Об особенностях развития православных церквей города Гомеля в 1-й половине XX в.

0
348
Об особенностях развития православных церквей города Гомеля в 1-й половине XX в.

Для современной белорусской этнологии остаётся актуальным исследование проблемы развития христианских конфессий на территории Беларуси, из которых православная на протяжении длительного периода является наиболее представительной по числу верующих. В данном контексте важно проводить изучение региональных особенностей эволюции православия в Беларуси, уделяя особое внимание вопросам, слабоосвещённым в отечественной историографии. К числу недостаточно изученных относится и проблема функционирования православных церквей города Гомеля в 1-й половине ХХ в.

Изучением некоторых вопросов эволюции белорусского православия в межвоенный период занимались отечественные этнологи А. Вл. Гурко, А. Викт. Гурко [37]. История православия Гомельщины этого периода также изучается гомельскими историками Г.А. Алексейченко, О.Г. Ященко. Архитектурные особенности церквей в Беларуси исследуют А.И. Локотко, Т.В. Габрусь [36], А.Н. Кулагин, Ю.В. Чантурия, Е.В. Морозов; региональные черты в церковном строительстве изучают О.А. Макушников, И.Г. Малков, Е.Р. Маликов.

В 2013 г. при Гомельской епархии была создана церковно-историческая комиссия, сотрудники которой, используя материалы личных архивов, публикуют книги по истории приходов региона. В 2017 г. членами этой комиссии С. В. Цыкуновым и Н. Н. Козловой подготовлена к изданию монография «История Чонко-Макарьевского монастыря XVIII-XXI веков».

Цель данной статьи — выявить и охарактеризовать особенности развития православных церквей города. Гомеля в 1-й половине ХХ в.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

1) проследить динамику закрытия церквей в контексте конфессиональной политики государства;

2) провести классификацию церквей: городские, домовые, кладбищенские; уточнить их месторасположение; даты создания и первого изъятия у верующих;

3) рассмотреть государственно-церковные отношения в указанный период, выявить и уточнить данные клириков, меценатов и создателей культовых зданий региона; членов церковных Советов и другое.

В 1914 г. 75% (338 тыс. из 450 тыс.) населения Гомельского уезда были прихожанами Русской Православной церкви (РПЦ) [34, с. 46-47]. В 1912 г. в Могилёвской губернии (в которую входила восточная часть современной Гомельской области) насчитывалось 7 соборов, 791 церковь. Осуществляли служение 2 155 православных священников [17, с. 157].

Согласно данным первых гомельских историков начала ХХ в. Л. Виноградова [1, с. 40], Ф.А. Жудро, И.А. Сербова, Д.И. Довгялло [16, с. 114], в 1900 г. в Гомеле богослужения осуществлялись в 11 православных церквях: а) 9 городских (Петропавловский собор, 1808-1824 гг.; Троицкая, 1828-1833 гг.; Александра Невского в Ново-Белице, 1850-1861 гг.; Николаевская в Ново-Белице, 1904 г. [12]), из них 5 домовых (церковь Вознесения Господня при духовном училище, 1896 г.; Иоанна Богослова и св. Елизаветы, 1856 г.; Александра Невского при городской тюрьме, 1895 г.; Успенская Либаво-Роменская железнодорожная, 1901 г.; Александра Невского при мужской гимназии, 1898 г.); б) 2 кладбищенских (Рождество- Богородицкая на Новиковском кладбище, 1896 г.; Феодора Тирона на Ново-Белицком кладбище, 1885 г.).

Однако из изученных нами архивных материалов, а также документов Гомельской церковно-исторической комиссии следует, что этот список действующих до 1917 г. православных культовых зданий ещё необходимо дополнить: в городе функционировали наряду с перечисленными выше Преображенская (1901-1907 гг., находилась на улице Замковой, 55); Георгиевская (угол улиц Румянцевской и Почтовой) церкви. Выявленные автором архивные документы конкретизируют дату постройки Георгиевского храма — 1905 г., в то время как предыдущие исследователи ошибочно указывали иные даты — 1900 г. [35, с. 66] и 1904 г. [2, с. 234]. Основателями церкви ошибочно считали военных 160 полка, но на самом деле она была создана на средства государственной казны [33, л. 2]. Действующими являлись также церкви Никольская (1904 г., улица Никольская, 4, в Залинейном районе города), Николаевская в Волотове (1799-1805 гг., древнейшая в городе, располагавшаяся у старого русла р. Сож). Последняя не упоминается Ф. А. Жудро и Л. Виноградовым, очевидно, потому, что в данный период была мало посещаема прихожанами и временно закрыта в 1907 г. [35, с. 28].

