От революции до «оттепели»: история озеленения Гомеля

0
392
Вид на Сож в Гомеле на цветной фотографии дореволюционного периода

Мы начали рассказывать об истории озеленения нашего города в дореволюционный период. После бурных событий 1917 года в этой области тоже началась новая полоса.

Гомельская зелень в угаре НЭПа и в планах ГОЭЛРО

Естественно, что в период немецко-гетмановской оккупации Гомеля в 1918-1919 году и последующих лет гражданской войны и разрухи зеленые насаждения пострадали изрядно. Прежде всего – бывший парк князей Паскевичей. Город испытывал топливный кризис, и многие деревья вырубались просто на дрова.

По окончанию гражданской войны, в начале 1920-х годов Гомельский Совет рабочих депутатов решил заняться реконструкцией дворца и парка. Восстановлением дворца руководил знаменитый архитектор Станислав Шабуневский. А вот благоустройством парка занялись частники. То было время НЭПа и возвращения рынка, и в 1923 году Гомельский парк был передан в аренду некоему Нейштадту и другим частным собственникам. Вход в парк снова, как и при Паскевичах, стал платным. Но при этом, как  отмечал корреспондент газеты «Полесская правда», «парк и оранжерея имели запущенный вид». Утомленная перипетиями революций и войн состоятельная публика охотно ходила в парк «расслабляться». Например, смотреть в открытом театре миниатюры, по словам того же журналиста, почти исключительно «полунеприличного содержания». Или бурно веселиться в расположенный в парке кафе-шантан «Эльдорадо». В кафе-шантане и в парке процветала проституция, организацией которой занимались местные кельнеры,  втягивавшие в нее безработных девушек. «Реконструкция» парка под началом арендатора Нейштадта закончилась вырубкой 300 деревьев. Картина, словно списанная с реалий cовременного «озеленения». А вот сдать акт выполненных работ по обещанному благоустройству разворотливый нэпман в Гомельский горисполком так и не смог…

К 1930-м годам парк был вновь передан на баланс города.

Конечно же, постепенно разворачивавшаяся в Гомеле индустриализация не могла не нанести ущерба его патриархально-зеленому облику. Первым таким промышленным объектом стала Гомельская электростанция. В мае 1922 года началась расчистка площадки под ее строительство, и рабочие принялись вырубать находившиеся здесь частные сады. Можно только представить эту картину – цветущие майские деревья валят суровые пролетарии с черных блузах, а рядом с воплями мечутся хозяева этих фруктовых деревьев и частных домиков. Но садоводы не ограничились словесными протестами и со своими жалобами дошли до самого Ленина. Вождь мирового пролетариата в отношении мещан из гомельского Монастырька распорядился: «Прийти к соглашению…». Соглашение, в отличие от времен нынешних, для мелких собственников получилось очень даже выгодным – земли под новые сады им выделили в два раза больше, чем у них было раньше, а новые дома построили за счет государства.

Несколько пострадал Гомельский парк  около 1940 года, когда на его территории было намечено построить здание Гомельского областного драматического театра. Здание построить не успели, а вот множество ценных деревьев на месте предполагаемого строительства – вырубили.

В 1920-1930-х годах Гомель по-прежнему остается очень зеленым городом. Большую часть городской застройки, как и ранее, составляет частный сектор. По свидетельству старожилов, даже во дворах многих кирпичных многоэтажек в центре города были разбиты свои фруктовые садики. Что в сочетании с различной домашней живностью, содержавшейся в дворовых сараях, придавало тогдашнему Гомелю неповторимый колорит.

Улица Крестьянская на фотографии 1930-хх гг.Хорошее представление о степени «зелености» Гомеля дает аэрофотосъемка, сделанная на Первомай в начале 1930-х годов. На ней хорошо видно, что Гомель утопает в зелени – парков, скверов, фруктовых садов частного сектора, который в то время выходил на улицу Советскую даже в центре города. Видны и сады во дворах многоэтажных домов.  Центральные улицы города также были густо обсажены крупными деревьями, что отчетливо видно, например, на кадрах немецкой кинохроники «Битва за Гомель» лета 1941-го года.

