Отражение народной медицины в санитарно-бытовой культуре на юго-западе Брянщины

0
129
Отражение народной медицины в санитарно-бытовой культуре на юго-западе Брянщины

Народная медицина является неотъемлемой частью культуры каждого этноса. Она охватывает обширный опыт человеческой жизне­деятельности, знания об окружающем мире, собственно и о самом человеке, фиксирует важнейшие вехи в истории развития человеческого общества, отражает фундаментальные мировоззренческие позиции. Мно­гие достижения народной медицины вошли в повседневную практику современных научных медицинских знаний, а также объективизи­ровались в верованиях, обрядах, фольклоре, религиозных предписаниях.

Интерес к народной медицине среди простого населения, вызван, прежде всего, неограниченными возможностями использования многове­кового опыта народа в области медицинских знаний. Ведь многие сов­ременные методы лечения и способы изготовления лекарственных средств известны с давних пор и берут свое начало в народной медицине. Как отметил А. А. Воронов, «инстинктивное поведение очень посте­пенно и медленно превращалось в сознание, накапливались конкретные знания, вновь проверяемые опытом многих поколений и закрепленные традицией» [1, с. 126].

Эти традиции нашли отражения в традиционных представлениях о названиях болезней, их симптоматике, магических практиках и средствах лечения, которые обладают значительным лингво-этнокультурным разнообразием внутри крупных этнических общнос­тей. Существуют региональные отличия в характере владения заговорным искусством и другими элементами народного врачевания у славян [2]. Российский фольклорист В. Л. Кляус, опираясь на дан­ные сербского исследователя Л. Раденковича, также этой сферы отме­чает: «Таинственность, закрытость от непосвящённых характерна для заговорной традиции южных славян» [3, с. 132].

Советский историк и этнограф Ю. В. Бромлей народную медицину подразделяет на две части: «бытовую», носителем которой является каж­дый человек, каждая семья, и «профессиональную», представленную зна­харями, колдунами, шаманами и т. д., т. е. людьми, для которых вра­чевание стало их ремеслом. Между бытовой и профессиональной народ­ной медициной существует «обратная связь», обеспечивающая при лече­нии особую психологическую атмосферу [4, с. 4-5].

Несмотря на значительное количество объектов здравоохранения на юго-западе Брянщины, жители сельской местности по-прежнему прибе­гают к народной медицине, которая прослеживается у них и в быту. С помощью глубинного интервью с современниками и очевидцами нами был собран материал. Данные нашего исследования берут начало с се­редины 1940-х по 2000 год.

«Бытовая» медицина у сельских жителей юго-запада Брянщины чаще всего представлена общими знаниями о травах, гигиене, санитарной обработке жилых помещений. Знания они чаще всего приобретают от родителей, бабушек, в дальнейшем дополняя и личным опытом.

Послевоенные санитарно-бытовые условия описывает Елена Михай­ловна Селедцова 1932 г. р. Респондентка поделилась, что «лячилась бессмертником, зверобоем, мятой, малиной …чай пила». Местные жители активно использовали мед в смеси с редькой, шиповник. Даже проводя интервью, показала сборы на зиму: «сейчас, понарывала и у колидоре повесила сушиться». Поделилась несколькими рецептами, чтобы десна не болели нужно «дуб заварыть и полоскать» [5]. От метеоризма и паразитов употреблять пижму и полынь. Популярными травами считаются: липа, мята, череда. Лекарств, в 50-е годы не хватало, зачастую жители прибегали к бытовым средствам популярным в народе. Респондентка рассказала, что во время сельскохозяйственных работ «хрястками на колик упала», когда поднимала сено на крышу вилами. Два месяца лежала женщина, страдая от боли. Мама лечила её рас­тирками спиртосодержащими, примерно схожее решение предложил и врач — перцовку. Первый прием она запомнила на всю жизнь: «Поряшетила мне Пална середину, Як стало ёнб печь. Стала я возле печки задубйвши одежу и кричу рятуйте!..а Пална стоит за печкой хохочет, говорить, чтоб меньше болела» [5]. При гнойном заболевании волосяной луковицы или реснице-ячмене, другая респондентка прибе­гала к заговору, который рассказала ей мама: «ячмень ячмень, вот тебе кукиш, на него кобылку купишь, кобылка сдохнет, ячмень иссохнет» [6]. Заговор нужно повторять 3 раза.