В качестве культовых зданий использовались также 3 часовни: а) князей Паскевичей, б) в честь царя Александра II [35, с. 45], в) привокзальная [25, л. 146; 26, л. 215; 27, л. 162]. Таким образом, накануне Первой мировой войны в регионе функционировало 15 церквей и 3 часовни.

В 1914-1919 гг. в городе Гомеле действовало семь военных госпиталей [5, л. 23], при которых часто имелись церкви. Наиболее полная информация о временной церкви Гомельского военного госпиталя содержится в метрических книгах, фиксировавших даты не только смерти военнослужащих православного вероисповедания, но и крещения новорождённых [30, л. 271-274]. Документы Национального исторического архива Беларуси констатируют постоянное сотрудничество гомельских клириков со священниками, служившими в госпиталях № 43, 209, 288, 297, 302, 315, дислоцированных на территории Гомельщины. Клирики городских храмов (П. Левашов, А. Трусевич, П. Гинтовт, Ф. Страдомский) были задействованы в требах в церквях полевых запасных госпиталей и вышеозначенном госпитале [27, л. 2-100; 28, л. 3-64; 29, л. 4-28; 30, л. 1-274; 31, л. 10-40; 32, л. 5-30].

В указанный период также функционировала Свято-Николаевская церковь-вагон Полесских железных дорог, созданная в сентябре 1913 г. [27, л. 662]. Священник Автоном Ширинский и псаломщик Евстафий Келлер, переезжая от станции к станции, окормляли православных жителей Гомельского уезда [27, л. 663-680]. Неустанная, кропотливая работа клириков свидетельствует об их высоконравственной гражданской позиции, добросовестном служении обществу. Можно констатировать, что в данный период количество церквей в городе возросло до 18.

Согласно декретам советской власти «О земле», «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», культовые сооружения подлежали национализации и переходили в ведение местных Советов депутатов. Важным направлением в работе советских органов стала регистрация религиозных обществ и заключение договоров на пользование храмами. Клирики Гомельщины выполнили данное предписание [6, л. 32; 12, л. 186; 18, л. 81].

Несмотря на то, что в послереволюционный период началось вытеснение религии из всех сфер общественной жизни, церкви региона в праздничные дни были переполнены верующими [13, л. 43; 22, л. 14]. В сложной ситуации 1920-х годов народ оставался верен православным традициям. Горожане обращались с просьбами в Админотдел о разрешении крещений, венчаний на территории губернии [6, л. 5, 25, 32, 44, 55]. Обращения не прекращались до 1929 г., несмотря на то, что в атеистическом государстве христианские таинства не имели юридической силы [5, л. 54-55, 157, 158].

С установлением советской власти оформлялась новая конфессиональная политика, в основе которой — осуществление комплекса мероприятий по борьбе с религией. Считалось, что один из эффективных методов борьбы с религиозным «мракобесием» — закрытие храмов. Благодаря сохранившимся архивным документам можно проследить динамику закрытия культовых учреждений Гомеля в период после революции 1917 г. В 1920 г. в городе действовало уже 8, а не 15, как в прежние годы, православных церквей: Успенская; Георгиевская; Полесская; Преображенская; Троицкая; Петропавловский собор [11, л. 32]. Кроме них, были зарегистрированы: Александро-Невская церковь в Новобелице [7, л. 57; 12, л. 186] и церковь Рождества Богородицы на Новиковском кладбище [9, л. 18, об.; 10, л. 41]. В 1923 г. закрылась Свято-Георгиевская церковь [4, л. 30-57]. Следовательно, в 1924 г. в городе осталось 7 действующих церквей. В целом же по Гомельской губернии было зарегистрировано 123 религиозных организации, из которых 94 православных (причём пять из них в Гомеле) [3, л. 286].

