Общность традиций брагинского строя на Беларуси и народного костюма Киевского Полесья

0
60
Общность традиций брагинского строя на Беларуси и народного костюма Киевского Полесья

Белорусско-украинское пограничье являет­ся зоной этнокультурных контактов, где в кон­це ХІХ — начале ХХ века бытовали похожие ком­плексы народного костюма. Брагинский строй и народный костюм Киевского Полесья имеют много общего. Они состояли из сорочки, нес­шивной поясной одежды — понёвы-плахты или юбки-андарака с безрукавкой или андарака с лифом, фартука (фартука-«запаскі»), пояса, головного убора чепца с наметкой или платка. Для брагинского строя и народного костюма Киевского Полесья характерно богатство тек­стильных форм, пышность орнаментальной композиции, сочетание деталей, исчезнувших в разные исторические периоды, равновесие тональных и цветных текстильных частей, ко­торые композиционно дополняли друг друга, подчеркивая стройность и статность женской фигуры (рис.1; 2).

Территория бытования комплексов народ­ного костюма соотносится с историко-этно­графическими регионами Восточного Полесья Беларуси и Среднего Полесья Украины, ко­торые разделены государственной грани­цей [1, с. 12; 2, с. 150]. Брагинский строй был распространен на территории Брагинского, Хойникского и Лоевского районов Гомельской области Беларуси [3, с. 1056]. Киевское Полесье Украины охватывает Чернобыльский, Полесский, Макаровский, Иванковский, Киево-Святошинский, Вишгородский, Бородянский районы Киевской области, Малинский, Радомышильский районы Житомирской области [4, с. 27].

В контексте историко-этнографического районирования народный костюм Беларуси изучали М. Винникова [5; 6], М. Жабинская [7], О. Лобачевская [8], Л. Молчанова [9], М. Романюк [1], а Украины — Л. Булгакова-Ситник [10], Т. Кара-Васильева [11], О. Косьмина [4], Т. Николаева [10], Л. Пономар [2] и другие исследователи [13]. Отметим, что Л. Маслова [14] и И. Смирнова [3] необо­снованно отнесли брагинский строй к ком­плексам традиционного костюма региона Поднепровья.

Иконографическим материалом для изуче­ния народного костюма Беларуси является аль­бом М. Романюка, где опубликованы архивные и сделанные автором фотографии во время экспедиций 1967-1980 гг. [1]. Им выделены ос­новные белорусские региональные и локаль­ные народные костюмы, называемые «стро­ями», один из которых брагинский строй. Материалами для анализа в статье послужи­ли музейные коллекции народного костюма Беларуси: музея Гомельского дворцово-пар­кового ансамбля, Музея древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры языка и литературы НАН Беларуси, Ветковского музея старообрядчества и бе­лорусских традиций имени Ф.Г. Шклярова (г. Гомель и г. Ветка); и Украины: Государст­венного научного центра защиты культурного наследия от техногенных катастроф, Музея на­циональной архитектуры и быта «Пирогово», Народного центра народной культуры «Музея Ивана Гончара» (г. Киев). Территория бытова­ния брагинского строя Беларуси и народного костюма Киевского Полесья относится к зоне послечернобыльского отселения, поэтому в наше время не возможно провести дополни­тельные полевые исследования. Таким обра­зом анализ и обобщение ранее накопленного белорусскими и украинскими учеными материала является актуальной исследовательской задачей.

Цель статьи — выявление общих художе­ственных традиций брагинского строя и на­родного костюма Киевского Полесья кон­ца XIX — начала ХХ века, и проявления в них особенностей на белорусско-украинском пограничье.

