение межнациональных конфликтов на постсоветском пространстве вновь возродили проблему беженцев, переселенцев, которая, к счастью, в меньшей степени коснулась Беларуси. Однако и белорусы в недалеком прошлом пережили тяготы массового переселения.

9 сентября 1944 г. между правительствами БССР и Польским Комитетом Национального освобождения было подписано соглашение об эвакуации белорусского населения с территории Польши и польских граждан, состоявших в польском гражданстве до 17 сентября 1939 г., с территории БССР на основании решений Тегеранской (1943 г.) и Ялтинской (1945 г.) конференций о новой границе между СССР и Польшей [1, с. 207].

В соответствии с этим соглашением для его практического осуществления обе стороны создали специальные аппараты Главных Уполномоченных и Главных Представителей. Аппарат Главного Уполномоченного БССР размещался в г. Белостоке, а польского — в Барановичах.

Первоначально предполагалось завершить перемещение белорусского и польского населения к 1 февраля 1945 г., однако затем срок регистрации и эвакуации был продлен до 15 июня 1946 г.

Всего из Польши переехало на постоянное место жительства в БССР около 58 тыс. хозяйств (более 27 тыс. человек) [2, д. 1930, л. 217]. Главным образом это были бедняцкие хозяйства, реже — середняки. Значительную часть составили представители партийных, комсомольских, советских органов, граждане, активно сотрудничавшие с советскими органами в 1939-1941 гг. Те же, кто с недоверием или враждебностью относился к советской власти, отказывались выезжать из Польши — в основном это были крепкие, зажиточные хозяйства. Белорусы оставили на территории Польши 3 642 дома, 7 352 сарая и амбара, другие хозяйственные постройки на общую сумму 18,5 млн. р. Общая площадь оставленных посевов составила 10 060 га. С собой в БССР переселенцы привезли 3 654 лошади, 9 134 коровы, 11278 овец и коз, а также 109 912 центнеров продовольствия [3, д. 1930, л. 41].

В конце 1944-х. — начале 1945 гг. основная масса переселенцев из Польши изъявила желание переехать на постоянное место жительства в восточные области БССР: Гомельскую, Полесскую, Бобруйскую, Могилевскую, Минскую, опасаясь, что значительная часть западных областей республики может отойти к Польше (черту под принципиальной линией польско-советской границы подвел договор от 19 сентября 1945 г.). По данным Главного Уполномоченного СНК БССР по эвакуации, на 24 апреля 1945 г. в Полесскую область было направлено 207 хозяйств (721 человек), которые имели 62 лошади, 174 коровы, 175 овец и коз, 200 свиней [2, д. 828, л. 43]. Фактически же в 1944-1945 гг. в Полесскую прибыло 178 хозяйств (661 человек) [2; д. 806, л. 88]. Из них 61 были размещены в Мозыре и райцентрах, остальные — в сельской местности (только 17 прибывших хозяйств вступили в колхозы) [2, д. 828, л. 108].

При всех облисполкомах республики создавались отделы по делам переселения и репатриации, непосредственно занимавшиеся вопросами приема, расселения и хозяйственного устройства переселенцев из Польши.

По соглашению от 9 сентября 1944 г. предусматривалось обеспечить переселенцев жильем в первую очередь за счет домов, оставленных переехавшими в Польшу. Правительство БССР также брало на себя обязательство разместить эвакуированных согласно их желанию — либо в колхозах, либо наделить землей для ведения единоличного хозяйства в размерах не менее тех, которыми они пользовались до переселения, но не свыше 15 га на одно хозяйство. Не имевшие земли до переселения (в случае их согласия) должны были наделяться землей на общих основаниях. Списывались все числящиеся за эвакуированными недоимки по натуральным поставкам и денежным налогам. Сданный до переезда урожай надлежало возместить в месте переселения, а также выдать денежную ссуду переселенцу на хозяйственное обустройство и другие нужды в размере 5 тыс. р. на одно хозяйство с возвратом в течение 5 лет [1, с. 208]. На практике все оказалось гораздо сложнее. По сути все проблемы, связанные с переселением, легли на плечи местного руководства, которое в большинстве своем не располагало необходимыми средствами, да и психологически было не готово решать эти проблемы. Первое, что предстояло решить отделам по делам репатриации и переселения — это расселить эвакуированных из Польши. В восточных областях жилья не было. Сами жители Белоруссии испытывали острую нехватку жилья: 48,5% сельского населения Полесской области остались без крова [2, д. 543, л. 13]. В таких условиях быстрое выполнение взятых обязательств по обеспечению переселенцев, в том числе и жильём, было невозможно. Как правило, репатриантов подселяли в дома местных жителей, что вызывало недовольство и местного населения, и самих переселенцев.

