Немецкая понтонная и паромная переправы в районе Лоева в сентябре 1943 года

0
277
Немецкая понтонная и паромная переправы в районе Лоева в сентябре 1943 года

В результате наступления тесно взаимодействовавших между собой пяти фронтов советской армии в течение августа-сентября 1943 г. на юго-западном направлении были достигнуты выдающиеся успехи. Германская армия потерпела на Левобережной Украине тяжелое поражение. Его 2-я, 4-я танковая, 8-я, 1-я танковая, 6-я армии понесли большие потери и вынуждены были отступить. Преградой на пути отступающих немецких частей стала широкая река Днепр. Днепр на участке Лоев — Радуль представлял собой серьезную водную преграду, его уровень непрерывно повышался в связи с дождями. Ширина здесь достигала 400 м, глубина от 2,5 до 8-10 м, скорость течения 1-2 м/с. Кроме природных условий, ещё одним важным фактором было время, а его как раз немецкой армии и не хватало. За отступающими немецкими войсками буквально по пятам наступала Красная армия. Особенно большие трудности создавала численно превосходящая советская авиация, которая фактически не встречала сопротивления в воздухе. Перед инженерами вермахта была поставлена сложная задача по обеспечению переправы [1, 22].

22 сентября 1943 г. был возведен понтонный мост; ответственным за переправу и мост был назначен генерал-лейтенант Камеке. По прибытию Камеке описывает следующую картину: «На переправе создались ужасные условия; на протяжении 10 километров восточнее моста все дороги были забиты. Это была ужасная поездка. Повсюду стояли легковые и грузовые автомобили и прочие транспортные средства, никто не мог сдвинуться с места. Дорога, которая вела к мосту через заливной луг шириной около километра, была так разбита, что все машины застревали». Положение отступающих немецких частей усугубилось тем, что вечером того же дня пошел сильный проливной дождь. Под руководством Камеке переправа начала полноценно функционировать. Вскоре погода прояснилась, и движение стало ещё быстрее. Мост эксплуатировался и ночью и днем без отдыха. Камеке разработал довольно эффективную схему движения: днем двигались автомобили и другие моторные транспортные средства, а ночью только гужевой транспорт. При этом вместе с генерал- лейтенантом работали и все офицеры штаба дивизии. Улучшения в работе переправы были видны уже к 25 сентября. Из описаний обер-фельдфебеля, роты снабжения 137-ой дивизии Шварца: «Мост представляет собой настоящий шедевр наших саперов. Транспортный поток движется по нему быстро и без малейших задержек».

Наиболее тяжёлым днём для переправы оказалось 28 сентября, так как именно до этого числа необходимо было переправить на западный берег все оставшиеся войска. Сразу же нужно было разобрать мост, да ещё и с другой стороны, при этом удерживая плацдарм. Все действия по разбору моста были организованы на высшем уровне и имели следующую последовательность. Начальник инженерной службы приступает к демонтажу моста и при этом больше ничем не занимается. Затем командир саперного батальона Браунсберг вместе со всем своим батальоном отвечает за организацию паромной переправы после разборки моста. Разбирать мост должны были начать в 16.00. Перед этим ещё нужно было успеть переправить артиллерию. Все воинские подразделения, которые не успели к началу демонтажа моста, должны были использовать паромы. Мост разбирали очень быстро, и уже в 22.00 офицер мостостроительной колонны доложил Камеке, что к 1.00 мост будет полностью разобран. Причиной такой быстрой работы инженеров был пожар в горевших вдали деревнях, в результате чего получилось очень яркое зарево. Наконец-то настал момент вывода войск с плацдарма, и вот здесь-то и начались трудности. Командир одного из подразделений доложил, что после отступления из занимаемой его частью деревни, она была тут же занята советскими частями. Деревня находилась восточнее, примерно в 3 километрах от переправы. Оказалось, что всё ещё не переправились два чужих батальона, которым уже давно полагалось быть на этом берегу. Был отдан приказ саперам снова переправиться на пароме на ту сторону, чтобы защищать паромную переправу от возможной атаки наседающих русских, пока последние батальоны не переправятся на этот берег. Наконец, в 4.00 прибыл последний батальон. Оказалось, что он сбился с курса. В 5.00 — уже начало светать — все были переправлены на западный берег. Паромные переправы на восточном берегу были взорваны. Саперы демонтировали последний паром на надувных лодках [1, 318].

Своевременная переправа и чёткое взаимодействие всех частей и структур вермахта позволили отступающим немецким войскам закрепиться на правом берегу Днепра. Это создало множество проблем советским войскам, которые вскоре должны были настигнуть отступавшие войска вермахта. Укрепить полностью новую линию обороны немцы так и не смогли, но Днепр сам по себе был труднопреодолимой преградой. Без сомнения, только огромная сила духа и, как писала в октябре 1943 года газета «Правда», «сверххрабрость советских солдат» позволили сокрушить на Днепре мощную линию обороны противника. На Лоевском плацдарме крах «Восточного вала» также наступил благодаря небывалой отваге, героизму и воинскому мастерству рядовых красноармейцев и их командиров, 365 человекам из которых было присвоено звание Героя Советского Союза.

Литература

  1. Жолуд, С. В. Лоевский плацдарм / С. В. Жолуд // Беларуская думка. — 2015. — № 8. — С. 22-30.

Автор: М.Н. Музыченко
Источник: От идеи — к инновации : материалы XXIV Междунар. студ. науч.-практ. конф., Мозырь, 27 апр. 2017 г. В 2 ч. Ч. 2 / УО МГПУ им.И.П.Шамякина ; редкол.: В.Н.Навныко (отв.ред.) [и др.]. — Мозырь, 2017. — 345 с.