Традиционные женские сорочки

Орнаментированная рубашка играла важную композиционную роль в народном костю­ме, объединяя все элементы в художествен­ное целое, завершая его пластический образ (рис. 3; 4). На Полесье традиционно шили сорочки из домотканого льняного или коно­пляного полотна, а с начала ХХ века из хлоп­чатобумажной ткани — «перкаля». Они были длинные с цельнокроеным рукавом и поликового кроя с прямыми плечевыми вставка­ми, пришитыми по утку («палікі», «прырамкі» бел., «полики», «наплічок», «плічка» укр.). Три полотнища станины и полики собирались в сборку под воротник-стойку, который засте­гивался на пуговицы. Рукава внизу оформля­лись манжетами («чахлы» бел., «чохли» укр.) и застегивались на льняные пуговицы. Такой крой сорочек характерен восточным сла­вянам [14, с. 605]. Сорочки украшали на по­ликах, по всему полю рукава, на манжетах и воротнике, а на Киевском Полесье также на манишке (рис. 5). Их носили в комплекте с несшивной поясной одеждой, поэтому укра­шался подол узорным ткачеством или вышив­кой. Использовали для этого хлопковую пря­жу («запалач», «запалаць» бел., «заполоч» укр.). Традиционное цветовое решение орна­мента — бело-красно-черное (синее) и белым по белому. Доминировал красный цвет, а чер­ный или синий — графически его дополняли. В местах соединения частей кроя применя­лись декоративные соединительные швы, которые со временем из-за трудоемкости вы­полнения стали заменять имитацией — нашив­кой полоски с вышитым геометрическим ор­наментом [3, с. 1057]. Общей традицией орна­ментации сорочек было использование узор­ного ткачества и вышивки набором («уперад іголку» бел., «набирування», «затягування» укр.), счетной гладью и крестом. Для декора характерен геометрический или геометризированный растительный орнаменты: ромбы, треугольники, восьмиконечная звезда-розет­ка, крестики, зубчатые или прямые линии. Ромбо-геометрический орнамент, как отмеча­ет О. Лобачевская, является одним из главных признаков белорусского текстильного канона [8, с. 110]. Он встроен в структуру текстильно­го канона в аграрных культурах восточных сла­вян, в том числе народов, которые с древно­сти бытовали на изучаемых территориях, что обусловило общность ромбо-геометрической орнаментации на белорусско-украинском по­граничье. На рукавах сорочек характерны три композиционные схемы орнамента: полосы разной ширины; отдельные орнаментальные мотивы размещены в шахматном порядке по всему полю; орнаментальная сетка с восьми­конечными звездами-розетками. Украшали растительными орнаментами: древа жизни, «лиштва», 8-лепестковые цветы. Они разме­щались крупным однорапортным узором по всему рукаву. В конце XIX — начале ХХ века в бра­гинском строе и костюме Киевского Полесья сорочки вышивали счетной гладью белым по белому (рис. 6; 7). В крестьянской среде она распространилась под влиянием культуры выс­ших сословий. По мнению Т. Кары-Васильевой, бытование вышивки «бїллю» на пограничье Украины и Беларуси — следствие культурного взаимовлияния [11, с. 57]. На Киевщине расти­тельные орнаменты отличались массивностью форм, которые выполнялись в технике счет­ной глади «в прикріп». Она идентична вышив­ке золотом или серебром — «золотошивництву», технике, известной со времен Киевской Руси [11, с. 4]. Про вышивку «біллю» и расти­тельные узоры, вышитые гладью «в прикріп», упоминается в описях имущества казацкой старшины конца XVII — начала XVIII века [13, с. 9-15]. В конце XIX — начале XX века на терри­тории Полесья сложилась общая традиция ис­пользования «брокаровских узоров», для ко­торой характерны техника вышивка крестом, использование красного в сочетании с чер­ным цветом, геометрические и растительные орнаменты (рис. 8). Распространение нового орнамента существенно не повлияло на изме­нение традиционной структуры размещения декора в строе [8, с. 380-382].

С середины XIX века с развитием капита­листических отношений территория Полесья испытывала социально-экономические из­менения, что обусловило новации в на­родном костюме. Создание железных до­рог и магистралей (с 1859 г. Белорусский тракт: Орша-Могилев-Гомель, с 1874 г. Либаво-Роменская, Полесская), развитие ремесленно-промышленной деятельности и торгово-денежных отношений способство­вали быстрому экономическому развитию региона. В конце XIX — начале XX века в на­родном костюме Полесья происходит замена домотканых полотен фабричными тканями. В крестьянскую среду проникли новые фор­мы одежды, присущие городской европей­ской моде [14, с. 752]. На Киевском Полесье (Полесском, Чернобыльском и Иванковском районах) и Брагинщине (Брагинском и Лоевском районах) с конца XIX века распро­странилась разновидность поликового кроя женской сорочки с четырехугольным выре­зом, который является переходным к типу рубашек «на гестці», не имевших плечевых вставок. Исследователь Л. Пономар считает украинским влияниям появление этого кроя сорочек в смежных районах Беларуси [2, с. 153]. Сорочка имела квадратный вырез горловины, прямоугольные части (рукав, ста­нину) моделировали за счет присборивания, прямые плечевые вставки перпендикулярно пришивали до «гестки», рукава укоротились до локтя и по краю собирались на эластич­ную тесьму, украшались оборкой. Впереди ниже «гестки» как декоративное украшение пришивали «манішку». В Украине сороч­ки такого типа называли «голошийкі», а на Беларуси — «галаплечкі» [3, с. 1059]. Для их пошива нередко пользовались услугами пор­тних. Сорочки на «гестках» украшались вы­шивкой крестом или гладью черного, зеле­ного цветов или полихромией. Растительный или геометрический узор размещался вокруг горловины на кокетке спереди и сзади, на манишке, по нижнему краю, по верхнему и нижнему краю рукава и на его оборке. В со­рочках на «гестках» подол, как правило, не украшали (рис. 9).