На бытовом уровне, да и среди большей части местного руководства, к переселенцам относились как к «неблагонадежным и чужим». В августе 1945 г. ответственный организатор оргинструкторского отдела ЦК КП(б)Б Лемешонок проверил размещение и быт переселенцев из Польши, прибывших в Полесскую область. В итоговой справке работа Полесского обкома партии по выполнению постановления ЦК КП(б)Б от 22 мая 1945 г. «О мерах помощи по устройству переселенцев из Польши и граждан, освободившихся из немецкой неволи, и об усилении массово­политической работы среди них» была признана неудовлетворительной. В частности, отмечалось: «В деревне Михалки Мозырского района две семьи (9 человек) — в одной комнате, из которой хозяйка квартиры ежедневно пытается их выселить. В деревне Рудня Мозырского района семья Юрзена была выброшена хозяином из квартиры и после долгих скитаний эта семья нашла приют в доме бывшего немецкого старосты. Об этом знали райком КП(б)Б и райисполком, однако мер никаких принято не было. В районах (Брагинский, Хойникский, Мозырский и в г. Мозыре), как правило, всех переселенцев называют поляками. Переселенцы, работающие на строительстве крахмального завода в Брагинском районе., в г. Мозыре., не полуают по два и более месяцев зарплаты» [2, д. 828, л. 109-111].

Следует отметить, что партийное и советское руководство БССР уделяло достаточно много внимания проблемам обустройства переселившегося из Польши населения. Другое дело, что местные власти в силу объективных, и субъективных причин не всегда выполняли распоряжения республиканских органов.

В постановлении Совета Министров БССР и ЦК КП(б)Б от 25 мая 1946 г. «О мерах хозяйственного устройства белорусских граждан, переселившихся из Польши в БССР» отмечалось, что со стороны областных и районных исполкомов, обкомов и райкомов партии «все еще мало уделяется внимания хозяйственному устройству переселенцев.отдельные местные работники в районах и сельсоветах относятся к переселению недопустимо бюрократически. не понимая политического значения вопроса, допускают иногда прямо издевательства». В качестве первоочередных мер Совет Министров БССР и ЦК КП(б)Б постановили организовать во втором квартале 1946 г. строительство новых и ремонт старых домов для переселенцев в восточных областях. Для этих целей для Полесской области выделялись строительные материалы: 30 рулонов толи, 400м2 стекла и 2 тонны гвоздей [3, д. 9, л. 43].

Однако эти меры уже не смогли остановить волну массового переселения «польских» белорусов из восточных областей республики в основном в западные, где ситуация с жилым «обменным фондом» выглядела гораздо лучше, да и уровень хозяйственных разрушений был все же меньшим, чем на востоке. По данным отдела переселения и репатриации Пинского облисполкома, на 1 июня 1946 г. было учтено 188 хозяйств переселенцев, из них 25 прибыли из Полесской области. Показательно, что из 188 хозяйств только 51 переехало в область по разнорядке, остальные — самовольно [4, д. 1919, л. 100].

Руководство республики пыталось навести порядок. 17 августа 1946 г. Совет Министров БССР принял постановление «О возмещении белорусскому населению, эвакуированному из Польши в БССР, стоимости имущества, оставленного им на территории Польши, и об использовании имущества, оставленного польскими гражданами, выехавшими в Польшу», в котором ставилась задача в 15-дневный срок закончить учет движимого и недвижимого имущества, а также посевов, оставленных переселенцами в Польшу; передать дома, надворные постройки и прочее имущество переселенцам-белорусам, а также провести выплату оставленного в Польше имущества в денежном и натуральном выражении при предоставлении соответствующих документов. Особо подчеркивалось: повторные переселения на новые места жительства без особого разрешения правительства республики запрещались. Эвакуированные хозяйства освобождались на два года от обязательных поставок государству сельхозпродуктов, в том числе и молока.

И тем не менее процесс репереселения продолжался. По данным отдела по переселению и репатриации при Совете Министров БССР на 1 мая 1947 г. в Полесской области было учтено 55 хозяйств — переселенцев из Польши, а на конец июня 1947 г. их осталось только 38 [4, д. 1930, л. 31, 85].

Лишь для небольшой части белорусов, переселившихся из Польши в первые годы после освобождения БССР, Мозырщина стала новой «малой родиной». Они пережили разочарование, крушение надежд на лучшую жизнь, сделав выбор в пользу Советской власти. Вместе с тем, объективный анализ проблемы показывает, что в условиях страшной послевоенной разрухи властными структурами БССР было сделано немало для устройства прибывших переселенцев-белорусов.

Литература

  1. Белорусская ССР в международных соглашениях. Международные договоры, конвенции и соглашения Белорусской ССР с иностранными государствами (1944-1959). — Минск, 1960.
  2. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — Фонд 4. — Оп. 29.
  3. Государственный архив Гомельской области. — Фонд 3442. — Оп. 2.
  4. НАРБ. — Фонд 7. — Оп.3.

Автор: Г.В. Елизарова
Источник: Мозырщина: люди, события, время: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Мозырь, 23-24 мая 2014 г. / УО МГПУ им. И. П. Шамякина; редкол.: Т. Н. Сыманович (отв. ред.) [и др.]. — Мозырь, 2014. — 295 с. С. 35-39.