Новые данные о семенных флорах Речицкого Приднепровья

0
648
Новые данные о семенных флорах Речицкого Приднепровья

В 1979-1980 гг. лаборатория геологии и палеопотамологии антропогена Института геологических наук НАН Беларуси проводила изучение строения Ведричских сещей на территории Речицкого района в связи с крупномасштабной инженерно-геологической съемкой для целей мелиорации и опорного бурения. Результаты этих работ были опубли­кованы сборнике, посвященном геологическому строению антропогеновой толщи Речицкого Поднепровья в 1986 г. При изучении скважин было выявлено сложное строение ложбин ледникового выпахивания, которые заполнены различными моренными и межледниковыми отложениями, содержащими органогенные остатки. Возраст межледни­ковых отложений был определен спорово-пыльцевым [1], диатомовым [2], палеокарпологическим [3] и остракодоло- гическим [4] методами.

По результатам изучения были построены геологические разрезы Ведричских сещей, а также карта рельефа ложа антропогеновых отложений. Установлено, что строение отдельных участков ложбин неодинаково и осадки, заполняющие их, по палеоботаническим данным, состоят из трех разновозрастных органогенных толщ, разделенных пес­ками, соответствующих сильному похолоданию. Нижняя толща сапропелитов (скв. 5 гл. 39,5-56,6 м) имеет бело­вежский возраст, верхняя толща сапропелитов (скв. 55 Б гл. 34,5—37,8 м) — предположительно лихвинский, а тре­тья — самая верхняя (скв. 62 гл. 23,7—27,5 м) — муравинский.

Автору Ф. Ю. Величкевичем была передана дополнительная серия небольших по объему образцов, отобранных из скв. 5 (Чкалов) в интервале глубин 36,4—57,0 м. Каждый образец представлен монолитным куском породы мощ­ностью до 10 см и отобран примерно из одного метра кернового материала. Глубины отбора и состав выявленной семенной флоры приведены в таблице. Перед обработкой порода предварительно замачивалась и кипятилась для ее лучшего разрушения и наименьшего повреждения ископаемых плодов и семян, т.к. карбонатные осадки являются не совсем благоприятной средой для сохранения растительных остатков и обычно содержат их незначительное количе­ство. В целом выявлена небольшая флора ископаемых плодов и семян, которая, естественно, не имеет существенных отличий от ранее изученной флоры Т. В. Якубовской [3], но тем не менее имеет свои особенности. Общее количест­во выявленных видов составляет 38 форм, 14 из которых определены впервые. Большая часть выявленных видов отражает умеренную климатическую обстановку и встречается практически в каждой флоре.

Наиболее обильны остатки Eleocharis palustris, Carex двух видов, Scirpus lacustris, Chenopodium sp., Rumex maritimus, Pinus sp. и другие. О межледниковом облике флоры свидетельствует присутствие семян или их обломков следующих видов: Stratiotes sp., Scirpus mucronatus, Alnus cf. incana, Tilia sp., которые ранее в данной флоре не встречались. Наряду с уже установленными формами такими как Salvinia natans, Najas marina, Padus sp., полученная флора приоб­ретает уже типично межледниковый облик.

Интересно также и распределение растительных остатков по разрезу. Нижняя часть отложений в интервале 43,9-57,0 м, соответствует начальным фазам межледниковья. Здесь нет теплолюбивых форм, а те, которые встреча­ются, представлены незначительным количеством остатков, чаще всего единичными экземплярами (Najas marina, Scirpus lacustris, Alnus incana). Оптимум межледниковья зафиксирован в интервале глубин 38,4-43,0 м. К данному интервалу приурочены все теплолюбивые формы, а количество семян других видов увеличивается в несколько раз, что косвенно указывает на более теплые климатические условия, существовавшие во время накопления данных от­ложений. Обращает на себя внимание и смена в осадконакоплении в интервале глубин 38,9-39,9 м. По внешнему облику порода та же, что и в соседних слоях, но в этих двух образцах при промывке встречена значительная примесь (до 30—40 % от объема породы) мелко-тонкозернистого белесого кварцевого песка. Флора в этом интервале практи­чески отсутствует и состоит из нескольких видов, представленных единичными остатками. Обеднение флоры со­ставляет примерно в два раза. После перерыва состав флоры быстро восстанавливается до прежнего уровня.

Семенная флора скв. 5 (Чкалов)