Вид на старую площадь Ленина в ГомелеВойна изменила все…

Возрождение зеленого города

При бомбардировках и взятии Гомеля в 1941 году вермахтом городу был нанесен колоссальный урон, что отчетливо видно на уже упомянутой трофейной киноленте «Дойче вохеншау…» По свидетельству очевидцев, на деревьях парка нацистские оккупанты вешали подпольщиков и патриотов. После освобождения Гомеля Красной Армией в ноябре 1943 года было установлено, что 80 процентов жилого фонда разрушено, пострадали и сады, и зеленые насаждения.

Вид на дворец в Гомеле разрушенный в Великую Отечественную войнуДля восстановления жилых домов и предприятий, при тогдашней технологии строительства, требовалось большое количество леса. Древесина шла на сооружение кровли, на перекрытие и перегородки внутри зданий, на лестницы, на те же строительные леса. Отопление в городе «догазовой» эпох также было печное либо от  тепловых котельных, во многом – дровяное. От котельных работали и все предприятия города. Только на зиму 1945 года было запланировано заготовить 30 000 кубометров древесины.

В 1945 году в Гомеле распространялась брошюра, изданная СНК СССР. В ней давались советы, как наиболее экономно из местных материалов можно построить дом, а также предлагалась печь инженера Кабанова, позволяющая значительно экономить дрова и другое топливо.

В 1945-1946 годах в Гомеле был принят Генеральный план восстановления города. Одним из его авторов был знаменитый архитектор Иосифа Лангабард, спроектировавший Дом Правительства, Театр оперы и балета, Дом офицеров, главный корпус Академии наук в Минске. Несмотря на все трудности, уже первый послевоенный Генплан предусматривал посадку в Гомеле 4 тысячи декоративных деревьев, из них 800 – в парке.

Впрочем, не меньшей задачей было сохранить и то, что уцелело. Деревья в парке, как и дворец, сильно пострадали от бомбардировок и пожаров. Тем не менее, здесь еще росли такие ценные породы, как китайская хвоя, волошский орех, и многие другие. Между тем, несознательные граждане повадились ходить в парк, словно в лес – за дровами. Более сознательные гомельчане обращались по этому поводу в городской «Зеленхоз», которому был тогда подведомственен парк.

Считается, что  к 1950 году основные восстановительные работы в Гомеле были закончены.

Плановое озеленение

В 1950 году был разработан новый Генеральный план города. План предусматривал развитие Гомеля до 1970 года. Главный архитектор города В. Чернышов обратил внимание, что в него должны быть вписаны многочисленные зеленые массивы, имевшиеся в городской черте, и широкие просторы южного берега Сожа. Согласно плану, городская застройка того времени получалась «трехслойной» — исторический центр города с каменными зданиями, опоясывавший его частный сектор и, наконец, запланированные новые промышленные и жилые районы —  Западный, Северный и другие. Очень примечательно, что гомельские проектировщики того времени зоне деревянной застройки с ее неизменными фруктовыми садами сознательно отводили роль  «легких» Гомеля! Кроме этого, была запланирована  еще «зеленая полоса» вдоль набережной, которую составляли ряд скверов и бульваров между Киевским, Артемовским и Волотовским спусками. Предполагалась и разбивка парков в Центральном и Залинейном районах. При этом площадь районного парка железнодорожников в «Залинии» должна была составить 30 гектаров. Еще один новый парк намечено было разбить на «Мельниковом лугу». Тут было решено также обустроить городские общественные пляжи.  Ныне это излюбленное место отдыха гомельчан совершенно обезображено в связи со строительством так и несостоявшегося «Восточного обхода», а немногочисленные оставшиеся места, пригодные для купания, передаются в частную аренду.

Улицу Советскую, согласно этого же плана, от ее пересечения с улицей Рогачевской и до Северного промышленного района, предполагалось засаживать высокими декоративными деревьями – в промежутках между новыми зданиями. Эти деревья, «связываясь с полосой палисадников, создавали бы сплошной конвейер зелени». Декоративные деревья за металлическими ограждениями предполагалось высадить и на участке улицы Советской от фабрики «8 Марта».

