Немецкие сельские советы на территории Мозырского округа в 1920-1930-е гг.

0
98
Сельские советы немцев в Беларуси и их история

Содержание национальной политики в республике Беларусь в 1920-30-е годы было определено Июльским 1924 г. пленумом ЦК КП(б)Б. Пленум разработал конкретную программу по проведению национальной политики партии в Беларуси, главным ядром которой являлась политика белорусизации, утвержденная 15 июля 1924 года 2-й сессией ЦИК БССР в постановлении «О практических мероприятиях по проведению национальной политики [1; с. 26].

Мозырский округ имел места компактного проживания различных национальностей: «Согласно переписи 1926 года, на территории 10-ти районов Мозырского округа проживало 277344 белорусов, 3274 русских, 8803 украинцев, 8883 поляков, 27254 евреев, 486 чехов и словаков, 151 латышей, 104 литовцев, 3356 немцев, 31 татар, 165 цыган, а самым насыщенным по национальному составу был Наровлянский район» [2, с. 27-30, 36-39, 44-46].

В августе 1925 года была создана Окружная национальная комиссия, а в январе 1926 года Президиум Окружного исполнительного комитета утвердил план по осуществлению национальной политики в границах Мозырского округа, согласно которой «белорусизация, коренизация, экономический и культурный подъем национальных меньшинств, стали ключевыми направлениями национальной политики в округе».

Одним из важных факторов для поддержки и развития национальных меньшинств явилось решение II сессии ЦИК БССР VI созыва (1924 г.) о создании национальных советов и судов. В результате реализации этого решения к 1929 году в Мозырском округе было создано 10 национальных советов: 5 еврейских, 3 польских, 2 немецких и 1 украинский [3; с. 86].

Главным в деятельности национальных советов было решение вопросов хозяйственного, культурно-просветительного порядка, проблем кооперирования, образования, проведение мероприятий по землеустройству населения, организация судопроизводства среди национальных меньшинств [5; с. 108].

К 1930-му году, согласно отчету Мозырской Окружной национальной комиссии, на территории Мозырского округа существовало два немецких сельских совета: имени Розы Люксембург и Клесенский сельский совет.

Сельский совет имени Розы Люксембург находился в Каролинском районе и включал населенные пункты: Анзельмовка, Анимановка, Алеское. По сведениям на 1930 год «Население первых двух, почти исключительно немецкое, а третьего белорусско-украинское. Состав населения 70% — немцев, 30% — белорусов. Всего дворов в сельском совете 211, количество душ — 1065 человек. Работает школа с немецким и белорусским отделениями. Почти все хозяйства разбросаны на хутора» [4; с. 5].

Клесенский сельский совет находился в Наровлянском районе. Всего в Клесенском сельском совете на 1930 год «Действовало пять пунктов колоний: Осиповка, Березовка, Майдан, Антоновка, Красновка. Население всех этих колоний по количеству почти одинаковое. Всего дворов в сельском совете 309, количество душ — 1617 человек. Сельский совет состоит из немецкого населения» [4; с. 5].

В марте 1930 года инструктором ЦИК Т. Ваицоком были обследованы немецкие сельские советы Мозырского округа и сделаны выводы, указывающие на особенности, которые усложняли работу в данных сельских советах и отличали её от работы в других сельских советах.

Среди перечисленных особенностей отмечались: разбросанность обоих сельских советов по хуторам, причем радиус расположения сельского совета достигал 80 верст; преобладание в составе совета немецкого населения, которое требовало специального обслуживания их на немецком языке, что было чрезвычайно затруднительно при недостатке соответствующих национальных работников; в сельских советах имелась значительная культурная отсталость, объясняемая некоторым консерватизмом населения и слабостью ее культурного обслуживания; сравнительно слабое значение в сельских советах развития зернового хозяйства; малая урожайность земли; слабая обеспеченность населения землей; преобладание в сельских советах молочно-товарного хозяйства, как основного средства дохода.