№ обр., глуб., м Растение 24

56,7-

57,0

22

54,9-

55,0

21

53,9-

54,0

20

52,9-

53,0

19

51,9-

52,0

18

50,9-

51,0

17

49,9-

50,0

16

48,9-

49,0

15

47,9-

48,0

14

46,9-

47,0

13

45,9-

46,0

12

44,9-

45,0

Chara sp.                        
Picea sp.                        
Pinus sp. + 1   1 2 1 5 4 3 5 + 12
Typha sp.               3 3 19   1
Potamogeton sp.                        
Najas marina L.               +        
Alisma planta-goaquatica L.             1          
Stratiotes sp.                        
Scirpus lacustris L.         1 1 1 9 1 1 3 6
S cf sylvaticus L.             1 5 1 4    
S mucronatus L.                        
Eleocharis e gr palustris (L.) Roem. et Schult.     2 2 1 + 18 27 20 24 12 86
Carex s/gen Vignea           3 7 2 1 2   6
Carex s/gen Carex     1 +     2     2 1 5
Betula alba L.   1 1         1     1  
Alnus cf incana L.                       1
Urtica dioica L.         1     4 5 5   6
Urtica sp.                        
Rumex maritimus L.   2 3 6 3 3   1 1 7 7 6
Polygonum sp.                        
Chenopodium sp.   1 2 3 3 1 10 3 15 7 2 3
Stellaria palustris L.                     1 1
Ranunculus sceleratoides L.   2             1 1    
Batrachium sp.                        
Thalictrum cf lucidum L.                        
Thalictrum sp.           1            
Comarum palustre L.                        
Tilia sp.                        
Viola sp.                        
Myriophyllum spicatum L.               1        
M cf verticillatum L.                     1  
Menyanthes trifoliata L.                        
Lysimachia vulgaris L.           1            
Stachys sp.                        
Lycopus europaeus L.                     1  
Mentha arvensis L.           1   1   1    
Eupatorium cannabinum L.                        
Cirsium palustre L.                        
Chara sp.                 2     +
Picea sp.     +                  
Pinus sp. 1 16 16 14 14 2 + 53 3 5 16 15
Typha sp. 4 2 1 1 6   1 2 3   1 1
Potamogeton sp.           1 1 1     2  
Najas marina L. +   +   +   + 1 +     +
Alisma planta-goaquatica L.                        
Stratiotes sp.     + +                
Scirpus lacustris L. 2 13 17 31 25 5 4 95 6 9 10 19
S cf sylvaticus L. 3     1 1             1
S mucronatus L.         1              
Eleocharis e gr palustris (L.)Roem. et Schult. 20 109 129 155 148 18 6 208 30 30 63 85
Carex s/gen Vignea 3 12 12 25 19   1 28 3 2 3 4
Carex s/gen Carex 2 16 7 12 16   1 39 3 3 11 15
Betula alba L. 1     1 4     1     1 3
Alnus cf incana L.   3 + 1       7   2   9
Urtica dioica L. 3 6 5 5 10   1 14 3 2 4 6
Urtica sp.     2                  
Rumex maritimus L.   3 6 2 1     6 1   3 3
Polygonum sp.           1            
Chenopodium sp. 1 9 7 8 9   2 6 2   5 12
Stellaria palustris L.                        
Ranunculus sceleratoides L.       1 1       1   1  
Batrachium sp.                 1      
Thalictrum cf lucidum L.       1       1        
Thalictrum sp.               1        
Comarum palustre L.                     1  
Tilia sp.               +        
Viola sp.                     + +
Myriophyllum spicatum L.               1   1    
M cf verticillatum L.                        
Menyanthes trifoliata L.   + + 1       1       +
Lysimachia vulgaris L.     1 2 1              
Stachys sp.       1 1              
Lycopus europaeus L.   1                    
Mentha arvensis L.                 1      
Eupatorium cannabinum L.       1 1              
Cirsium palustre L.                      

1

                                                 

 

* Примечание: + — обломки плодов и семян

Верхняя часть отложений в интервале глубин 36,4—38,0 м отражает последующие постоптимальные фазы межледниковья, связанные с ухудшением климатической обстановки. Если сравнивать флоры верхней и нижней частей разреза (до перерыва и после), то существенных различий в их составе нет, что свидетельствует о сходных климати­ческих условиях, существовавших в это время. Подобный перерыв отмечается и палинологами, которые объясняют это оледенением на территории Северной Европы, предельная граница которого располагалась севернее Беларуси, что вызвало значительную обводненность территории, расположенной южнее. Подобный перерыв в осадконакопле- нии, но более значительный, характерен и для других разрезов беловежско-могилевского времени (Нижнинский Ров, Смолярка, скв. 3 — интервал 16,5—19,0 м, Ятвезь, скв. 6 — интервал 57,8—60,0 м и др.) [5, 6]. Такие перерывы в на­коплении осадков позволяют более уверенно разделять беловежские и могилевские флоры, которые весьма близки по своему составу в силу незначительного похолодания.

Таким образом, в результате изучения семенной флоры скважины 5 удалось расчленить флороносную толщу на две части, которые соответствуют беловежскому и могилевскому межледниковьям, а также выявить 14 новых видов, которые придают выявленной флоре типично межледниковый облик.

Литература

  1. Махнач Н. А., Рылова Т. Б. Стратиграфическое расчленение древнеозерных плейстоценовых отложений Речицкого Приднепровья (по мате­риалам новых палинологических исследований) // Плейстоцен Речицкого Приднепровья. Мн.: Наука и техника, 1986. С. 56—75.
  2. Хурсевич Г. К., Логинова Л. 77. Возраст и палеогеографические условия формирования древнеозерных отложений Речицкого Приднепровья // Плейстоцен Речицкого Приднепровья. Мн.: Наука и техника, 1986. С. 76—142.
  3. Якубовская Т. В. Строение и возраст Ведричских сещей // Плейстоцен Речицкого Приднепровья. Мн.: Наука и техника, 1986. С. 142-158.
  4. Зубович С. Ф. Первые данные об остракодах плейстоцена Речицкого Приднепровья// Плейстоцен Речицкого Приднепровья. Мн.: Наука и техника, 1986. С. 158—164.
  5. Величкевич Ф. Ю., Рылова Т. Б., Величкевич А. Ф. К стратиграфии плейстоцена юго-западной Беларуси // Тезисы Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода. М, 1994. С. 51.
  6. Величкевич Ф. Ю., Хурсевич Г. К., Рылова Т. Б., Литвинюк Г. И. К стратиграфии среднего плейстоцена Беларуси // Стратиграфия. Геологиче­ская корреляция. 1997. Т. 3, № 4, С. 68—84.

Авторы: Г.И. Литвинюк, Д.В. Василевич
Источник: Современные проблемы геологии: университетские научные чтения, посвященные 60-летию открытия Старобинского месторождения калийных солей. Минск 3–4 апр. 2009 г. / Под общ. ред. Э. А. Высоцкого, В. Н. Губина, М. Е. Комаровского, О.В. Лукашѐва, Д.Л. Твороновича-Севрука. – Минск: БГУ, 2009. С. 72-74.