Xарактерной общей чертой брагинского строя и женского костюма Киевского Полесья являлось разноцветное бисерного шейное украшение с геометрическим орнаментом, шириной около 3 см, нашитое на ткань, бере­сту или картон (рис. 10). Оно композиционно дополняло художественный образ народного костюма белорусско-украинского пограничья Полесья. В народной лексике Полесья шейное украшение называлось: «пляцёнка», «лучкі» — Полесский, Чернобыльский районы Киевской области; «кружка», «лавочка», «лучка», «пляцёнка» («пляцёначка»), «маніста», «каралі», «нізкі», «намісто» — Брагинский, Xойникский районы Гомельской области [3, с. 1060].

Особенности поясных и нагрудных без­рукавных текстильных предметов народ­ного костюма

Поясная одежда прикрывала нижнюю часть фигуры и гармонично соче­талась с описанными выше типами сорочек. Брагинский строй и женский костюм Киевского Полесья выделялись разнообразием форм поясной одежды. Общей чертой для изучае­мых комплексов народного костюма являет­ся бытование архаичной несшивной поясной одежды: понёвы — на Беларуси, плахты — на Украине, которая предшествовала сшивной юбке. Такой тип женской поясной одежды характерен восточным славянам, где терми­ны «понёва» и «плахта» являются общими для них в значении куска ткани: плат, платно, полотнище ткани [14, с. 621, 629; 12, с. 75]. Отмечается два этапа одевания понёвы: с на­ступлением половой зрелости и в день свадь­бы. Понёва-плахта состояли с одной части тканого шерстяного прямоугольного полотна или с 2-4 частей длиной до 200 см, которые не сшивались между собой, а лишь укреплялись на поясе или сшивались до середины, сши­той частью покрывалась задняя часть тела, две свободных части («крила», «криси») за­ворачивались к переду и спускались одна на другую. Ее укрепляли поясом, под который иногда подтыкали передние куты крыльев. Сзади крылья расходились, из-под них было видно часть сшитой половины понёвы-плах­ты. Декоративный рисунок белорусской по­нёвы — тканая клетка в бело-черно-оранжево­красном колорите или желто-белый рисунок по-черному или синему полю, разных геоме­трических узоров. Украинские плахты отлича­лись клетчатым орнаментом, который распо­лагался в шахматном порядке (рис. 11). При ткачестве плахтового полотна использовалось большее количество цветов: красно-черно-бе­лый с незначительным добавлением синего, желтого. Мастерицы ткали плахты перебор­ной техникой ткачества, украшая разнообраз­ными узорами под названием: «борисівка», «тарілковий», «огірковий», «гречка», «стовпата», «мудра», «коропова луска», которые выполняли способом «під дошку» с помощью дополнительного разноцветного перебора. Использовали для этого шерстяные нитки до­машнего или фабричные производства. На Украине центром полесского переборного тка­чества являлось село Обуховичи Иванковского района Киевской области. Изготовление понёв-плахт требовало определённых зна­ний и навыков ткачества, поэтому их заказы­вали у мастеров специалистов. На белорус­ско-украинском пограничье Полесья в конце ХІХ — начале ХХ веков понёву-плахту сменила шерстяная юбка «андарак», дольше всего ее носили только женщины старшего возрас­та. При этом в селе Неглюбка Ветковского района Гомельской области Поднепровья Беларуси такой наряд женщины надева­ли в праздничные дни до второй половины ХХ века [7, с. 54-72; 4, с. 29]. На Украине ношение плахты было распространено на территориях Средней Наднипрянщины, Черниговщины, Полтавщины.

