Основные приемы устройства оконных и дверных заполнений и обрамлений в зодчестве г. Гомеля

0
143
Основные приемы устройства оконных и дверных заполнений и обрамлений в зодчестве г

Так как в конце XVIII-XIX вв. г. Гомель был целиком перестроен из средневекового деревянного в каменный классицистический, капитальные здания которого сравнительно мало подвергались пожарам и хорошо сохранились до наших дней, его историческая архитектура представлена в основном памятниками этого периода и более поздними дополнениями, связанными, в основном, с окончательным формированием центральной части города в последней четверти XIX — начале XX вв. [1, с.163], [2, с.21].

Для оконных и дверных заполнений каменных гражданских памятников архитектуры Гомеля, как и для фасадов в целом, были характерны лаконичность архитектурных решений, геометризм и ясность общей формы. Во многом, это обусловлено доминирующим стилем классицизма и его последующим влиянием на эклектику и модерн, как, например, во многих гомельских зданиях авторства архитектора Шабуневского [3, с.31]. Окна зачастую имели удлиненные пропорции, двух-, реже трёхстворчатую конструкцию с цельной фрамугой и единственной форточкой (например, здание Виленского банка, Орловского банка и др.). Нижняя часть окна отделялась тонким импостом на ширину равную ширине части с форточкой. Обрамления дверных и оконных проемов гражданских построек представлены образцами периодов классицизма, эклектики и модерна (Охотничий домик, Техническое училище, Земская больница и др.). Над входными дверями жилых капитальных зданий часто устраивались люнеты с импостами, расходящимися от центра в виде солнечных лучей. Широко применялись латунные скобяные изделия.

Отличительной чертой культурного ландшафта г. Гомеля является хорошо сохранившаяся деревянная усадебная архитектура конца XIX-начала XX вв., представляющая собой самостоятельную школу деревянного зодчества, специфической чертой которой является сложное сочетание нескольких направлений народного строительства, а также естественного восприятия им классицизма (реже — барокко) и заимствований из мебельного декора. Зданий с волоковыми окнами, широко распространенных на окраинах города до последних масштабных пожаров XVIII в., не сохранилось [2, с.18]. Оконные и дверные заполнения и обрамления фасадов деревянных усадеб выполнены в соответствии с основной постройкой. В целом, для домов характерно богатство резного декора. Отличительной чертой региональной традиции пропильной резьбы, и здания г. Гомель здесь не исключение, является изоморфность композиции всего дома, его структурных составляющих и архитектурных украшений. Декор каждой цельной части дома (крыши, стен, углов) имеет уменьшенные и видоизмененные соответствия в оформлении более мелких элементов: окон, дверей, крылец, ворот [4, с.197]. Широко распространены ставни, как сплошные, так и складывающиеся «гармошкой» — из двух, трех, четырех досок. Абсолютное большинство окон обрамлено резными наличниками. Композиционное размещение геометрических и изобразительных мотивов исследуемого региона подчинено строгой симметрии. На наличниках она представлена в двух основных вариантах: либо двумя зеркально отраженными частями, либо крупным центральным элементом с двумя малыми, симметрично расположенными с боков [4, с.210]. Дверные обрамления в деревянных домах еврейской части населения Гомеля часто дополнены чугунными литыми или коваными решетками. Также в резном декоре окон, дверей и ворот иногда присутствуют конфессиональные отметки: крест либо шестиконечная звезда. Например, это косвенное свидетельство религиозной толерантности горожан можно увидеть на оконном обрамлении соседних домов по ул. Волотовской. Также широко распространены мотивы геометрические, солярные, зооморфные, бытового характера, позже к ним добавилась советская символика (ул. Ауэрбаха, д.73 и др.).

Во время активных боевых действий, происходивших на территории центра г. Гомеля во время Великой Отечественной войны, столярные изделия дверных и оконных заполнений большей части сохранившихся каменных памятников гражданской архитектуры были сильно повреждены либо утрачены. Некоторые сохранившиеся обрамления были ликвидированы вместе с фасадами зданий в ходе послевоенной масштабной ансамблевой градостроительной реконструкции центральных улиц, таких как Комсомольская, Советская и др. [5, с.12]. Практически все оставшиеся столярные изделия до нашего времени подверглись замене. На фасадах зданий, не реконструированных в ходе выполнения работ по разуплотнению жилой застройки, обрамления оконных и дверных проемов в основном сохранились. Доминирующей тенденцией для практически всех восстановленных фасадов памятников архитектуры является использование для заполнения оконных проемов пластиковых столярных изделий белого цвета, за редким исключением, например, в Охотничьем домике (первая четверть XIX в.) и во дворце Румянцевых-Паскевичей (конец XVIII — начало XIX в.). Общий рисунок новых оконных и дверных заполнений, как пластиковых, так и выполненных из более традиционных материалов, соответствует характерным для г. Гомеля типам исторических заполнений, как это следует из фотодокументов XIX-начала XX вв.

Список использованных источников

  1. Морозов, В. Ф. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архитектура. / В. Ф. Морозов. — Минск: Четыре четверти, 1997. — 336 с.
  2. Любимый Гомель. Строительная летопись города; редкол: В. И. Пилипец [и др.]. — Гомель: Вечерний Гомель-Медиа, 2011. — 340 с.
  3. Чернатов, В. М. Станислав Шабуневский / В. М. Чернатов. — Минск: Беларусь, 2005. — 95 с.
  4. Малікаў, Я. Р. Традыцыі разьбянога дэкору ў народнай архітэктуры паўднёва-ўсходняй Беларусі: канец ХІХ-першая палова ХХ ст. / Я. Р. Малікаў. — Мінск: Беларуская навука, 2016. — 239 с.
  5. Воинов, А. А. История архитектуры Белоруссии / А. А. Воинов. — Минск: Вышэйшая школа, 1975. — 216 с.

Автор: Ю.Т. Шестак
Источник: Основные приемы устройства оконных и дверных заполнений и обрамлений в памятниках архитектуры города Гомеля / Ю. Т. Шестак // Новые горизонты — 2016: сборник материалов III Белорусско-Китайского молодежного инновационного форума, 29–30 ноября 2016 года. – Минск: БНТУ, 2016. – С. 53-55.