Партизанский быт в годы Великой Отечественной войны (на примере Рогачёвщины)

0
69
Партизанский быт в годы Великой Отечественной войны (на примере Рогачёвщины)

На протяжении Великой Отечественной войны вступление в партизанский отряд уже само по себе было подвигом. Не только из-за опасности, которой подвергал партизан себя и свою семью, но и лишений, которые он испытывал, будучи в партизанском отряде. В условиях лесной жизни колоссальные трудности представляли вопросы, касающиеся проживания, снабжения партизан продуктами питания, одеждой, обувью и лечения ране­ных. От успешного разрешения этих вопросов зависела во многом и боевая деятельность партизанских отрядов.

Цель данной работы — исследовать особенности партизанского быта в годы ВОВ на примере Рогачевщины.

Материал и методы

Источником послужили воспоминания партизан из фондов Рогачевского музея Народной славы.

Результаты и их обсуждение

Для лучшей маскировки партизанский лагерь рас­полагался в еловом, смешанном лесу или посадках молодняка, недалеко от возможных источников воды. Зимой жить приходилось в землянках и куренях, обогреваемых сна­рядной гильзой с фитилем или в редких случаях печкой буржуйкой из топливной бочки. Летом жили в большинстве случаев в шалашах и буданах из еловых веток и коры. Во время карательных операций проводимых оккупантами приходилось жить под открытым небом. В холодное время года жгли костёр, а затем на пепелище набрасывали ветки, на них и ложились спать [1, л. 9].

Снабжение партизан продуктами питания в тылу врага было трудным делом. Перед ними стояла задача прокормить большое количество людей и при этом не обострить, а наоборот укрепить отношения с местным населением. До ликвидации немецким коман­дованием «Земских дворов» (бывших колхозов) на Рогачёвщине зимой 1942 г. продукты питания добывались в результате нападений на зерносклады, молочноприёмные, яйце­приёмные пункты, которые предназначались для снабжения немецкой армии. В зоне дей­ствия партизанских отрядов практически в каждой деревне были тайники с продовольст­вием, о которых знали только связные партизанских отрядов. После ликвидации «Зем­ских дворов» продукты стало доставать тяжелее, приходилось искать другие источники снабжения. Партизаны нападали на обозы противника с малой охраной, а также уводили скот у полицаев и бургомистров. Осенью 1943 г. партизанское движение в Рогачёвском районе окрепло, и крупные партизанские формирования могли свободно проводить бое­вые операции по разгрому охранных и полицейских гарнизонов противника. Трофеями становились продовольствие, оружие, обмундирование и скот. Каждая рота в партизан­ском отряде в плане снабжения продовольствием была автономной единицей и находи­лась на самообеспечении. Заведовал снабжением старшина отряда. Он намечал «хозоперацию», которую согласовывал с командованием отряда. Осенью 1943 г. командованием 8-ой Рогачёвской и 10-ой Журавичской партизанских бригад было принято решение о заготовке продуктов у местных жителей в «фонд партизан». В размере 2-3 пуда зерна и несколько десятков фунтов крупы и сухарей со двора. Взамен каждый партизанский от­ряд должен был обеспечивать охрану своей зоны снабжения. В отрядах было своеобраз­ное «подсобное хозяйство» — несколько коров, молоко которых предназначалось больным и раненым [2, л. 4-5]. Из-за острой нехватки одежды и обуви носили абсолютно всё: головные уборы, начиная пилоткой, кончая шапкой ушанкой; обувь: лапти-плетёнки, кожаные лапти (бесшумки), галоши, валенки, сапоги; одежду: костюмы, фуфайки-стё­ганки, ватники, шубы, широко употребляли трофейные немецкие, итальянские и мадьяр­ские брюки. Ношение трофейных мундиров было небезопасно, так как была большая ве­роятность, что подстрелят свои же.

На начальном этапе войны лечение больных и раненых представляло огромные трудности. Часто партизаны оставались инвалидами или умирали от таких ранений и бо­лезней, которые в нормальных условиях могли быть излечимы. Кроме этого наличие ра­неных сковывало манёвренность и боевую деятельность отрядов. После расширения пар­тизанского движения партизанскими бригадами создаются подземные замаскированные госпиталя. Один из таких госпиталей «Ялта» располагался в глухих кличевских лесах, окруженных болотами. Каждый отряд для ухода за ранеными выделял группу бойцов и провизию. Медицинское обслуживание в отрядах было неравноценное: в одном отряде был зубной врач, в другом — терапевт, в третьем — врач — акушер, в четвертом — санитар­ный работник с «лесными курсами». Для обезболивания при операциях и ранениях ис­пользовалось спиртное. При ранении в мягкие ткани использовали повязку с солевым раствором. Иногда из-за отсутствия перевязочного материала или плохого ухода в ранах заводились черви, но это было хорошим знаком, т.к. черви выедали весь гной и мёртвые ткани. Потому часто специально подсаживали мух на рану. Не редкостью из-за не со­блюдения гигиены и большой влажности были такие паразиты и болезни: как вши, чесот­ка и конская короста, фурункулёз. От паразитов избавлялись пропариванием мокрой одежды над костром (способ «колокольчик»), а также закапыванием одежды в землю. От чесотки лечились намазываясь дёгтем. Коросту лечили обрабатывая тело средством для стирки белья «помылином». При фурункулёзе поили больного порошками из серы, а также намазывали мазью на основе пчелиного воска, жира и еловой смолы. Но наиболее страшной болезнью был тиф, который в редких случаях поддавался лечению в полевых условиях [3, с. 29-36].

Литература:

  1. Воспоминания рядового партизана, 258 — го партизанского отряда 8-ой Рогачёвской партизанской бригады Шантаровича Владимира Митрофановича // Рогачёвский музей Народной славы. — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 10. — Л. 1-5.
  2. Воспоминания начальника штаба 10-й Журавичской партизанской бригады и 256 — го партизанского отряда им. И. В. Сталина Антонова Филиппа Карповича // Рогачёвский музей Народной славы. — Фонд 6. — Оп. 1. — Д. 16. — Л. 1-7.
  3. Свердлов, С.М., Воробьёв, П.Е. Быт Рогачёвских партизан // Рогачёвские партизаны в борьбе с немецкими захватчи­ками / С.М. Свердлов, П.Е. Воробьёв. Рукопись. 1944 г. — 46 с.

Автор: Д.А. Атрощенко
Источник: Молодость. Интеллект. Инициатива: материалы II Международной научно-практической конференции студентов и магистрантов, Витебск, 17-18 апреля 2014 г. / Вит. гос. ун-т; редкол.: И.М. Прищепа (гл. ред.) [и др.]. — Витебск: ВГУ имени П.М. Машерова, 2014. — С. 127-128.