Характерной особенностью народного костюма Киевского Полесья и брагинского строя (Лоевский район Гомельской области) является фартук-«запаска». «Запаска» — это архаичный шерстяной однополковый фартук, вытканный в технике закладного ткачества (рис. 12). Название «запаска» указывает на функционирование несшитых форм пояс­ной одежды. До 1920-х гг. ее изготавливали в домашних условиях или заказывали специ­алистам. Запаску имели право носить только замужние женщины. На Киевском Полесье такие закладные фартуки носили вместе с клетчатой полихромной плахтой и поясом до распространения сшивных юбок, поэтому они в основном были однотонного красного цвета, если фабричные — красного, зелёно­го, синего цветов [4, c. 29]. Традиция ноше­ние фартука-«запаски» с несшивной поясной одеждой типа плахты бытовала на Туровщине и Мозырщине [8, c. 220]. Фартуки-«запаски» ткали по льняной основе шерстяными нитя­ми с полихромными геометрическими орна­ментами. В нижней части фартука размещены горизонтальные полосы с орнаментальными мотивами — лиштвы, крестоподобных фигур, прямоугольников, треугольников, квадратов, ромбов, пульсирующих полос, черточек, сту­пенчатых столбиков. Встречались запаски с одним центральным крупным орнаменталь­ным элементом в бордюрном обрамлении, которые напоминали фрагмент узорного ков­ра. Композиции и техника выполнения этих фартуков свидетельствуют о том, что на бе­лорусско-украинском пограничье было зна­чительное влияние килимового ткачества. Традиция использования техники закладного ткачества в народном текстиле на белорус­ско-украинском Полесье сложилась в период XVII — XIX веков под влиянием внешних и внутренних культурных экономических фак­торов: экспорта импортных тканей, килимов с Востока, их мануфактурного местного про­изводства на территории Беларуси и Украины [8, с. 216-219]. На Полесье выразительным примером влияния ткачества килимов и на их орнаментику являются килимовые фар­туки, характерные для народного костюма Житомирского Полесья и ельско-наровлянского строя, а также длинные орнаментальные рушники в технике закладного ткачества под общим названием — «завеска», которые бы­товали на пограничных территориях Беларуси с Украиной. Г. Маслова, отмечает, что одеж­ду типа панёвы — плахты — запаски следует считать общеславянской [14, c. 635]. Вместе с килимовыми фартуками изготавливались ар­хаичные льняные белые «запаски» с красно­синими (черными) ткаными полосами («перетичками») или вышитыми набором («по чисницях») бордюрами с геометрическим орнаментом по краю полотна, низ дополняли рюшами или кружевом. На Брагинщине их на­зывали: «запіна», «запінка», «запанка», «полаг» [3, с. 1059].

В конце XIX — начале ХХ века на Полесье но­сили длинные льняные или хлопчатобумаж­ные, шерстяные юбки «андарак» («літникі»). Исследователи славянской традиционной одежды связывают название «андарак» с не­мецким словом «die Unterrok» (нижняя юбка) или «inderak» [14, с. 633]. На белорусско-укра­инское Полесье слово «андарак» проникло от польских, немецких поселенцев или еврей­ских портных [10, с. 486]. Андараки шили из трех-четырех частей. Одноцветные андараки и юбки преобладали из красной или мали­новой домотканой шерстяной ткани, присо­бранные сзади и по бокам и заключенные в складки, по нижнему краю украшались на­шитыми контрастными лентами (Полесский, Чернобыльский районы Киевской области, Брагинский, Лоевский районы Гомельской области). На полосатых андараках длинные красно-бело-черные-охристые полосы были расположены вертикально. Носили андараки в клетку (красно-черно-зелено-синие по­лосы) — Брагинском, Хойникский, Лоевский районы Гомельской области — «у клетачкі», «у полоскі»; Полесский, Иванковский райо­ны Киевской области — «у клітку», «решітом». Вытканное в длину полосы полотно заклады­вали в складки. Вверху заложенные складки заводили в узкий пояс, который пришивал­ся по верхнему краю андарака и удерживал юбку на талии. Иногда оставляли переднюю часть гладкой с целью экономии материала. Активные торговые отношения населения Полесья (с XVII в. торговый тракт Мозырь-Любеч), ввоз с конца XVIII в. продукции с цен­тров текстильной промышлености России, обусловили полихромию женской поясной одежды [8, с. 150]. Характерной особенностью брагинского строя было ношение андарака «кубарам», что по силуэту напоминало понёвный комплекс — подоткнув спереди юбку под пояс и прикрыв фартуком, при этом сзади образовывался широкий отгиб, напоминаю­щий карман, а спереди и с боков открывался красиво украшенный подол сорочки (рис. 13). М. Винникова отмечает, что такая традиция ношение шерстяной юбки «кубарам» бытова­ла в Добрушском районе Гомельской области и связана она с желанием сохранить в новом типе сшитой поясной одежды привычную по пластике форму понёвы, которая драпи­ровалась вокруг стана и придерживалась по­ясом [6, с. 108-109].