Парк имени Луначарского планировалось расширить на 38 гектаров за линию улицы Пролетарская, а на месте «Кагального рва» организовать Центральный стадион и спортивные площадки.

Была реконструирована улица Комсомольская, ныне – проспект Ленина. Ее проезжая часть была расширена с 20 до 30 метров, а вдоль тротуаров высажены каштаны и липы. Ныне, в основном, «благополучно» спиленные. В середине 50-х годов, в разгар борьбы с архитектурными излишествами, архитектор Бурлака предлагал сделать посредине проспекта Ленина зеленый газон – с целью экономии на дорожном покрытии.

Фотография старого Гомеля в 1960-е гг. Видно здание банка на улице Ланге.В апреле 1955 года в Гомеле прошло республиканское совещание, специально посвященное реконструкции Гомельского парка и застройке улицы Победы. Ликвидация Горелого болота на месте улицы Победы, возможно, и лишила город весьма живописного места. Но на его месте был разбит широкий зеленый бульвар. Первоначально тут планировалось высадить пирамидальные тополя, но их забраковал эксперт  Батковский и кандидат сельскохозяйственных наук Кучинский. По мнению последнего, в условиях Гомеля верхушки пирамидальных тополей будут сохнуть. Тогда и было принято решение высадить на улице Победы плакучие ивы – как символ скорби по павшим в Великой Отечественной войне. На этом же совещании было обсужден вопрос о реконструкции парка, по этому вопросу выступал председатель горисполкома С. Лебедев, автор одной из первых книг по истории Гомеля. В числе прочих, было принято решение о расширении территории парка, строительстве перекидного мостика через Лебяжий пруд и разбивке на берегу Сожа зеленого массива.

В 1962 году началась разработка нового Генерального плана застройки Гомеля. Начиналась «вторая волна» индустриализации, и строительство таких предприятий, как «Центролит», ПО «Коралл», Гомельский завод суперфосфатных удобрений, не могло не сказаться на экологии. Особенно неудачным был выбор места для химзавода. В то же время было запроектировано и создание трех новых жилых районов – «Фестивального», «Старого Аэродрома» и «Волотовы». При их выборе особое внимание уделялось благоприятным природным условиям, близости леса и речки. Молодой архитектор Евгений Козлов выиграл право проектировать микрорайон «Старый Аэродром». Архитектора огорчало, что при строительстве может пострадать травяное покрытие бывшего летного поля.

Местная пресса писала в то время, что управляющий трестом № 10 (ныне – ОАО «Гомельпромстрой») Иван Золотухин заботился о каждом дереве, оказавшемся в зоне строительства. И если была хоть малейшая возможность сохранить деревцу жизнь – его старались обойти стороной. Может показаться, что это все – привычная лакировка действительности. Но во дворах первых панельных новостроек на Сельмаше, Фестивале, на улицах Барыкина, Старо-Черниговской, 3-й Авиационной и многих других, еще и сегодня во множестве произрастают старые фруктовые деревья, сохраненные от  бывших  садов снесенного частного сектора.

Архитекторы Е. Козлов, А. Подобедов и Д. Стукачев особенно позаботились, что бы вписать в окружающий ландшафт микрорайоны «Волотова» и «Мельников Луг». Конечно, практика строительства на гидронамывной подушке привела к тому, что большая часть некогда простиравшегося здесь Бурого болота исчезла вместе с пойменной флорой и фауной.  С другой стороны, создание пригодных для застройки площадок в приречной зоне имело немалый экологический эффект – большая часть населения уже почти полумиллионного Гомеля должно было проживать в пределах 30-минутной пешей ходьбы до зон отдыха.  При этом проектировщики попытались максимально сохранить природные условия и организовать «места отдохновения». Здесь были запланированы пляжи, искусственные водоемы, гребной канал, зеленые массивы. «Гомельская Венеция» — так, не без претензии, был назван этот район при его проектировании. О дальнейшей судьбе «Венеции» мы расскажем немного позже.

Начавшаяся «перестройка» и прочие бурные перемены внесли существенные изменения во все сферы городской жизни. Зеленый пояс Гомеля, его сады и аллеи не стали исключением…

Цветная фотография с входом в гомельский парк в 1960-е гг.