Ойконим Мордвин (Петриковский район Гомельской области) и этноним мордва: историко-лингвистический комментарий

0
703
Ойконим Мордвин (Петриковский район Гомельской области) и этноним мордва

Деревня Мордвин находится в Петриковском районе Гомельской области, к югу от поймы реки Припять. Первое из известных упоминаний населенного пункта относится к XVI веку. Тогда нынешний Мордвин являлся деревней Мордвиново, входившей в Трокское воеводство Великого княжества Литовского.

Такая историческая информация нс должна удивлять, поскольку в 1413-1566 годах Трок­ское воеводство было весьма обширным, его территория начиналась от границ Ливонского орде­на и продолжалась на юге до реки Припять. В указанное время Трокское воеводство делилось на множество поветов и княжеств, среди которых, в частности, были Туровский повет и Слуцкос княжество. Деревня Мордвиново располагалась на территории Слуцкого княжества, которое за­нимало территорию от рек Неман и Лань (левый приток Припяти) до Припяти и Птичи (левый приток Припяти). Город Петриков был одним из городов в Слуцком княжестве.

Возникновение деревни Мордвиново, безусловно, связано с более давним временем, чем XVI век. Мы предполагаем, что это могло произойти в период Древней Руси, и основателем населенного пункта был некто Мордвин. Такое имя (прозвище) указывается С.Б. Веселовским в книге «Ономастикой. Древнерусские имена, прозвища и фамилии» применительно, как пишет автор, ко многим русским родам 11, 111].

«Ономастикон» С.Б. Веселовского составлен на антропонимическом материале Северо- Восточной Руси XV-XVII веков. Но вполне вероятно, что именование Мордвин встречалось не только в Новгороде, Рязанском крае и в Мещерской стороне. По крайней мере, бытование топо­нима Мордвинова в Полесье в XVI веке говорит о том, что некий человек, прозывавшийся Морд­вином, основал селение, названное по его имени-прозвищу.

Само же именование Мордвин образовано от этнонима мордвины, который является назва­нием одного из финно-угорских этносов. В I тысячелетии новой эры мордва была многочислен­ным и могущественным народом Восточной Европы, активно взаимодействовавшим с восточны­ми славянами. Можно думать, что некий выходец из мордвы (Мордвин) по какой-то причине ока­зался в пределах Слуцкого княжества, которое окончательно оформилось как удельное княжество в 1190-е годы, и явился основателем поселения Мордвиново на принадлежавших ему (подарен­ных или полученных за определенные заслуги) землях.

Впрочем, возможно, что основатель Мордвинова к финно-угорской мордве отношения не имел и был представителем особого этноса из числа тех этнических реликтов, которые издавна жили на территории Беларуси. Дело в том, что этноним мордва применительно к народу волжско-финской подгруппы является внешним и чужеродным и самим этим народом прежде нс использовался.

Болес того, единого народа, именуемого ныне мордвой, не было. Есть мордва-эрзя и морд­ва-мокша, при этом наименования эрзя и мокша как раз и являются исконными обозначениями, автоэтнонимами этих двух родственных этносов или, по традиционной терминологии с советских времён, двух субэтносов в составе мордовского народа, чьи языки — эрзянский и мокшанский — входят в волжскую группу финно-угорских языков. Таким образом, этноним мордва следует счи­тать перенесенным.

Историки считают, что эрзя, мокша, а также такие родственные им финно-угорские этносы, как буртасы, меря и мурома, образовались в ареале распространения городецкой археологической культуры железного века (VII до новой эры — II век новой эры), представленной небольшими у креплёнными городищами и редкими открытыми сёлами, жертвенниками. Население, оставив­шее городецкую культуру, занималось охотой, рыболовством, бортничеством, скотоводством, подсобным мотыжным земледелием и поддерживало связь как с соседними финно-угорскими эт­носами (дьяковская археологическая культура), так и с ираноязычными скифами.

В этнониме мордва как раз и вычленяется иранский по происхождению корень со значени­ями «человек», «мужчина» (ср. персидское слово mdrd и ягнобское слово morti. восходящие к индоиранской праформе *mrta — «человек», «смертный»). Реализацией этой же корневой основы являются эрзянское слово миръде и мокшанское мирьдя — «мужчина», «муж», а также удмуртское слово мурт и коми слово март — «человек», «мужчина» [2, 37].

Поскольку приведенные финно-угорские слова иранского происхождения не имеют этнонимичсского значения, а наименование мордва с древним восточнославянским суффиксом соби­рательности -ва воспринимается этноязыковыми группами эрзя и мокша как экзоэтноним, можно заключить следующее: обозначение мордва использовалось восточными славянами применитель­но к финно-угорским группам в зонах славяно-финно-иранского симбиоза, а затем было оконча­тельно перенесено на один из самых значительных финно-угорских этносов, собственно мордву нового времени.

Это заключение основывается также на топонимическом материале Беларуси, в котором обнаруживается немало следов этноязыкового взаимодействия славянских, иранских, угро- финских и финно-угорских этноязыковых групп в 1 тысячелетии новой эры |3, 69-891.

При такой интерпретации фактов человек по прозвищу Мордвин, явившийся основателем деревни Мордвиново в бассейне реки Припять, в глуби полесских лесов, мог быть не мордвином в современном понимании слова мордвин, а потомком финно-угров, проживавших в пределах ны­нешней территории Белару си в древности.

Интересно, что в сочинениях готского историка VI века Иордана среди прочих наименова­ний указывается этноним mordem, относившийся к народу, который был покорен королем готов Германарихом. Вряд ли наименование mordens связано с поволжской мордвой. Скорее всего, под этим названием имелся в виду некий финно-угорский этнос в пределах южной части современной Беларуси и сопредельных районов Украины, потому что зона действия войск Германариха на По­волжье не распространялась.

Литература

  1. Г. Веселовский, С. Б. Ономастикой. Древнерусские имена, прозвища и фамилии/ С. Б. Веселовский. — М.: Наука, 1974. — 382 с.
  2. Напольских, В. В. Введение в историческую уралистику / В. В. Напольских. — Ижевск: Удмурт­ский ин-т истории, языка и литературы УрО РАН, 1997. — 257 а
  3. Рогалев, А. Ф. Этнические и географические названия как источник для изучения истории Бела­руси / А. Ф. Рогалсв. — Гомель: Барк. 2014. — 128 с.

Автор: А.Ф. Рогалев
Источник: Региональная ономастика: проблемы и перспективы исследования: сб. науч. статей: [материалы междунар. науч. конференции, Витебск, 18 февраля 2016 г.]. — Витебск: ВГУ имени П. М. Машерова, 2016. — С. 124-126.

A.F. Rogalev

Oikonym mordvin (Petrikov district, Gomel region) ethnonym mordvinians: historical and linguistic comment

A new interpretation of the initial content. of the ethnonym Mordvinians in connection with the fixation within the modern Belarus Mordvin geographical name belonging to one of the oldest villages in the region is described. The analysis is conducted using historical materials.