Активная жизненная позиция прихожан региона, их стремление не допустить полного угасания православия воплотились в создании епархии. 6 марта 1925 г. гомельским епископом был рукоположен архимандрит Жировичского монастыря Тихон (Шарапов), впоследствии неоднократно репрессированный. Он олицетворял верность православию, несгибаемую волю, стойкость духа. Координирующим центром религиозной жизни региона было Гомельское епархиальное управление по делам православной церкви [8, л. 50-55, 70, 72]. После ареста епископа Тихона его дело было продолжено епископами Стефаном (Андрияшенко), Серафимом (Кокотовым), Дасифеем (Степановым) [8, л. 50-55, 68, 77, 105, 118].

В 1929 г. в Гомельской губернии насчитывалось 94 прихода [7, л. 43]. При всех храмах функционировали общины, церковные советы, которыми руководили избранные церковные старосты, курируемые Управлением Гомельской уездной рабоче-крестьянской милиции [12, л. 157-173].

Вплоть до 1929 г., как следует из архивных документов, проводились регулярные собрания религиозных общин Петропавловского собора и ряда церквей: Преображенской, Троицкой, Рождества Богородицкой

(Кладбищенской), Георгиевской, Александра Невского в Новобелице [9, л. 26]. Ежемесячные собрания Петропавловской общины проводил архиепископ Дасифей (Степанов) [8, л. 15, 65, 105]. Задокументирован церковный совет Петропавловского собора: И. Аксамитов, Т. Свиридов, С. Могарсон [7, л. 32].

Подробные сведения сохранились о церковном совете церкви Александра Невского в Новобелице. «До 1928 г. его возглавлял Н.Л. Попков, а в 1929 г. в совет входили: священник М. Потнюк, диакон П. Куневич, председатель церковного Совета Т. Гузовский; все были несудимы, сообщалась дата регистрации церковного договора — 26.04.1923 г.» [12, л. 184-186]. На общеприходских собраниях в данном храме собиралось до 350 человек [7, л. 57]. Запротоколированы имена членов совета Георгиевской общины: С. Леончиков, П. Осипов, З. Кивнова, Л. Хазлитонов, А. Г оловнёва [11, л. 30].

К 1928 г. в городе Гомеле действовал только Петропавловский собор и четыре православных церкви: Преображенская, Рождества Богородицы (Кладбищенская), Троицкая и Никольская [9, л. 26]. Численность прихожан этих храмов, судя по документам архивов, составляла не менее чем 11,5 тысяч человек [8, л. 41-42].

Ситуация изменилась в связи с новым Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 г. [8, л. 40-41, 62]. На его основании в городе была сформирована Центральная комиссии по отделению церкви от государства [8, л. 43-44]. Именно эта комиссия в дальнейшем закрывала пять оставшихся в городе церквей. Так, в соответствии с протоколом № 9 от 18 ноября 1929 г., «…Пленум Горсовета постановил изъять … Троицкую и Полесскую церкви» [35, с. 90]. Проведение данных мероприятий трактовалось как результат «многочисленных просьб трудящихся». В данном контексте показателен протокол № 9 заседания пленума Гомельского горсовета от 03.10.1931 г., согласно решению которого были изъяты Петропавловский собор, церковь Рождества Богородицы и Преображенская [19, л. 213-214].

Таким образом, все православные церкви города к 1931 г. официально были закрыты.

Из действовавших в Гомеле 18 православных церквей было закрыто 7, уничтожено — 2, переоборудовано под нужды народного хозяйства — 9. Трагичной оказалась судьба гомельских священнослужителей. В 1937 г. к высшей мере наказания приговорено 50 человек, реабилитированных только в 1990-е годы [9].

В 1945-1949 гг. на Гомельщине была зарегистрирована 61 церковь, в Гомельском районе — 11, в Гомеле — 4 [21, л. 54]. Во время двунадесятых праздников и таинств церкви региона были переполнены, как свидетельствуют докладные записки уполномоченных 1940-1950-х годов [14, л. 81; 15, л. 14; 23, с. 144].

