Некоторые проблемы формирования национального самосознания белорусского населения Мозырщины в 20-е годы XX в.

0
131

Сегодня двадцатые годы представляются для нас как что-то необычное в истории белорусского народа. Необычное, потому что практически впервые за всю историю Беларуси не только истинные патриоты своего края, но и руководство республики взялись за возрождение своей культуры и языка и проводили политику белорусизации. Своеобразная ситуация, в связи с этим, сложилась на территории многонациональной Гомельщины (имеется в виду современные её границы – авт.) и особенно в мозырском регионе, который является западной частью Восточного Полесья.

Большая часть крестьянства, разоряемого реформой, была доведена до нищенско­го состояния, а белорусская деревня – до запустения я развала. Ещё более тяжёлое на­следство оставила царская власть на Мозырщине. В 1911 г. буржуазная газета «Мин­ское слово» писала: «Бедность на Полесье страшная, она бьёт на каждом шагу, лезет в глаза отовсюду». Особенности экономического, социального и культурного развития края наложили свой отпечаток на менталитет его населения. Эти обстоятельства, до­полненные русификаторской политикой, сильно сдерживали развитие национального и исторического самосознания белорусского народа. Из-за отсутствия национальной буржуазии, важную роль в его развитии должна была сыграть интеллигенция, но и она была малочисленной, с небольшим процентом белорусов в её составе. В Рогачёвском, Гомельском, Речицком и Мозырском уездах (примерно Гомельщина в современных границах – авт.) был самый высокий удельный вес, по сравнению со средним показате­лем по северо-западному краю, евреев среди учителей города (от 78 до 95 %) и сель­ской местности (от 65 до 78 %). Среди интеллигенции Гомельщины в Мозырском уезде был самый высокий процент русских и поляков и самый низкий – белорусов [Рассчи­тано по: Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897г. XII. С. 186* 191; 198-202. ХШ. С. 202-205; 224-227]. Таким образом, в дореволюционный период возможность влияния белорусской интеллигенции на рост национального самосозна­ния коренного населения Гомельщины был особенно ограничен и мозырском регионе, хотя его удельный вес здесь был самым высоким.

Первые мирные годы жизни, после военных и революционных потрясений, про­ходили на Мозырщине, занимавшей в БССР пограничное положение, в очень сложных политических условиях. После некоторых территориальных изменений, Мозырский округ как административная единица был создан 17 июля 1924 г. Оторванный от про­мышленных центров, обширный по территории, он являлся одним из наиболее отста­лых в культурном плане оіфугов Беларуси. В 1925 г. на Мозырщине проживало 331.695 человек. Из них белорусов было 81, 9 %; евреев – 12,5; поляков – 1,8; русских – 1,4; немцев – 0,9; других – 1,4 %. Хотя белорусы и составляли большинство населения, но по своему разговорному языку они отчасти отличались от жителей других округов. Наиболее чистая белорусская речь была присуща населению, проживавшему на грани­це Бобруйского округа. Население, которое жило вблизи польской границы (бывший Пинский уезд), разговаривало на смешанном белорусско-украинском языке – так назы­ваемый говор полешуков. Население местечек и Мозыря, в большинстве еврейское, со­стояло из мелких ремесленников, торговцев, сохраняло свои обычаи и язык. Имелась небольшая прослойка поляков, большинство из которых относились к белорусам- католикам. [ГАООГО. Ф. 69. Оп. 1. Д. 252. Л. 32; Д. 254. Л. 48; Д. 593. Л. 12; Д. 839. Л. 14; ГЗАМ. Ф. 60. Оп. 1. Д. 696, Л, 211].