С начала ХХ века на Полесье для изготов­ления юбок начали использовать фабричные тонкие шерстяные (кашемира, терна, драдедама) или хлопчатобумажные ткани (тика, коленкора, сатина). На Брагинщине распро­страненной была ткань «альпака», поэто­му юбки имели соответствующие названия: «альпіговая спадніца», «спадніца-альпіга» [3, с. 1059]. Домотканые андараки и фабрич­ные юбки подшивали атласной лентой или шелковой тесьмой в виде короткой бахромы: «штотачкай» — на Беларуси (село Переделка Лоевский район), «щіточкою» — на Украине. Носили юбки вместе с льняными или хлопча­тобумажными фартуками белого или черного цветов. Фартуки шили из одной или двух ча­стей, украшали красно-черными или полих­ромными вышитыми растительными узора­ми в двух-трех горизонтальных бордюрах, по низу — широкими рюшами. Вышивку на фар­туке часто дополняли кружевом, нашивками разноцветного сатина, лентами разной шири­ны. В брагинском строе праздничные фартуки зажиточные крестьянки шили из фабричной шерстяной ткани, однотонной или с цветоч­ными узорами, который называли «цярновы хвартух» [3, с. 1060]. В середине ХХ века в традиционном костюме происходит транс­формация юбки из легких «крамных» тканей, она укорачивается и носят ее с перкалевыми фартуком, украшенным по низу лентами и кружевом. Необходимым элементом женско­го костюма Полесья был шерстяной тканый или плетеный пояс, который носили вместе с поясной одеждой, темно-красного, зеле­ного цветов, однотонный или с красными, желтыми полосами на концах. Концы пояса украшались бахромой с кисточками. В конце XIX века распространились пояса из тонкой фабричной шерсти красного, зеленого, синего и фиолетового цветов, которые иногда с обо­их концов украшали «тамбурной» вышивкой в виде большого цветка [11, с. 168]. С его помо­щью драпировался свободный стан сорочки, подчеркивалось пропорциональное соотно­шение верхнего и нижнего объемов костюма, формировался его силуэт.

В конце XIX — начале XX века одним из не­отъемлемых элементов брагинского строя и женского костюма Киевского Полесья явля­ется безрукавка, которая одевалась поверх сорочки. В брагинском строе бытовала без­рукавка с коротким лифом, черного цвета с зауженными снизу боковыми швами, прямо­угольным вырезом, обрамленным ярко-крас­ной тканью. Проймы обшиты тканью крас­ного цвета. Впереди она украшена тесьмой зеленого и красного цветов, застегивается на пять металлических пуговиц. На Киевском Полесье короткая безрукавка шилась без под­кладки из красного, бордового домотканого полотна или сатина, имела небольшую окру­глую горловину, плотно обтягивала стан, по линии талии до груди украшалась полосой черного сатина и желтой тесьмой. Проймы и вырез горловины обшивались черным сати­ном, впереди лифа отделанная вертикальны­ми полосами черного цвета, обрамленными желтой тесьмой. Застегивалась она на пугови­цы. Об общности происхождении безрукав­ки с коротким лифом на Полесье Беларуси и Украины свидетельствует общее ее название «кабат». Этот термин пришел из турецко-пер­сидской культуры, где «каба» означает кафтан [5, с. 11]. О генезисе безрукавок нет единого мнения. Одни исследователи утверждают, что ее происхождение восходит к средневековью, когда безрукавка состояла из лямок и пояса, которые поддерживали юбку; другие утверж­дают, что безрукавка появилась в XV века в результате разделения верхней части облега­ющего платья и низа [10, с. 486]. Характерной особенностью народного костюма Киевского Полесья было бытование безрукавки «керсет­ки» (рис. 15). Безрукавка имела удлиненный приталенный силуэт, который подчеркивал стройность женской фигуры, цельнокроеные полочки и отрезную по талии спинку, к кото­рой пришивалась баска, собранная во встреч­ные складки-клинья («вуса»), перед оставался свободным, не приталенным. Ее шили из чер­ного, темно-синего, коричневого, зеленого или красного сатина или из тонкой шерсти на по­лотняной подкладке. Небольшой округлый вы­рез спереди и края безрукавки обшивали или украшали аппликацией из черного плиса, бар­хата с зубцами и декоративной разноцветной фигурной строчкой с акцентом в нижнем углу, который имел название «наріжник» [11, с. 168]. Безрукавки Киевского Полесья похожи кроем на «керсетки» Среднего Поднепровья Украины. На Беларуси безрукавки с таким кроем бытова­ли в Гомельском, Ветковском, Добрушском рай­онах Гомельской области, которые распростра­нились под влиянием украинских культурных традиций, что наблюдается и в название этого типа одежды — «карсетка» [2, с. 19].