Таким образом, в 1-й половине ХХ в. функционирование православных храмов в городе Гомеле осуществлялось в контексте политики государства в отношении православной конфессии. Если дореволюционный период характеризуется наличием благоприятных условий для развития православия в регионе, то с установлением советской власти, оформлением новой конфессиональной политики в Гомеле происходит планомерное закрытие храмов с целью прекращения религиозной жизни, резкого сокращения численности верующих, формирования общества, исповедующего атеистические ценности. Однако с закрытием церквей жизнедеятельность православных верующих не угасла.

Литература

  1. Виноградов, Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 гг. / Л. Виноградова // Фонды Гомельского областного краеведческого музея.
  2. Гомельская губерния, 1919-1926 гг. Документы и материалы /М. Алейникова, З. Александрович, Л. Роговая. — Минск: НАРБ, 2009. — 266 с.
  3. Государственный архив Гомельский области (ГАГО). — Ф. 9. Оп. 1. Ед. хр. 175.
  4. ГАГО. — Ф. 11. Оп. 1. Д. 581.
  5. ГАГО. — Ф. 85. Оп. 1. Д. 49.
  6. ГАГО. — Ф. 161. Оп. 1. Д. 29.
  7. ГАГО. — Ф. Оп. 1. Д. 49.
  8. ГАГО. — Ф. Оп. 1. Ед. хр. 176.
  9. ГАГО. — Ф. Оп. 1. Ед. хр. 177.
  10. ГАГО. — Ф. Оп. 1. Ед. хр. 1126.
  11. ГАГО. — Ф. Оп. 1. Д. 85.
  12. ГАГО. — Ф. Оп. 1. Ед. хр. 86.
  13. Государственный архив общественных объединений Гомельской области (ГАООГО). — Ф. 1. Оп. 1. Д. 2608.
  14. ГААОГО. — Ф. 144. Оп. 60. Д. 8.
  15. ГААОГО. — Ф. 144. Оп.34, связка 40. Д. 47.
  16. Жудро, Ф. А. Весь Гомель.Географическо-статистическийочерк /Ф. А. Жудро, И. А. Сербов, Д. И. Довгялло // Записки Северо-Западного отдела Императорского Русского географического общества. — Вильно, 1911. — 180 с.
  17. Канфесіі на Беларусі (канец XVIII-XX ст.) / В. В. Яноўская [і інш.]. — Мінск: Экаперспектыва, 1998. — 340 с.
  18. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — Ф. 261. Оп. 1. Д. 2.
  19. НАРБ. — Ф. 6. Оп. 1. Ед. хр. 2459.
  20. НАРБ. — Ф. 4. Оп. 1. Д. 11305.
  21. НАРБ. — Ф. 951. Оп. 1. Ед. хр. 2.
  22. НАРБ. — Ф. 951. Оп. 1. Ед. хр. 15.
  23. НАРБ. — Ф. 951. Оп. 1. Ед. хр. 47.
  24. Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). — Ф. 2301. Оп. 1. Ед. хр. 716.
  25. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 1. Ед. хр. 721.
  26. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 1. Ед. хр. 847.
  27. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 13. Д. 9.
  28. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 13. Д. 11.
  29. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 13. Д. 13.
  30. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 13. Д. 308.
  31. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 13. Д. 309.
  32. НИАБ. — Ф. 2301. Оп. 13. Д. 311.
  33. НИАБ. — Ф. 3004. Оп. 1. Д. 5.
  34. Памятная книжка Могилёвской губернии на 1916 год. — Могилёв: Изд. Могилёвского губернского стат. комитета, 1916. — 432 с.
  35. Прищепов, Г. Историческое обозрение храмов Гомеля: дипломная работа / Г. Прищепов. — Жировичи, 2001. — 99 с.
  36. Страчаная спадчына / уклад. Т. Габрусь. — Мінск: Полымя, 1998. — 351 с.
  37. Этнокультурные процессы Восточного Полесья в прошлом и настоящем / А. Вл. Гурко [и др.]. — Минск: Белорусская наука, 2010. — 465 с.


Автор:
Н.Н. Лилова
Источник: Пытанні мастацтвазнаўства, этналогіі і фалькларыстыкі. Вып. 22 / Цэнтр даследаванняў беларускай культуры, мовы і літаратуры НАН Беларусі; навук. рэд. А.І. Лакотка. — Мінск: Права і эканоміка, 2017. С. 330-335.