Инспектором было отмечено, что «Тяга немецкого населения к выращиванию продуктивно-молочного производства, создает большие возможности к развитию молочно-животноводческого хозяйства, что возможно при создании соответствующих условий. Таковыми условиями должны стать проведение мелиорации, регулярное и достаточное снабжение интенсивными коровами, достаточное снабжение кредитами, обеспечение населения хлебом» [4, с. 6].

Сложным и неудовлетворительным оставалось экономическое состояние немецких сельских советов. Причинами тому были: плохое качество земли и слабая обеспеченность ею крестьян; низкая урожайность зерновых; незаинтересованность крестьян в выращивании корнеплодов для развития животноводства, нежелание немецких крестьян заниматься разведением свиней и овец. В то же время отмечались и положительные факты в хозяйствовании крестьян: большое значение молочного хозяйства для местных крестьян, достаточная обеспеченность немецкого населения продуктивным скотом, горазд о выше, чем у окружающего населения. «Скот высокопородистый, так что две, три коровы могли прокормить всю семью» [4, с. 8 ].

Несмотря на хорошее состояние молочного хозяйства у крестьян немецких сельских советов, в отчетах постоянно отмечались факты резкого сокращения поголовья скота, а среди причин подобного явления указывались боязнь раскулачивания, коллективизации и недостаточное снабжение кормами.

В отчетах дана характеристика имущественного расслоения крестьян. Экономическое расслоения присутствовало, но, в меньшей степени, чем в других сельских советах районов. «В сельском совете им. Розы Люксембург процент бедняцких хозяйств среди немецкого населения больше, чем у прочего населения, и обеспеченность их угодьями меньше, но обеспеченность скотом больше. Процент зажиточных хозяйств у немецкого населения меньше чем у окружающего, хотя обеспеченность его объектами больше. В Клесенском сельском совете процент бедняков меньше, чем в сельском совете имени Розы Люксембург. Однако обложение налогами четырех деревень: Осиповки, Майдана, Березовки, Антонавки; вызвала миграцию немецкого населения. Почти все они уехали» [4, с. 10].

Одним из важных направлений в работе сельских советов было политическое воспитание населения. Анализируя классовое расслоение в немецких сельских советах, инспектор отмечал, что политическое расслоение среди местного немецкого населения почти не заметно. Причиною тому называлась национальная особенность, которая значительно противодействовала этому расслоению. «Что касается политики, то большинство немецкого населения, по мнению инспектора Ваицока, ею не интересуется. К коммунистам и комсомольцам отношение у немецкого населения — недоброжелательное. Однако антисоветского настроения у немецкого населения не присутствует»

Особое внимание при обследовании сельских советов уделялось вопросу отношения немецких крестьян к коллективизации.

«Население обоих сельских советов разбросанно по хуторам, что крайне затрудняет их коллективизацию. Население сельского совета имени Розы Люксембург в последние годы укрепило свое экономическое положение и не хочет объединяться в коллективы. Приверженность к индивидуально-собственному хозяйству у немецкого населения значительно сильнее, чем у прочего населения. Всё немецкое население голосовало против коллективизации. Однако в обоих сельских советах имеются первичные коллективные объединения в виде молочных товариществ, которые работают довольно успешно. Развертывание работы по коллективизации немецких сельских советов требует особого подхода. Работу эту необходимо проводить с большей постепенностью, чем в других сельских советах» [4, с. 11].

Одним из главных направлений в деятельности национальных советов было решение вопросов культурно-просветительного порядка.

