Патриотическое подполье Гомельщины в период немецко-фашистской оккупации

0
371
Патриотическое подполье Гомельщины в период немецко

Еще в предвоенные годы были разработаны планы о создании резерва кадров для под­польной работы и партизанского движения в западных районах СССР на случай оккупации.

Костяк Гомельского подполья в начале оккупации составили 21 подпольная группа, 17 разведгрупп, организованных областным управлением НКВД. Но руководство подпольной борьбой осуществлял подпольный горком партии, секретарями которого были Е. И. Барыкин, С. Ф. Антонов, членами бюро — И.С. Федосеенко, А.Л. Исаченко и др. Кроме того, действовал Гомельский подпольный горком комсомола, которым до своей гибели 10 октября 1942 г. руко­водил А.Л. Исаченко, которого сменил С.П. Купцов.

В числе оставленных подпольщиков-патриотов были инженер «Полеспечати» Т.С. Боро­дин, преподаватель железнодорожного техникума Р.И. Тимофеенко, машинист паровоза А.Т. Брикс, начальник цеха жирокомбината Е.И. Калеников. По заданию подпольного горкома пар­тии большевиков Бородин остался работать на родном предприятии, использовал свое положе­ние для выпуска листовок, иной печатной продукции, разоблачавшей немецкую пропаганду. Сестры Бородина устроились в немецкий госпиталь, выносили медикаменты, иные материалы медицинского назначения для снабжения партизанских отрядов.

Помимо отмеченного выше, гомельские подпольщики освобождали советских военно­пленных, организовывали диверсии на важных для фашистов объектах. Уже с осени 1941 г. го­мельские подпольщики наладили плодотворные контакты с базировашимся в окрестностях Го­меля партизанским отрядом «Большевик».

Весной 1942 г. фашистам удалось внедрить в ряды подпольщиков агентов немецкой службы безопасности СД и разведки «Абвер». Из-за отсутствия должной конспирации и опыта значительная часть подпольных групп к середине 1942 г. была разгромлена. Большой потерей для гомельского подполья стала гибель Бородина и Тимофеенко.

На протяжении всего периода оккупации гомельские подпольщики уделяли большое внимание диверсионной работе на железнодорожном узле, имевшем стратегическое значение. Действовали подпольные группы А. Брикса, Ф. Воронина, В. Сидорчука. Результатом их дея­тельности стали большие задержки идущих в сторону фронта немецких поездов в Гомеле до 40-50 часов, а около половины паровозов возвращались назад, не доходя до станции назначе­ния.

В конце 1942 г. немецкая контрразведка внедрила в коллектив паравозовагоноремонтного завода своего агента, имевшего поддельные документы советского разведчика из Москвы. Он сумел войти в доверие к подпольщикам, в течение января — начале февраля 1943 г. составил списки рабочих, якобы выказавших желание уйти к партизанам. 7-8 февраля 1943 г. было аре­стовано более 200 рабочих. После допросов и пыток 22 февраля 1943 г. большинство из них вывезли в район деревни Лещинец и расстреляли.

В период оккупации в Гомеле действовал ряд подпольных комсомольско-молодежных групп, средний возраст участников которых не превышал 18-19 лет. Среди них выделяется группа Ивана Железнякова. В нее входили бывшие учащиеся 6-й железнодорожной школы. Свою деятельность группа начала с распространения сводок Совинформбюро, которые прини­мали по радио и записывали. Кроме того, члены группы вели большую разведывательную ра­боту, собирали информацию о дислокации немецких частей, расположении зенитных батарей, воинских перевозках. Эти сведения передавались связным партизанских отрядов, а затем — со­ветскому командованию. Молодые патриоты совершили ряд чувствительных для оккупантов диверсий. В декабре 1941 г. на станции Хозяйственная был взорван паровоз. В сентябре 1943 г. уничтожен телефонно-телеграфный трансформатор на Полесском переезде, что надолго лиши­ло Гомель связи с Речицей, Калинковичами и Жлобином. На станции «Сортировочная» члены группы взорвали паровоз и 11 вагонов с автомашинами.

В период оккупации действовали подпольные группы, занимавшиеся материально­техническим снабжением партизан. Одну из них, действовавшую в районе железнодорожных разъездов у Брилево и Прудка, возглавлял И. Грицков. Подпольщики вскрывали вагоны и скла­ды, выносили оружие, боеприпасы, продукты питания, другое ценное имущество.

По заданию руководства гомельского подполья надежные люди направлялись на работу в органы оккупационной власти. Н.В. Мякинников пошел в полицию, вошел в доверие к ее ру­ководству, передавал подпольщикам специальные пропуска для передвижения по городу и за его пределы, предупреждал о внезапных проверках и карательных операциях. С помощью аген­та по закупке продуктов для больниц Н.С. Быстроногина и работника железнодорожного управления А. В. Компаневского удалось получить информацию о немецких артиллерийских складах (были уничтожены советской авиацией), а также организовать ряд побегов советских военнопленных из лагеря «Дулаг-121».

Одной из последних крупных диверсий гомельских подпольщиков стал взрыв городской электростанции в ночь на 13 августа 1943 г. Подпольщики проникли на станцию под видом не­мецких офицеров.

Патриотическое подполье Гомеля действовало на протяжении практически всего времени оккупации города. По далеко неполным данным, общая численность подпольщиков составила около 500 человек, объединенных более чем в 80 групп. Большинство их членов не дожили до Победы, фамилии далеко не всех патриотов известны. Именами многих из них названы улицы, кинотеатры, школы города. Четверым организаторам и участникам гомельского подполья было присвоено звание Героя Советского Союза: Е. И. Барыкину (1944 г.), А. Л. Исаченко (1944 г., посмертно), И. П. Кожару (1944 г.), Т. С. Бородину (1965 г., посмертно).

Автор: Н.В. Модина
Источник: Инновационный потенциал молодежи в современном мире: материалы ХL международной научно-практической конференции студентов и учащихся, 20–22 апреля 2020 г.: научное электроннное текстовое издание / Белкоопсоюз, Белорусский торгово-экономический университет потребительской кооперации; под науч. ред. Е. П. Багрянцевой. – Гомель, 2020. – С. 122–123.