К важнейшим условиям народной медицины относится санитария и гигиена. Респонденты Унечского, Мглинского, Новозыбковского района отмечают, что был недостаток бань. Уроженка села Пеньки отмечает, что в послевоенные годы численность населения была около ста человек, на них приходилось всего 3 бани. Ближайший водоем находился в трёх км от населенного пункта. Колодцев также было недостаточно, чтобы удовлетворить санитарные и бытовые нужды населения. Чтобы осуществить гигиенические процедуры, по очереди топили эти бани раз в месяц, всей деревней набирали воду. Чугуны в деревне были редкостью до 40-х годов в этой деревне, поэтому в остальное время «Гирячки, махоточки разогревали и делили, сколько в доме человек» [5].

Чтобы сохранить тело и волосы прибегали к отварам из золы, кра­пивы. В Унечском районе популярно было использование яиц для полоскания волос. Также отметились и обряды. Детей, с недостатком веса умывали с заговором, приговаривая: «Как с гуся вода, так с (имя ребенка) худоба». При этом омовение повторяли три раза [6].

Что касается санитарной обработки, то моющих средств в сельской местности не было, даже мыло было редкостью, использовали золу мытья, а для стирки еще и мел. Золу запаривали следующим образом: «В бочку клали буч с золой и заливали кипятком он постоить, а потом и несли прать, долго полоскали… запах убрать» [6]. Процесс стирки рес­пондент описала в истории, на момент событий которых ей было 13 лет. Работала она няней в доме лесника, помогала по хозяйству. Хозяйка часто отправляла зимой белье полоскать, на что муж её делал замечание, так как жалко было подростка. «Раньше зимы были не такие, мороз аж руки ломал. Отправил дядька белье бучить, да и жену вместе со мной, а до этого наказ дал, шоб я белье не полоскала, а только жёнке подавала. Погрузили мы буч на каромысел и пошли к пеньке прать, а мороз руки ломает. Як вернулись хозяйка, ёна руки и туды и сюды, а я ей воды из печки дала, а она еще лучше плакать стала… а лесник смяёться… С тех пор она и перестала меня на речку гонять зимой прать» [6].

Для жителей юго-запада Брянщины характерна таинственность и ре­лигиозность. Рассмотреть это можно при праздновании славянского праздника Иван купала. Жители деревень Пеньки и Синий колодец по­делились: «ночью идем искать памятник, только не для того, чтобы увидеть цветет цветок, а для того, чтобы забрать и посадить растение домой и посадить по окраинам двора. Это приносит удачу, и уберегает семью» [7]. Дальнейшие действия можно отметить как слияние сла­вянской языческой культуры и христианской веры: «ровно в полночь необходимо умыть водой из источника и набрать себе ее домой» [7]. При этом отношение к воде следующее: «нельзя говорить, а особенно ссо­риться пока воду доставляешь домой, ведь вода все впитывает». Эту воду в дальнейшем использовали, чтобы укрепить здоровье. Интересно отме­тить, что эта традиция до сих имеет место в некоторых семьях.

Пользовались популярностью в сельской местности и знахарки, которых зачастую называют бабки (Унечский, Мглинский, Новозыбковский районы), и шептуньи (Новозыбковский район). С одной сто­роны, у них узкая специализация: У всякой лекарки свое зелье (свои при­парки); У всякой бабки свои ухватки. С другой — «отсутствие четкой тер­минологии для обозначения лиц, занимающихся магической практикой, свидетельствует о нерасчлененности функций, которые они выполняют» [2]. Бабки -знахарки-универсалы, лечащие буквально все недуги различными методами [8, с. 74]. Встречу с одной из них описал другой респондент: в 1990-х годах во время сельскохозяйственных работ полу­чил травму ступни. Боль постепенно усиливалась, синева распростра­нялась, и затрудняло передвижение. Поход в больницу не дал утеши­тельных результатов описывает респондент: «надо часть ступни резать, а полиса нет, вот и запросили полторы тысячи рублей» [7]. Такой суммы не нашлось, и знакомые посоветовали «сильную бабку, которая и ушибы лечила». К ней за помощью он отправился в Злынковский район, де­ревню Рогово. Быт женщины описал: «простая хата, разве что травы ну и иконы» [7]. Респондент поделился, что в качестве лечения она исполь­зовала молитвы, которые сама «шептала» без каких-либо записей, также использовала настойку и траву, название которой он уже и забыл. Местная целительница рекомендовала держать ногу перемотанной этой травой и настоем, плотно зафиксировав. Вскоре он заметил, что нога действительно заживает.

