Оккупационный режим на территории Калинковичского района Полесской области

0
170
Оккупационный режим на территории Калинковичского района Полесской области

С первых дней войны белорусская земля испытала все зверства фашистского оккупационного режима. На территории Полесской области были образованы Ельский, Мозырский, Василевичский и Петриковский округа, которые входили в состав генерального округа «Житомир» рейхскомиссариата «Украина». Террито­рия Калинковичского района вошла в состав Мозырского гебитскомиссариата. В Мозыре находились все оккупационные власти, карательные органы.

Целью исследования является установление общих закономерностей разви­тия Полесской области в 1944-1954 гг. Объект исследования — социально­-экономическое и политическое развитие Полесской области на заключительном этапе Великой Отечественной войны.

В ходе исследования были получены следующие результаты: установлены основные тенденции социально-экономического и политического развития Полес­ской области в 1944-1945 гг.; рассмотрены и проанализированы примеры полити­ки Холокоста на территории Полесской области; изучен и проанализирован ход Калинковичско-Мозырской операции Красной Армии; исследована подпольная периодическая печать Полесской области, издаваемая в годы Великой Отече­ственной войны.

Вся жизнь на оккупированной территории была расписана и ограничена многочисленными приказами и распоряжениями коменданта, бургомистра и начальника полиции. Каждый приказ содержал бесконечные «запрещается», «не разрешается», «конфискуется», «смертная казнь»… Вводились налоги — на дом, домашний скот, птиц, и даже на кошек и собак. Особенно большим количеством налогов облагалось сельское население.

Была установлена месячная норма потребления хлеба: взрослому — 6 кг, ре­бенку до 10 лет — 3 кг. Для того, чтобы обеспечить контроль за выполнением этого распоряжения, крестьяне должны были молоть зерно только на мельнице, ко­торая принадлежала оккупационным властям, с разрешения старосты или бурго­мистра. За самовольный помол зерна угрожал расстрел. Кроме того, население должно было содержать немецкую армию.

Всех местных жителей заставляли регистрироваться в управе, которая раз­мещалась в здании бывшего Дома пионеров. Каждому в паспорте ставили штамп и брали на учет, чтобы впоследствии мобилизовать трудоспособное мужское население и молодежь на работу в Германию. На регистрацию люди шли крайне неохотно, как правило, только под угрозой расстрела.

После проведения регистрации немцы фактически отсортировали населе­ние: одни должны были работать, а другие, в основном евреи, подлежали уничто­жению. Им было предписано пришить на верхнюю одежду желтый круг или ше­стиугольную звезду. 20 сентября 1941 г. в Калинковичах вывесили объявление, в котором приказывалось всему еврейскому населению переселиться в гетто на улице Дачной. Вот что рассказывает об этих событиях М.П.Шаповалова, которая являлась их очевидцем. «22 сентября 1941 г. к железнодорожному тупику при­были четыре грузовые машины, заполненные людьми. Среди них были старики, женщины, дети. Немецкие солдаты выталкивали людей из машин, бросали лицом вниз в ямы и очередями из автоматов расстреливали. Слышны были крики, сто­ны, плач, мольбы о пощаде. Немцы никого не щадили… Девушка лет семнадцати падала в ноги немцу, просила не убивать, но от удара сапогом в лицо она упала, заливаясь кровью. Мужчина, лет тридцати, перед расстрелом крикнул: “Вы всех нас убьете, но будет жить Советская власть”».

К концу 1941 г. в Калинковичах и деревнях Калинковичского района почти все еврейское население было уничтожено. Накануне 1942 г. началась зверская расправа над еврейским населением деревни Юровичи. Из Калинковичей на гру­зовиках приехало 50 карателей-немцев и полицаев. В Юровичах проживало более 150 еврейских семей — местных и беженцев из других районов. Почти в каждом доме жило 2-3 такие семьи. В первые дни 1942 г. в Юровичах было уничтожено около 500 евреев. Много еврейских семей было похоронено в неизвестных моги­лах. Только несколько человек из многочисленного еврейского населения Юровичей смогли спастись.

Страшной страницей в истории оккупированных земель Полесской области стало проведение немецкими извергами медицинских экспериментов над мест­ным населением, главным образом над детьми, которые проводились в Озаричском концентрационном лагере. Командующий 65-й армией, освободившей узни­ков концлагеря, генерал П.Батов вспоминал: «Все загнанные в лагеря близ перед­него края люди были заражены сыпным тифом. Злодеяния фашистов концлагеря «Озаричи» не имели аналогов в ряду преступлений против мирного советского населения, человечества в целом. Здесь оккупанты применили биологическое оружие — эпидемию сыпного тифа». После освобождения заключенных болезнь распространилась и на солдат 19-го корпуса, которые принимали активное уча­стие в спасении узников. Тиф стал поражать также и жителей населенных пунк­тов, в которых дислоцировались госпитали. В деревне Старые Новоселки есть братская могила, в которой захоронено 230 воинов. Как утверждают старожилы, большая часть солдат умерла от тифа.

В послевоенной Германии идет дискуссия по проблеме, как вермахт был замешан в преступлениях нацистов. Озаричи в этом плане важны тем, что опера­ция уничтожения мирного населения полностью лежит на совести вермахта, в ней не участвовали спецподразделения СС. Немецкий генералитет ушел от ответ­ственности. Большинство из тех, кто планировал операцию в Озаричах, после войны спокойно жили в Западной Германии.

Священный долг нынешних поколений, живущих в спокойной и сильной Беларуси, — никогда не забывать страшную правду о войне, о тех испытаниях, ко­торые пришлось пережить советскому народу. Святая обязанность перед их памя­тью — никогда не допустить войны, приумножать мир и беречь нашу общую ис­торическую память.

Автор: Милена Заричная
Источник: Проблемный и ноосферный подходы в обеспечении условий реализации современного образования для устойчивого развития цивилизации. Материалы XVIII Московской международной конференции. Посвящается 155-летию со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского. Ответственный редактор: Е.В. Ковалевская. 2018. С. 187-189.