На белорусско-украинском пограничье в 1920-1950-х гг. новинкой моды стала юбка с нагрудником — своеобразный сарафан с при­шивным лифом из домотканой шерстяной или фабричной ткани: красного, зеленого, синего или черного сатина (рис. 15; 16). На Полесье такой тип одежды был распространен в Чернобыльском районе Киевской области: сёла Чапаивка, Староселье — «нагруднік»; сёла Терехи, Опачичи — «нагрудник зо сподніцей»; село Паршиив — «плаття», «шандарак» и Брагинском районе Гомельской области — «спадніца з нагруднікам» [10, с. 484-486; 5, с. 22]. Этот вид одежды не имел прямых ана­логов в традиционном костюме украинцев, в отличие от белорусского «кабата з андараком» или «саяна с лифом», что распростра­нялся в районах Гомельской и Могилевской областей, расположенных на пограничье с Россией. Юбка с лифом имела довольно слож­ный крой и технологические особенности по­шива. Это было приталенного силуэта платье без рукавов, где нагрудник плотно охватывал стан. Лиф соединяли с юбкой, пришивая его по поясу. Передняя часть лифа делалась на ко­кетке, имела небольшой прямоугольный или округлый вырез и застегивалась посередине на пуговицы. Вырез горловины и проймы ру­кавов были подшиты с изнанки. Пазушный разрез оформлялся планкой, ширина которой соответствовала ширине пояса. Нагрудная часть лифа собиралась фестончатой сборкой и нашивалась наверх кокетки. Спинка лифа имела рельефные швы, которые имитировали более сложный крой. Низ сарафана заканчи­вается собранной в складки юбкой. В нем уч­тен народный опыт традиционного конструи­рования юбки, когда переднюю полку не про­собирали, а все складки группировали по бо­кам и сзади [10, с. 484; 5, с. 23]. Такую одежду надевали через голову. Шили ее, как правило, местные портные. Часто полочки «спадніцы з нагруднікам» украшали продольными строч­ками-защипами в два-три ряда, узкими по­лосами из ситца или сатина нашивали на ко­кетке, а широкими — на подоле юбки. Юбка с лифом села Чапаевцы и села Староселье Чернобыльского района Киевского Полесья по крою и конструкции аналогична сарафану села Гдень Брагинского района Гомельской области. Несколько отличается декор. В селе Староселье Чернобыльского района Киевской области вырез горловины украшали приши­тыми зубчиками из ткани, на спине выреза­ли горизонтальную полосу, в которую вши­вали зубцы из ткани, что создавало эффект ажурных ромбических вставок [10, с. 485]. В 1950-х гг. такой сарафан носили с ситцевыми блузками, украшавшимися композициями из полихромных растительных мотивов, вы­шитых крестиком или гладью. При этом под юбку с нагрудником надевали нижнюю, более длинную полотняную юбку, подол которой был отделан вышивкой и кружевом. Спереди, согласно давней традиции, одевали ситце­вый передник с вышивкой. Происхождение юбки с лифом исследователи связывают с западноевропейскими костюмами, которые утвердились в Европе уже с XV в. и сближают юбку с нагрудником с русским сарафаном на лямках, появившимся с середины XIX в. как новая модная форма одежды [14, с. 636; 10, с. 137]. По мнению Л. Булгаковой-Ситник, юбку с нагрудником необходимо рассматри­вать как пример модификации традиционных видов костюма, так как, вероятее всего, это была молодёжная одежда, которую в про­шлом не носили представители старшего по­коления [10, с. 486]. Распространение этого вида одежды на смежных районах Беларуси и Украины свидетельствует об активном при­нятии полесскими женщинами модных тен­денций в народном костюме и следует его считать общим явлением на белорусско-укра­инском пограничье.