Наряду с привычными болезнями, к народным целителям обраща­лись также для лечения и «наведения» традиционных заболеваний — сглаза, порчи, наговора, приворота. Родственник одного из знахарей юго-запада Брянщины рассказал о своем предке — Петухове Сергее Ермо­лаевиче. Уроженец Мглинского района родился в 1910 году, в кресть­янской семье, где знания и умения по народной медицине передавались наследственным путем, к старшему в семье, или на кого будет «знак», из близких родственников, не обязательно кровных. Респондент поделился, что его предок был костоправом — «человеком, не имеющего специ­ального медицинского образования, но умеющий лечить вывихи, вправ­лять вывихнутые кости или правильно располагать переломанные» [9]. За это умение он пользовался авторитетом среди местного населения, к нему за помощью обращались из других сел и даже областей. Также он лечил: сглаз, испуг, «рожу» — покрытие тела гнойными прыщами, волосень, заикание. Что касается способов лечения, то в основном это были травы, отвары, молитвы, мануальные практики и лечение баней. Некоторый рецепты сохранились в воспоминаниях респондента, так на­пример сглаз было принято лечить утренней росой со стекол дома. Кисты и опухоли отваром из полыни натощак. Испуг лечили специаль­ными молитвами 3 раза в день при зажжённой свечке, при этом в доме ни­кого не должно находиться. Часть своих знаний он хранил в специальных тетрадях, которые затем передал преемнику незадолго до смерти [9].

Помимо вышеперечисленных примеров, в качестве средств лечения болезней использовали: иглы, кольца, воду, преимущественно освещенную, даже животном. «На черном котенке провели обряд, чтобы предотвратить смерть ребенка. В семье была характерна ранняя смерт­ность, и мать хотела спасти уже 5 ребенка» [6].

Таким образом, народная медицина имеет свою историческую и со­циокультурную ценность. Она нашла непосредственное отражение в бы­те и лечении жителей юго-запада Брянской области. Приведенные нами примеры позволяют сделать вывод, что народная медицина поль­зовалась популярностью среди жителей сельской местности. Наряду с привычными болезнями, признанными медициной, в сознании сельских жителей существуют такие болезни, как сглаз, испуг, порча. Образы народных лекарей также были популярны среди населения и к ним не менее активно обращались за помощью. В своих лечебных практиках, они активно использовали устные и письменные знания по народной медицине.

Список литературы

  1. Воронов, А. А. Традиционная медицинская культура и этническая экология // Этническая экология. Теория и практика. — Μ.: Наука, 1991. — 373 с.
  2. Мищенко, Т. А. Традиционные семейные практики передачи знаний о народных наименованиях болезней и средствах лечения в восточном полесье (Юго-Запад Брянщины) / Т. А. Мищенко ∕∕ XIII Конгресс антропологов и этнологов России: сб. материалов. Казань, 2-6 июля 2019 г. / отв. ред.: Μ. Ю. Мартынова. — Москва; Казань: ИЭА РАН, КФУ, Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2019. — 516 с.
  3. Кляус, В. Л. Обряды передачи заговоров и их силы у восточных и южных славян / В. Л. Кляус // Балканские чтения-3. Лингво­этнокультурная история Балкан и Восточной Европы. Тезисы и материалы симпозиума. — Μ., 1994. — С.131-134.
  4. Брехман, И. И. Народная медицина в свете теории информации / И. И. Брехман // Этнографические аспекты изучения народной медицины: тезисы Всерос. науч. конф. 10-12 марта 1975 / Институт этнографии им. Η. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — Л.: Наука, 1975. — С. 4-7.
  5. Записано со слов Е. Μ. Селедцовой 1932 г. р., Брянская область, д. Пеньки.
  6. Записано со слов А. Я. Чуприк 1928 г. р., Брянская область, д. Стаево.
  7. Записано со слов Н. В. Шаповалова 1965 г. р., Брянская область, г. Новозыбков.
  8. Кузнецова, И. В. Народные лекари и лечебная магия в устойчивых сравнениях славян / И. В. Кузнецова // Вестник СПбУ. — 2004. — Сер. 9. — Вып. 1-2. — С. 72-76.
  9. Петухова, Μ. Г. Образ народного лекаря в глазах современников / Μ. Г. Петухова // Молодёжный инновационный вестник: научно-практический журнал. — 2019. — Том VIII. № 1. — С. 88-90.


Автор:
Μ.Г. Петухова
Источник: Актуальные проблемы филологии: сборник научных статей. Вып. 14 / редкол.: Хазанова [и др.]; Мин-во образования РБ, Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины. — Гомель, 2021. — С. 287-293.