Вековую отсталость в культурном и образовательном уровне белорусов трудно было быстро ликвидировать, тем более что в первые годы советской власти для этого не хватало ни кадров, ни средств. Ещё сложнее это было сделать на Полесье. Прове­дённые нами рассчеты данных переписи 1926 г. показали, что у белорусского населе­ния (городского и, особенно сельского) Мозырского округа был самый низкий образо­вательный уровень. Этот показатель по сравнению с Гомельщиной и всей республикой был ниже на 15-20 %. Среда белорусских крестьянок Мозырщины грамотных было только 9 %, что являлось самым низким показателем в БССР. В то же время на языке своей национальности грамотность белорусов-мужчин в округе составляла 61 %, а женщин – 59,3 %. Это было в 16-19 раз выше аналогичных показателей по Гомельскому и Речицкому уездам, которые во время переписи ещё находились в составе РСФСР [Всесоюзная перепись населения 1926 года. Т.10. БССР. М., 1928. С. 9, 27, 28, 30, 31, 36-39, 44-46]. Здесь очевидно положительное влияние на национальное самосознание белорусизации (её главная задача – овладение родным языком), которая началась в Мо­зырском округе в то же время, что и в БССР. Однако это влияние не следует преувели­чивать. Очень медленно поддавалось воздействию белорусизации крестьянство округа. Взрослое грамотное крестьянство, из-за незнания белорусского правописания, пред­почтение отдавало русской книге и газете. Это относилось не ко всему крестьянству Мозырщины. «Полешукам» из Петриковского, части Туровского и Лельчицкого рай­онов «не доставляли особого удовольствия разговор на белорусском языке или чтение на нём книг» [ГАООГО. Ф. 69. Оп. 1. Д. 252. Л. 38 об.].

Интеллигенция округа (в основном учителя) более активно стала работать по про­ведению белорусизации в 1926-1928 гг. В это время она была представлена основными национальностями: белорусы – 69 %; евреи – 18,8; русские – 5,5; поляки – 1,5 и другие — 5,2 % [Там же Д. 593. ЛЛ. 19; 115]. В Мозырском округе, как и во всей республике, больше внимания обращали на количественные показатели знания белорусского языка. Партийное руководство само не решало и постепенно «отстраняло» интеллигенцию от решения основной задачи – формирования самосознания белорусского народа. Многих из её представителей обвиняли в культурническом уклоне и «нацдемовщине».

Низкий уровень самосознания коренных жителей Мозырщины усугублялся тяже­лейшим социально-экономическим положением сельского населения, которое было апатично и индифферентно к проблемам белорусизации. Николай Улащик дал такую характеристику этому региону. «Толькі найгоршыя беднякі так жыпі ў нас, як жыло ўсё Палесьсе ў 1927 г. …Беларусі Палесьсе дасталася, бясспрэчна, выключна па гістарычных умовах. Каб Палесьсе раней не ўваходзіла ў склад Менскай губернй, то ня быць бы яму ў складзе Беларусі. Жыхар Палесься ніколі не заве сябе ні беларусам, ні ўкраінцам. Ён – паляшук. Гэта яму цьвёрда ведама i зараз, і ў мінулым, калі ў нас яшчэ жылі «тутэйшыя». У этнаграфічным сэнсе беларускае Палесьсе гэта асобная адзінка, пераходная ад Беларусі да Ўкраіны» [Улашчык М. Краязнаўства: Нататкі пра бадзянні ў 1924-1929 гг. З рукапіснай спадчыны. – Мн., 1999. – С. 58-61].

Тяжёлое социально-экономическое и пограничное (этногеографическое) положе­ние Мозырщины оказывало своеобразное влияние на менталитет и уровень самосозна­ния белорусского населения в 20-е годы XX века. Отрицательное воздейсвие этих фак­торов было трудно преодолеть. Архивные документы свидетельствуют, что и белорусизация, проводимая формально и административными методами, не способствовала формированию и росту его национального самосознания.

Автор: М.И. Старовойтов
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы: Материалы II международной научной конференции. Гомель: ГГТУ им. П.О. Сухого. 2001. С. 188-189.