Традиции головного убора

Завершающим композиционным элементом всего комплек­са женского костюма был головной убор. Наиболее давним головным убором на бело­русско-украинском пограничье Полесья была наметка: голову поверх чепца завивали и за­вязывали, в соответствие с местными тради­циями, длинным куском простого муслина или кисейным рушникоподобным льняным полотном белого цвета с очень сдержанным украшением концов — обычно несколько уз­ких тканых полосок красного цвета или узкий вышитый бордюр из простых орнаментальных мотивов, иногда — оформление концов только краевым декоративным швом. В конце XIX — начале XX века на Полесье начали носить ква­дратные домотканые или фабричные платки, которые завивали на подобии намёток. Платки вывязывали на чепцы («чапэц», «чепак», «ка­пур» бел., «очіпок», «каптур» укр.). В брагин­ском строе чепец был темного или красного цвета из фабричной ткани, украшался аппли­кацией, рюшами или тесьмой [3, с. 1060]. А на Киевском Полесье в основном были «капту­ри» однотонного желтого цвета или вышитые разноцветной хлопковой пряжей (рис. 17), а также носили чепцы в виде маленькой шапоч­ки с плоским дном и узкой полосой по краю, которую стягивали по объему головы шнурочном. Их заказывали портнихам в швейных ма­стерских или покупали на рынках и «крамах». Платки выделялись большим разнообразием цветового решения, материала, размера и украшений. Существовало множество спосо­бов завязывания на Беларуси и Украине плат­ков в зависимости от их размеров и мест­ных традиций. Характерной особенностью Киевского Полесья было вывязывание двух домотканых платков на чепце. Сначала на че­пец повязывали белый в красные полосы или клетку домотканый платок, концы которого завязывали на затылок и спускали на спину. Второй платок, небольшого размера, про­пускали через подбородок и завязывали на макушке головы, оставляя небольшие торча­щие концы [4, с. 33]. На Брагинщине носили небольшие хлопковые или льняные платки «канаплянки» [3, с. 1060]. Простые фабрич­ные платки с цветочными орнаментами на Беларуси называли: «партнічок», «падводжанка», «бацістаўка», а праздничные тонкие — «мусліноўка», «расцяганка», «шалянка», «церноўка». Общей традицией было бытование домотканых или фабричных ква­дратных платков (150х150) однотонных и разноцветных, иногда в клетку, с бахромой. На Беларуси их называли: «абапінаха», «пакрыванка», «укручуванки», а на Украине — «опинанки», «напиночки». Такими платками оборачивались, накидали на голову и плечи, один конец закидали через плечо, который сзади свисал. Под него одевали еще платок значительно меньших размеров («заматанку»), который натягивали на лоб, обматывали вокруг шеи и завязывали сзади.

Заключение

Анализ брагинского строя и народного костюма Киевского Полесья кон­ца XIX — начала XX века выявил ряд общих художественных традиций. Для изучаемых комплексов народного костюма белорус­ско-украинского пограничья Полесья харак­терно сорочка с общим поликовым кроем, бисерное шейное украшение, несшивная поясная одежда: понёва-плахта и архаичная шерстяная тканая «запаска» как переходная форма одежды к сшивной юбке, яркая шер­стяная юбка-андарак и юбка с лифом с об­щим кроем, тонкий льняной или хлопчатобу­мажный фартук, безрукавка, пояс, головной убор: наметка или платок с чепцом. Общий художественный канон прослеживается на сорочках в их тканых и вышитых ромбо-гео­метрических орнаментах, сетчато-ромбиче­ских бордюрных композициях, триаде бело-красно-черного (синего) цветового решения, традициях применения вышивки «набором», техники счетной глади, вышивки «белым по белому» и крестом (брокаровские узоры), а также на тонких фартуках и наметках в их художественно-композиционном принципе декорирования красно-синими (черными) ткаными полосами и вышитыми бордюр­ными узорами по нижнем краю полотна. Развитие транспортно-экономических свя­зей в регионе, близость с центрами тек­стильной промышленности, проникновение в крестьянскую среду образцов городской европейской моды в середине ХІХ — начале ХХ века обусловили трансформацию народ­ного костюма на белорусско-украинском по­граничье Полесья. На смену традиционным приходят новые формы одежды из фабрич­ной ткани: сорочки с кроем на кокетке — на «гестке», с растительными однотонными или полихромными вышитыми узорами, укоро­ченные юбки, тонкие однотонные или с цве­точными узорами фартуки, юбка с нагрудни­ком, безрукавки. В целом художественные традиции в народный костюме Полесья на белорусско-украинском пограничье имеют общеславянскую основу, которая сформиро­валась в результате активного этнокультурно­го взаимодействия белорусов и украинцев. Специфичные художественные особенности выявлены в сорочках — украшенной маниш­ке, рукавах, которые отличались массивными растительными узорами, вышитыми счетной гладью «в прикріп», ношении «керсеток», клетчатой плахты с килимовой «запаской» и поясом, которые присущи женскому ко­стюму Киевского Полесья. Характерной осо­бенностью брагинского строя было ношение андарака «кубарам», что указывает на дав­нюю традицию бытования несшивной по­ясной одежды — понёвы, предшествующей сшивной юбке. Следует отметить, что в бра­гинском строе и костюме Киевского Полесья художественные отличительные черты также выражены в цвете, крое и декоре коротких безрукавок, в отделке юбки с нагрудником и чепцов, разнообразии платков. Разнообразие декора в народном костюме на белорусско-украинском пограничье свидетельствует о процессе творчества каждой полесской жен­щины, ее стремлении сделать свой костюм красивым. Белорусские и украинские назва­ния текстильных предметов женского костю­ма указывают на богатство диалектной куль­туры Полесья и своеобразии локальных зон.