В культурном отношении население немецких сельских советов характеризовалось как отсталое и неразвитое. Объяснялось это разбросанностью населения по хуторам, затруднявшее культурное обслуживание местного населения, консервативностью и религиозностью немецкого населения. Негативное влияние на национально-культурное развитие немецкого населения оказывало отсутствие культурных немецких кадров в сельских советах. «Изба — читальня имеется только в одном сельском совете (Клесенском), и то она представляет собой залу для собраний. Квалифицированного избача нет. Неудовлетворительна постановка в немецких сельских советах школьного дела. В частности, количество школ ввиду хуторской системы недостаточно. В сельском совете имени Розы Люксембург имеется одна немецкая школа, занятия в ней проходят пять раз в неделю. Точных сведений в сельском совете имени Розы Люксембург о количестве неграмотных не имеется. В Клесенском сельском совете имеется две немецкие школы, занятия проходят шесть раз в неделю. В колонии Антоновка Березовского сельского совета ввиду неимения школ дети не учатся. В неудовлетворительном состоянии и школьные помещения. В Клесенском сельском совете число неграмотных составляет 150 человек. Работы по ликвидации неграмотности проходят только в Клесенском сельском совете» [4, с. 13].

Приведенный краткий анализ материалов пленумов, комиссий, отчетов председателей национальных Советов перед населением дает основания говорить о высокой активности советской работы в округе в попытке практического решения проблем национальных меньшинств округа [7, с. 124]. Однако к концу 20-х годов в отчетах уполномоченных по проверке работы местных национальных советов все чаще появляются факты, которые говорят об обратном. К примеру, директива Национальной комиссии ЦИК БССР Мозырскому Окрисполкому от 14 апреля 1930 года по работе с немецким населением предписывала организацию изб-читален, ремонт зданий школ, открытие новых школ, мелиорацию земель национального совета, обеспечение кормами скота и хлебом населения [3, с. 108].

В марте 1932 года Президиум Национальной комиссии ЦИК БССР после обследования Наровлянского района признал работу немецких советов округа и руководящую роль райисполкома в этом вопросе неудовлетворительной [6, с. 85].

К 1932 году основной задачей в области национальной политики стала консолидация национальных меньшинств на классовой, а не на национальной основе. Вследствие этого работа национальных советов в округе была почти полностью парализована.

К 1940 году национальные советы в Мозырском округе были и вовсе ликвидированы [8, с.31].

Литература

  1. Зеленкова, А.И. Гомельщина многонациональная (20-30-е годы XX века). / И. Зеленкова, М.И. Старовойтов. — Выпуск II. — Гомель, 2000.
  2. Всесоюзная перепись населения 1926. — Т.Х. БССР. Народность. Родной язык. Возраст. Грамотность. — Москва,
  3. ГЗАМ. — Ф.60. — Оп.1. — Д708.
  4. ГЗАМ. — Ф.60. — Оп.1. — Д723.
  5. Лейзеров, А. Национальная политика Беларуси в первые годы Советской власти (1920-1939) / А Лейзеров // Беларусь у XX стагоддзі: сборник научных работ. — Вып. 1. — Минск, 2002. — С. 104-109.
  6. Пичуков, В.П. Гомельщина многонациональная (20-30е годы XX века). / П. Пичуков, М.И. Старовойтов. — Выпуск I. — Гомель, 2000.
  7. Практическое решение национального вопроса в Белорусской Советской Социалистической республике. К X годовщине Октябрьской революции. Часть 2. На основе данных Национальной Комиссии ЦИК БССР. — Минск:. Изд. Национальной Комиссии ЦИК БССР, 1928.
  8. Законы Белорусской ССР и Указы Президиума Верховного Совета БССР за 1938-1955гг. — Минск, 1956.

Авторы: З.С. Курьян, И.Н. Синицкая
Источник: Мозырщина: люди, события, время : материалы Международной научно-практической конференции, Мозырь, 23—24 мая 2014 г. / Министерство образования Республики Беларусь, Учреждение образования «Мозырский государственный педагогический университет им. И.П. Шамякина»; [редколлегия: Т.Н. Сыманович (ответственный редактор) и др.]. — Мозырь: МГПУ им. И. П. Шамякина, 2014. — С. 57—61.