Об одном архаичном полесском обряде

0
72
Об одном архаичном полесском обряде

Благодаря развернувшейся в последнее десятилетие активной работе по сбору материалов на основе “Программы Полесского этнолингвистического атласа”, в которой принимает участие к Гомельский университет, значительно возросло внимание ученых к народной духовной культуре прошлого. Собранные почтой про­грамме материалы, убедительно подтверждают мысль о неоспоримой уникальности, архаичности многих обрядов, обычаев и верований, сохранившихся на территории гомельского Полесья.

В качестве примера можно привести краткое описание встречающегося до настоящего времени на Гомельщине, на первый взгляд, немотивированного обряда: при сватовстве родственники жениха вымазывают печь и невеста должна побелить ее накануне свадьбы (д. Головинцы Гомельского р-на). В этих действиях невесты, как можно предположить, отразились очень древние, дохристианские представления наших предков о домашнем очаге.

Известно, что в доме печь, наряду с порогом, считалась особым, “святым” местом. “Внутри дома главным оберегом семьи была печь… У печи давались клятвы, у печного столба заключались договоры, в подпечье обитал покровитель дома — домовой” /Б.А.  Рыбаков/. В некоторых местностях белорусско-литовского погра­ничья существовал обычай “очищения огнем” с. помощью печи: пос­ле возвращения с кладбища необходимо было приложить руки к печной трубе, “каб смерць праз комін прайшла” /Л.Г. Невская/. Сравните также следующую белорусскую пословицу, в которой под­черкивается защитительная функция печи: “З сынам сварыся — за печ бярыся. а з зяцем сварыся — за двер бярыся“. В связи, со сказанным заслуживает внимания сравнительный оборот: “Спіць, як апошняе у печ усыпаўшы” — “крепко, непробудно спит”. Данное выражение связано с обычаем сжигать находящийся ь доме сор /т.е. последнее, остатки/ в печи, но не выбрасывать за порог, т.к. это, по анимистическим представления, могло привести к воздействию на хозяев дома злых духов. Естественно, что тот, кто бросил последнее /сор/ в печь, т.е. под охрану предков, может крепко спать, не опасаясь возможных отрицательных послед­ствий. Особая роль печи, ее символическая значимость проявля­ется и в предостерегающих высказываниях: “Сказаў бы, ды печ у хаце; Не можна казаць, бо печ у хаце”.

Кроме того, во многих случаях печь ассоциируется именно с женским началом /невестой/. Так, был широке известен ооряд “представления” молодой хозяйки печке в доме родителей мужа. Не менее распространен обычай встречи жениха невестой, сидя­щей на печи. Во время переговоров о сватовстве невеста садится у печи и ковыряет глину в том случае, если она желает вый­ти замуж. Характерен также обычай, требующий от новобрачной, вступающей в дом мужа, бросить на лечь свой пояс, вверяя тем самым себя защите очага. По существующему ранее у чехов обы­чаю, невеста или служанка, входившие в новый дом, должны были поклониться очагу.

Таким образом, с учетом приведённого материала становится совершенно очевидной как символика печи, так и закономерная связь с ней невесты. Что, в свою очередь, делает понятной, мо­тивированной необходимость демонстрации уважительного ошале­ния к печи /ее побелка как приобщение к очагу/, сохранившегося как архаичный свадебный обряд на Гомельщине.

Автор: В.И. Коваль
Источник: Первая Гомельская областная научная конференция по историческому краеведению: тезисы докладов. ― Гомель, 1989. С. 123-125.