Литература

  1. Раманюк, М.Ф. Беларускае народнае адзенне = Белорус­ская народная одежда: альбом / М.Ф. Раманюк. — Минск: Бела­русь, 1981. — 473 с.
  2. Пономар, Л.Г. Народная одежда украинско-белорусско­го и украинско-польского пограничья: ареальный и этногенети­ческий аспекты / Л.Г. Понамар // Границы, культуры и идентич­ности. Этнология восточнославянского пограничья / ред.-сост. М.Ю. Мартынова. — М.: ИЭА РАН, 2012. — С. 149-182.
  3. Смірнова, І.Ю. Традыцыйный касцюм / І.Ю. Смірнова // Традыцыйная мастацкая культура беларусаў: у 6 т. — Мінск: Выш. школа, 2013. — Т. 6. Гомельскае Палесе і Падняпроўе: у 2 кн. Кн. 2 / А.М. Боганева [ і інш.]; ідэя і агул. рэдагавання Т.Б. Варфаламева. — С. 1056-1061.
  4. Косміна, О.Ю. Традиційне вбрання українців / О.Ю. Косміна. — К.: Балтія-Друк. T.II: Полісся. Карпати, 2011. — 160 с.
  5. Віннікава, М.М. Гарсэт, кабат, шнуроўвка: безрукавка ў беларускім народным адзенні: практ. дапаможнік / М.М. Віннікава. — Мінск: Медысонт, 2010. — 64 с.: іл.
  6. Віннікава, М.М. Традыцыйнае жаночае адзенне сяла Усохская Буда Добрушскага раёна Гомельскай вобласці / М.М. Віннікава // Этнаграфія Беларускага Падняпроўя: матэрыялы навук. канф. (г. Магілёў, 30 лістап. — 1 сн. 1999). — Магілёў, 1999. — С. 107-111.
  7. Жабінская, М.П. Мастацтва сяла Неглюбка / М.П. Жабінская. — Мінск: Беларусь, 1976. — 80 с.
  8. Лобачевская, О.А. Белорусский народный текстиль: ху­дожественные основы, взаимосвязи, новации / О.А. Лобачев­ская. — 2-е изд. — Минск: Беларус. навука, 2013. — 527 с.: ил.
  9. Молчанова, Л.А. Материальная культура белорусов / Л.А. Молчанова. — Минск: Наука и техника, 1968. — 231 с.
  10. Булгакова-Ситник, Л.П. К проблеме исследования формирования традиционной одежды населения межэтниче­ского пограничья Полесья / Л.П. Булгакова-Ситник // Пытанні мастацтвазнауства, этналогіі і фалькларыстыкі / рэд.-уклад. А.Г. Алферова. — Минск, 2006. — Вып. 4. — 2008. — С. 482-488.
  11. Кара-Васильєва, Т. Українська вишивка [Текст]: альбом / автор тексту та упоряд. Тетяна Кара-Васильєва. — К.: Мистецтво, 1993. — 263 с.
  12. Ніколаєва, Т.О. Історія українського костюма / Т.О. Ніколаєва. — К.: Либідь, 1996. — 173 с.
  13. Зайченко, В. Вишивка козацької старшины XVII — XVIII століть з колекції Чернігівського історичного музею ім. В.В. Тарнавського / В. Зайченко. — К.: Родовід, 2015. — 108 с.
  14. Маслова, Г.С. Народная одежда русских, украинцев, белорусов в XIX — начале XX века / Г.С. Маслова // Восточно­славянский этнографический сборник. — М., 1956. — С. 543-767.


Автор:
А.А. Кляповская
Источник: Искусство и культура. — 2020. — № 3 (39). — С. 22-29.